Оршанский треугольник

19.09.2014

 - Статьи

Автор: Христофор ХИЛЬКЕВИЧ, фотоколлажи автора


Оршанский треугольник

Если бы легенды имели форму, то эта точно была бы треугольником, в вершинах которого расположены города Орша, Вильня и Минск. Не успели мы на прошлой неделе отметить 500-летие Оршанской битвы, как, похоже, на носу уже очередной юбилей – полтысячи лет исполняется виленской Острой браме, ставшей одним из символов национального духовного возрождения белорусов. А начиналась эта история так.

Летом 1514 года великий князь ВКЛ и король польский Жигимонт I Старый вместе со всем двором выехал из Вильни в Минск, где собирался провести смотр войск, отправлявшихся на очередную войну с Московским княжеством. Заключенный еще недавно Вечный мир был вероломно нарушен ненасытным до новых территорий Кремлем. А ведь не прошло и шести лет, как Жигимонт шуганул от Минска осадившие город полки русских воевод Глинского и Шемячича, – и вот на тебе, снова!

В Минске великого князя уже ожидал гетман (как сейчас бы сказали, министр обороны) ВКЛ Константин Острожский. Встречал, можно сказать, на правах хозяина, ведь гетману принадлежали деревенька Тарасово, что на подъезде к Минску по Виленскому тракту, и кое-какие земельные участки на территории замка. В иные времена Жигимонт Старый завис бы тут в компании со своим не менее старым полководцем, но нынче некогда: уж била копытом конница собранного Острожским посполитого ополчения. А где, кстати?

Достоверных данных о месте того военного смотра нет. Происходить в замке или на Нижнем рынке у его стен это вряд ли могло – больно плотная застройка, а тут 16 тысяч белорусских и 14 тысяч польских кавалеристов, да еще почти три тысячи шляхтичей-пехотинцев – они ж все Замчище повытопчут! С другой стороны от замка Татарское болото – еще потонут служивые, чего недоброго… Остается один вариант: Троицкая гора, в те годы почти лысая и почти безжизненная. Разве что на ней рос дуб, по легенде, посаженный дедом Жигимонта I – великим князем Ягайло, стояли заложенный им же Троицкий костел и Спасо-Вознесенский православный монастырь. В последнем, скорее всего, и молился перед выдвижением войск из города православный гетман Острожский. Когда в будущем на территории Министерства обороны Беларуси (а именно это ведомство нынче прописано в бывшей обители) поставят памятник Константину Острожскому, это будет не просто символично, но и исторически оправдано.

Покинув минское «Марсово поле» (а следом за Острожским вплоть до ХХ века, пока на Троицкой горе не построили Оперный театр, здесь разбивали свои палатки расквартированные в Минске войска), вояры ВКЛ и Польши двинулись к Орше навстречу вражеской орде. Не станем в очередной раз описывать их блестящую победу над втрое превосходившей армией московитов – об этом уж много сказано и в недавних публикациях белорусских СМИ, и в европейских военных учебниках ХVI столетия. Отметим лишь, что герои Орши–1514 возвращались домой тем же путем, что и шли на войну, – через Минск. И везли они мимо Троицкой горы с ее храмами, благословившими такую чудесную победу, трофейные русские пушки.

Вероятно, некоторые из них были оставлены гетманом в дар городу – в 1780 году в заброшенном к тому времени редуте святой Троицы, находившемся в районе пересечения нынешних улиц Купалы и Богдановича, случайно отрыли шесть старинных орудий. Остальные пушки через всю Беларусь и Польшу проследовали в Краков, где их переплавили и отлили 12-тонный колокол «Жигимонт», для раскачивания которого требуется 12 звонарей. Он по сей день висит на звоннице кафедрального собора Святых Станислава и Вацлава на Вавеле, украшенный гербами победителей – польским белым орлом и литвинской «Погоней».

Древний герб ВКЛ изобразили и на возведенной по приказу Жигимонта I в Вильне триумфальной арке, через которою гетман Острожский въезжал в столицу. По такому поводу, гласит легенда, ворота эти назвали Острожскими, а улицу Остробрамской. Позже народ сократил для удобства имя ворот – в итоге название Острая брама прижилось, и даже прилегающий квартал нарекли Острым концом. В нем на средства Острожского в том же 1514 году были заложены каменная Троицкая церковь на месте пришедшей в упадок деревянной, а также православный монастырь при ней. Нынче они тоже отмечают свое 500-летие.

…В начале 1914 года в виленской типографии Мартина Кухты вышел сборник стихов Максима Богдановича «Венок». В нем нет знаменитого гимна «Погоня», родившегося под впечатлением от древнего герба на Острой браме, – это произведение поэт напишет в 1916-м уже в Минске. Интересно, знал ли Богданович (а может, чувствовал?), что дом на минской Троицкой горе, в котором он родился, стоял аккурат напротив того места, где Жигимонт I и Константин Острожский совершали смотр своей кавалерии перед Оршанской битвой? Иначе откуда, по какому наитию взялось это:

У белай пене праносяцца коні,

Рвуцца, мкнуцца і цяжка хрыпяць...

Старадаўняй Літоўскай Пагоні

Не разбіць, не спыніць, не стрымаць.

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах