29.07.2010

 - Блоги

Автор: Сергей Милюхин


Прогулка по Провансу, или Домик для Марии. Часть третья

Добрые люди привезли Синдбаду Мореходу из Франции подарок - бутылочку пастиса - и попросили рассказать что-нибудь еще о Провансе. Ну как не рассказать?)))

    Добрые люди привезли Синдбаду Мореходу из Франции подарок - бутылочку пастиса - и попросили рассказать что-нибудь еще о Провансе. Синдбад осмотрел бутылку со всех сторон, открыл ее, вылил насколько капель на ладонь, растер их, поднес к лицу, вдохнул мгновенно разлетевшийся по комнате аромат аниса и лакрицы и одобрительно улыбнулся.

DSC_5918

Потом он взял высокие стаканы и налил в них немного, граммов по 50, напитка оливкового цвета. Затем достал из холодильника негазированную питьевую воду, разбавил  ею пастис примерно в соотношении 1:4, добавил в стаканы по нескольку капель свежего сока лайма и предложил друзьям попробовать получившийся коктейль. Вкус аниса и алкоголя несколько непривычен, но Синдбад уверял:  провансальцы его убедили, что это вкусно и даже чрезвычайно полезно.

DSC_5153

 Синдбад рассказал, что в Провансе, после того, как мужчина построит дом, вырастит сына и посадит (или хотя бы не срубит дерево), его жизнь, как это ни удивительно,  не заканчивается. Она наоборот, только начинается и, более того,  приобретает несколько иной оттенок.  К этому времени, как правило, человек уже проходит  через определенное количество страданий, через радость и горе, и это,  несомненно, придает глубину его жизни, которая  потом и преобразовывается в  философию.

DSC_5145

 Для того, чтобы постичь философию настоящего провансальца или же стать таковым, надо научиться трем вещам: пить пастис, играть в буль и – что самое сложное для мужчины – спать днем.

   С целью постичь эти «непростые науки» Синдбад и поехал снова в Прованс. В марсельском аэропорту его встретили французские друзья и повезли в Бандоль.

DSC_5311

DSC_5275

DSC_5169

 Бандоль – небольшой городок-курорт на Средиземном море. Правда, если быть точнее, то он находится на побережье Лигурийского моря, которое является составной частью  Средиземного и омывает французскую Ривьеру от Ниццы до Марселя. Но, находясь в Бандоле, право, даже думать не хочется о географии, до такой степени здесь комфортно.

DSC_5161

DSC_5154

 DSC_5157

DSC_5159

 DSC_5160

Не зря же в старых цыганских сказаниях говорилось, что Бандоль  – «небесный дух вечного блаженства, и он спускается на землю и воссоединяется с теми, кто поет, танцует и играет музыку в состоянии радости и удовлетворения». Вот так, ни отнять, ни прибавить.

DSC_5248

DSC_5170

DSC_5171

DSC_5277

DSC_5278

В Бандоле, как впрочем, и везде на юге Европы,  последние несколько лет летом очень жарко: дневная температура редко опускается ниже сорокаградусной отметки термометра. Иногда  жарко до такой степени, что сиеста продолжается весь день, и все уличные торговцы  открывают свои лавочки по ночам,  работая под светом фонарей на набережной Шарля де Голля. Днем же лучше всего находиться  у воды или прокатиться вдоль побережья на прогулочном катамаране, заглядывая в многочисленные бухты Ривьеры.

DSC_5212

 

DSC_5209

DSC_5228

DSC_5193

DSC_5220

DSC_5222

DSC_5227

DSC_5235

DSC_5229

DSC_5240

DSC_5296

DSC_5298

DSC_5241

DSC_5216

DSC_5295

Окрестности Бандоля знамениты своими оливковыми рощами и виноградниками. Из винограда, выращенного здесь,  делают  розовые вина  по традиционным прованским технологиям.

DSC_5254

DSC_5340  

Французское розовое вино (Rose) на сегодняшний день, пожалуй, самое популярное в мире.  Итальянское Rosado  и американское Blush  не идут ни в какое сравнение с изысканным вкусом молодого Rose из Прованса и долины Лангедок.  Здесь никогда не будут смешивать белое вино с красным, чтобы получить розовое. Истинное Rose получается только в результате  правильного отделения на определенном этапе брожения мякоти виноградных ягод от их кожуры, в которой в основном и находятся красящие и ароматические вещества.

Друзья Синдбада повезли его в пригород Бандоля, в небольшое местечко Кастоле. Городок словно вскарабкался на вершину горы и замер там в каменном величии. Время словно и не коснулось его: это настоящий Прованс.

DSC_5257

DSC_5251

DSC_5255

С высокой террасы видны виноградные долины, кажущиеся почему-то очень далекими, в старых кварталах дома покрыты столетней патиной, на небольших рынках у торговцев на прилавках разложены провансальские травы, мощенные булыжником узкие улочки поднимаются вверх, словно в поднебесье. В этом чудесном месте чувствуется какое-то волшебство и нетронутое временем очарование. 

DSC_5264

Было очень жарко, градусов 45. Естественно, тепла и, естественно, в тени. Синдбад, отвыкший от таких температур, уже  просил своих друзей, чтобы они хотя бы на время положили его в какой-нибудь холодильник. Друзья рассмеялись, заметив, что ни в какой холодильник Синдбад не поместится, разве что  можно попытаться договориться с хладокомбинатом,  но тут же предложили Мореходу другой выход, которого он ну никак не ожидал. Они посоветовали ему выпить стакан пастиса. От мысли, что сорокапятиградусный алкоголь придется пить в сорокапятиградусную жару, Синдбада передернуло, но, поддавшись уговорам, он все же сделал несколько маленьких глотков. Странно, но ощущение расплывающегося в полости рта аниса было приятным и освежающим, да и напиток оказался не крепче сухого вина, потому что его предварительно разбавили  водой и охладили. Синдбаду рассказали, что  во времена запрета абсента, французы быстренько придумали ему замену: они изготовили на основе аниса похожую на абсент, только менее крепкую, настойку  Pernod и откровенно назвали ее подделкой. А само слово «подделка» по-французски звучит не иначе, как Pastis. Вот и вся история. Отличие пастиса от других анисовых настоек в том, что для его приготовления практически не используют сахар, зато добавляют карамель, корень солодки и невероятное количество провансальских трав, которые и придают напитку насыщенный аромат.

Долгое время анисовые настойки крепостью выше 16 градусов были во Франции запрещены, потому что считалось, что они отвлекают французов от работы. Но в 1951 году напитки легализовали, и в честь этой даты даже появился пастис Pernod 51.

Пока Синдбад слушал историю про появление пастиса, он незаметно для себя выпил содержимое стакана и, как ни странно, почувствовал некое  прохладное облегчение.

DSC_5414

В самом центре Прованса  начинаются Альпы. Здесь равнины постепенно сменяются небольшими горами.

DSC_5346

DSC_5351

DSC_5365

DSC_5401  

В этих местах проходит один из этапов «Тур де Франс». Гора Венту (Лысая гора) появилась на маршруте этой знаменитой велогонки  в 1951  году и с тех пор имеет недобрую славу. 13 июля 1967 года известный английский велогонщик Том Симпсон не выдержал экстремального, тяжелейшего, безумного для той эпохи подъема на вершину и скончался прямо на трассе. Его трагическую участь позже разделили еще несколько велогонщиков.  Тем не менее, гора является местом паломничества велосипедистов, каждый из которых считает делом чести совершить подъем на ее вершину.

DSC_5357

DSC_5354

DSC_5416

На вершине Венту установлена одна из мощнейших европейских космических антенн, а в сферическом сооружении без названия находится или сейсмическая станция или небольшая обсерватория. Здесь прохладно и многие провансальцы приезжают сюда на пикники, чтобы немного отдохнуть от безжалостного зноя. 

DSC_5375

В один из таких жарких дней Синдбад попросил своих прованских друзей показать ему реку или озеро, где можно было бы искупаться. «Нет проблем», – ответили друзья и посоветовали съездить  к реке Гардон в прованском департаменте Гар. Синдбад, естественно, поехал. Как не поехать, если друзья советуют?

DSC_5551

DSC_5547

DSC_5548

Но, конечно, не будь они истинными провансальцами, если бы не направили Синдбада туда, где над этой рекой возвышается  одно из чудес римского  инженерно-строительного искусства – мост Понт-дю-Гар. Вокруг этого моста находится небольшой национальный парк, основной достопримечательностью которого и является это уникальное сооружение.  Понт-дю-Гар это – массивный арочный акведук длиной 275 м и высотой больше 50 м. Ему примерно 2000 лет и основным его предназначением долгое время, вплоть до падения римской империи, была доставка питьевой воды в древнейший на нынешней французской территории римский город Ним.

DSC_5555

DSC_5541

DSC_5570

Мост-акведук имеет три яруса.  Поднявшись на второй ярус моста, Синдбад смог хорошо разглядеть, что нижний из ярусов состоит из шести больших арок, средний – из 11, а верхний – из 35 арок меньшего размера: здесь и проходила водопроводная труба. И вся  эта немыслимая кружевная конструкция, выполненная с легким  изяществом, построена на основе идеальной подгонки каменных глыб без использования  связующего  раствора.

DSC_5550

Сама же река Гардон, протекающая по долине, не очень широкая, но исключительно красивая и своенравная, с чистой и прозрачной водой. Ее обступают скалистые берега, утопающие в буйной средиземноморской растительности, и,  кажется, здесь все осталось неизменным, так, как это было  две тысячи лет назад.

DSC_5573

DSC_5601

DSC_5579

Не хватает только рабов, «сработавших» этот древний водопровод, и римских легионеров. Говорят, эта глубокая долина известна своими ураганными ветрами, и ранней весной темная спокойная река превращается в бурные потоки воды, заливающие окрестности. Летом же тут находится любимое место отдыха провансальцев.

Выезжая с территории, примыкающей к мосту, Синдбада попросили заплатить за парковку. Стоимость ее составила 5 евро. Недорого, если учесть, что чашка кофе в Евросоюзе стоит примерно столько же. Синдбад, расплачиваясь, посмотрел на купюру и улыбнулся: на одной из ее сторон был изображен уже известный ему  Понт-дю-Гар.

Когда Синдбад вернулся в Шато Ренар, где его ожидали друзья, на одной из площадей он увидел скопление людей.

DSC_5932  

Припарковав машину неподалеку, он подошел к толпе. В этот день в городе устанавливали мемориальную доску в честь уроженца этих мест режиссера Марселя Жуйяна.

Изображение 188

На эту церемонию приехали (кто бы вы думали?)  Жан Рено и Шарль Азнавур. Живые легенды!!!

Изображение 192

Изображение 190

Изображение 199

Церемония длилась недолго, просили выступить Азнавура, но он, сославшись на то, что лучше поет, чем говорит, передал микрофон Жану Рено. Только лишь  от голоса этого легендарного актера можно было содрогнуться. Жан Рено говорил о том,  что человек умирает, когда у него уходит жажда жизни. Когда он перестает любить. Или уже израсходовал все ресурсы для познания. Марсель Жуйян был исключением, потому что до конца своих дней оставался любознательным, как ребенок, и  всегда был тем, кем был на самом деле, хотя это и требовало порой предельного мужества, а иногда даже отваги. А еще он  всегда удивлялся: где же люди столько зла встретили, что добра боятся?

Этим вечером Синдбаду предстояло научиться играть в буль. Буль – это чуть ли не народное  достояние Прованса. Цель игры – кинуть большой железный шар как можно ближе к маленькому шарику,  деревянному. В эту игру играют  почти все на юге Франции. Обычно во всех парках  и скверах, на многих бульварах старики коротают послеобеденное время за игрой в буль и стаканчиком розового Тавеля. 

DSC_5941

Приятели специально для этой игры даже подарили Синдбаду набор металлических шаров, и после небольшого дружеского обеда, во время которого было выпито немалое количество того самого Rose, началась игра.

DSC_5486

DSC_5493

DSC_5501

Забегая вперед, скажу, команда Синдбада выиграла, хотя, может быть, их соперники  и играли вполсилы. Но Синдбад позже рассказывал, что когда он был школьником (а такое время тоже было), он со сверстниками во дворе играл в подобную  игру, только шары там заменяли свинцовые блины, так называемые, «тюшки», и игра шла конкретно на деньги. Причем, на металлические советские монеты, чем родители Синдбада были чрезвычайно недовольны.

Игра в буль, в отличие от той игры, в которую играли сверстники Синдбада, имеет под собой огромную философскую и  моральную основы. Она удивительным образом крайне умиротворитворяюще действует как на игроков, так и на зрителей,  но, несмотря на то, что многие предрекают ее распространение на славянских территориях, подобное вряд ли случится: причин тому немало.

В Провансе многое по-другому. Даже коррида, и та не такая, как в других местах.

Многие старые сохранившиеся амфитеатры провинции  здесь используются  для забавы, которая называется провансальской корридой. Самое главное, чем она отлична от, к примеру, испанской – тут никто  никого не собирается убивать. Действо начинается очень торжественно: на арену выходят музыканты духового оркестра.

DSC_5791

Начищенные трубы горят, музыканты играют марш провансальских тореадоров, трибуны для зрителей, как правило, полны, несмотря на порой совсем нешуточную жару.

DSC_5789

DSC_5783

Когда оркестр уходит, на арену выпускают  первое действующее лицо – огромного камаргского быка. Тот, выбежав на середину и наклонив голову с огромными рогами, исподлобья грозно осматривается вокруг, нервно подгребая копытами землю под собой.

DSC_5795

DSC_5794

Тут же появляются тореадоры: 10-15 молодых людей, которые начинают попросту дразнить быка. Бык, не терпящий к себе такого хамского обращения, принимается гоняться за молодыми людьми, а те, убегая, пытаются сорвать с его рогов специально прикрепленные ленты.

DSC_5827

DSC_5830

DSC_5822

DSC_5823

DSC_5836

DSC_5806

DSC_5797

DSC_5812

DSC_5821

В этих лентах и заключается смысл забавы: каждая из них имеет свой денежный эквивалент и чем больше тореадор их сорвет, тем, естественно, весомее будет его вознаграждение. К слову сказать, эта игра  небезопасна в первую очередь для тореадоров, любой из них, оступившись, может стать жертвой рогов или копыт не на шутку разъяренного животного.

DSC_5803

Вернувшись после полудня в дом своих приятелей, Синдбад застал их в состоянии полудремы. Утомленные солнцем, они свято выполняли неписанную заповедь провансальцев – дневной сон во время сиесты. Синдбад тоже решил вздремнуть, но тут ему на глаза попались  иллюстрированные альбомы известных художников: Марка Шагала, Ренуара, Анри Матисса, Поля Сезанна, Пикассо. Решив полистать их перед дневным сном, Синдбад понял, что уснуть ему этот раз не придется. Великие художники на своих картинах изображали Прованс именно таким, каким его удалось увидеть Синдбаду. Рассматривая репродукции, он думал о том, что Прованс – это не просто одна из французских провинций; Прованс – это некое философское определение  чувственной категории бытия, своеобразный  индикатор восприятия прекрасного.

DSC_8690

  Это место, куда всегда хочется вернуться, потому что при любом упоминании о Франции на ум приходит одно-единственное щемящее сердце слово – Прованс…


Комментарии

29.07.2010 12:48
Anonymous
ответить

"Иногда жарко до такой степени, что сиеста продолжается весь день, и все уличные торговцы открывают свои лавочки по ночам, работая под светом фонарей на набережной Шарля де Голля. Днем же лучше всего находиться у воды или прокатиться вдоль побережья на прогулочном катамаране, заглядывая в многочисленные бухты Ривьеры." - а почему бы и нам не перенять лучшее у жителей Прованса?! Не ввести сиесту, не научиться спать днем -- и работать по вечерам, плавать в жару на катамаранах, наслаждаться жизнью и пить прохладительный пастис... Насчет корриды и игры в буль просто скромно помолчу. Это к нам,впрочем, как и остальное, вряд ли когда-нибудь придет. Таково уж наше ненавязчивое белорусское "философское определение чувственной категории бытия"!
Аватар

30.07.2010 13:18
Расист
ответить

Все нормально, Синдбад, а когда же ты про Беларусь писать будешь такие хвалебные репортажи? Или страна наша не нравится?
Аватар

30.07.2010 17:01
Радуга
ответить

Боже, а в других провинциях Франции Вы не бывали? Были бы в Нормандии- написали бы о ней, в Шампани- признавались бы в любви ей.. Про Бургундию и ее знаменитое вино, а также замки- я вообще молчу... Да, что там Бургундия!! Африка, Австралия - все рыдают... У Вас слишком большое сердце, Синдбад, для точного "философского определения чувственной категории бытия"! :-)
Аватар

04.08.2010 23:46
Питер FM
ответить

Про Рено - действительно круто!
Аватар

03.09.2010 16:03
Марина
ответить

Хорошо очень, особливо о Рено с Азнавуром, про буль и пастис весьма позновательно, и прррекрасные ФОТО, особо старичок в шлепанцах,,,, Вот она желанная зима человеческого существования - вот так бродить по пляжу...С литературной точки зрения - высоко художественно, пора за книжку, Синбад

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах