27.12.2011

 - Блоги

Автор: Елена


Ланч на Папуа

экспедиция к короваям, январь 2010, часть первая

2

Для тех, кто любит прелюдию

       В общем-то, вся эта длинная история произошла из-за короваев. Когда-то, лет 20 назад мой младший брат, находясь в нежном отроческом возрасте, проникал по моему читательскому билету в нашу областную библиотеку. Брал там диковинные книжки, читал их взахлеб и срисовывал картинки. На одной из них был изображен удивительный затерянный мир, джунгли, хижины, построенные на высоких деревьях и почти голые люди, что-то жарившие на костре. И вот сейчас, в январе 2010 года настал момент узнать – а что же они все-таки жарили на том костре?!

      Где-то далеко в джунглях таились короваи, ни сном, ни духом не ведая, что уже готовится международная экспедиция, и скоро настанет пора встречать гостей.

      В белый конверт с коряво написанным словом «Папуа» были положены первые 20 долларов. Это было началом  бесконечного потока потраченных денег. Папуа оказалась золотой. В сентябре по акции были куплены билеты до Джакарты и начались поиски проводников. Через два месяца долгих переговоров с различными проводниками – частными и официальными, индонезийскими и папуасскими, картина нарисовалась такая – все хотят денег немеряно, при этом никто не дает никаких гарантий, что маршрут будет такой, какой нужен нам, что самолеты будут летать, лодки – плавать, и на этом самом коровайском костре не будут жариться  филейные части наших тел. И тогда на свет выплыла контора немца – Вернера Вайнгляйна. Стоимость была примерно та же, как у предыдущих соискателей на наш кошелек, маршрут – первооткрывателей, но при этом – все по-немецки четко, плюс – его 20-летний опыт экспедиций на Папуа.  Мы с братом решили примкнуть к немцам уже в Папуа, в Джаяпуре и уйти с ними в трекинг в затерянный мир.

Перелет. 9 января

Из Москвы вылетели по расписанию, через 5 часов приземлились  в Дохе. Спустя 6 часов ожидания – 9 часов лета – и мы в Джакарте. И здесь, находясь еще в международном аэропорту, мы поняли, как  лоханулись со спиртным, купив в Дохе всего лишь одну бутылку джина. Поскольку дальше был перелет уже внутри страны, через дьюти-фри нас не проводили. Когда до нас дошло, что мы идем на полмесяца с одной бутылкой джина в джунгли…, я рванула обратно через таможню и погранцов, убедив их, что мне очень нужно попасть в дьютик. Я уже держала в двух руках по бутылке джина, и готова была заплатить, когда  мальчик на кассе, извиняющее улыбаясь, сказал, что я не могу купить алкоголь, поскольку далее следую местными авиалиниями по стране… Печаль была велика, времени ехать в Джакарту за спиртным не было совсем, посему – переехав на аэропортовском бесплатном автобусе в зал местных авиалиний, мы удрученно купили 4 банки пива по 15 000 рупий, и стали искать, где здесь можно сделать копии с паспорта с индонезийской визой, которые были нужны нам в Джаяпуре для получения сурат-джалана. Что такое ксерокс, здесь не знали. По-английски не говорил никто. Пришлось вновь покататься на автобусике, благо он был бесплатным, а на призывы таксистов мы не отвечали взаимностью, и вернуться в международный зал. Там мы нашли один ксерокс, еще раз с тоской взглянули на сверкающие витрины дьюти-фри, вернулись в зал внутренних перелетов и полетели Лионом в Джаяпуру.

Джаяпура, 11 января

Летели опять в ночь, с остановкой в Макассаре, навстречу солнцу и, замученные, вышли в 7 утра в аэропорту  столицы Папуа – Джаяпуре.

Там нас уже ждал по предварительной договоренности товарищ с замечательным именем Сиприанус, которого для краткости мы прозвали просто Анусом, и повез нас в Sentani Idah hotel. Отель оказался приличным, в номере был телик, кондиционер и горячая вода, во дворе – бассейн, в котором никто никогда не купался, и вокруг уже трещали джунгли. Когда я спросила Ануса о стоимости такси в город, он сразу опечалился.

– Все очень дорого здесь, на Папуа. В Джаяпуру и обратно, с ожиданием вас часа  три – будет стоить...,– глаз его сверкнул, – 500 000 рупий.

Цена нам как-то не понравилась, впрочем, еще больше не нравился блеск в глазах Ануса. Ехать в город на  автобусах не хотелось. Хотелось успеть до того, как стемнеет. Сговорились, что берем водителя только туда. Разговорившись с водителем (имя которого – Sut'yono –мне так ни разу и не удалось произнести без ошибки), на бахасе, ибо по- английски он не размовлял – мы пришли к консенсусу – 400 000 рупий – «за все про все» и по рукам! Надо сказать, что готовясь к поездке в Папуа, я стала учить бахасу Индонезия. Было бы желание, найдется и учитель. В аське познакомилась с индонезийцем, живущем в Голландии. Каждый день он учил меня языку и к моменту прибытия в Папуа я довольно бойко печатала на бахасе, при этом не зная, как произносятся слова. Поэтому первое время все, с кем я заговаривала на бахасе, очень веселились и проникались ко мне светлыми чувствами, что здорово помогало при торговле).

До города ехали долго. Дорога узкая, машины едут медленно.  Чтобы попасть в Джаяпуру – надо проехать через Vaina, Abipura и Entrop. В Абипуре мы таки нашли магазинчик, торгующий спиртным по недетским ценам – купили 0,33 водки и пива в трекинг. (Кстати, из 4 купленных банок пива в Джакарте, до Джаяпуры долетели только 3 – одна была бессовестно свистнута где-то и кем-то по пути прямо из багажа). В Джаяпуре побродили по жаре по улицам, вернее – одной, она же центральная, купили местных фруктов, поели чего-то перченого в кафешке и пошли менять деньги в банк. Мандири. Если бы мы знали какой будет геморрой с наличкой – все деньги  держали бы на карте. Отстояв час в очереди, мы поменяли деньги по курсу хуже, чем в аэропорту и вдобавок еще заплатили 60 000 рупий (обед на двоих в кафешке) за какую-то марку!!! Которую мадам наклеила  на какую-то бумажку, которую мы, однако, не просили. Спорить было бессмысленно, поскольку по-английски все равно никто не говорил, а моих познаний бахасы и терпения не хватало. Психанув, мы зашли куда то за угол, на фруктовый рынок и уселись на поребрик тротуара перекурить это дело. В городе не было ни одного белого. На нас смотрели с любопытством, зазывали что-нибудь купить, попробовать пинанга или просто пообщаться. К близкому общению мы еще не были готовы, поэтому очень обрадовались, когда за нами вернулся наш водитель. В отель добирались тоже долго и по темному. Пошел дождь. По пути Sut'yono показал места, где можно купаться в океане, где водятся крокодилы, где растет фруктовое дерево матоа,  1 кг которого стоит очень дорого, но сейчас матоа не попробовать, ибо оно еще muda – то бишь молодое.

Утром следующего дня на завтраке мы встретили русских летчиков, которые уже 4 месяца жили в Папуа. Русские (3 азербайджанца и один украинец) – очень обрадовались нам и за чашечкой кофе поведали о том, что в прошлом году здесь разбились три самолета, племена продолжают воевать между собой, идут затяжные тропические ливни, а вообще все хорошо и так здорово, что мы приехали и можно поболтать по-русски. Если вы вернетесь, обязательно постучите в нашу комнату, номер 130, не забудете, ладно? Если, конечно, вы вернетесь. Мы молча кивали, когда кто-то совершенно неожиданно появившись, громко  рявкнул над моим ухом. Прошло несколько секунд, пока до нас не дошло, что это «явление пятое – те же и доктор Вернер Вайнгляйн» собственной персоной.

ДОСЬЕ

Вернер Вайнгляйн. 58 лет. Высокий, спортивный, выносливый. Женат, имеет двоих взрослых детей. Жена – блондинка Клаудиа, для простоты – просто Клава. Бывший доктор, 20 лет занимается  экспедициями в Папуа и Монголии. Говорит на нескольких языках. Характер стоический, сдержанный. Истинный ариец. Волосы красит.

Джаяпура. 12 января. Встреча с немцами

Их было пятеро. Еще накануне поездки мы узнали состав и возраст немецкой группы. Я была в шоке, поскольку была не уверена в собственных физических силах, но когда увидела цифры 58 лет, 59 и 62 – стало понятно, что путешествие можно назвать – «пенсики на выезде». Вообще с отношением к немцам было тяжело, поскольку в жизни у нас не было ни одного знакомого немца, а генетическая ненависть была слишком велика. Запас немецких слов – слишком мал – и почерпнут из фильмов про войну – шнеллер, вас ис дас, нихт ферштейн,  гитлер капут, зер гут – ну и, разумеется, даст ист фантастиш, выражение всемирно-общеизвестное, к фильмам о войне не имеющее никакого отношения.

В полдень немецкий десант высадился в аэропорту Джаяпуры.  Трое мужчин и две белокурые девчонки. Мы сразу разговорились с девчонками и их отцом.

ДОСЬЕ

Петер Йанссен, 62 года, владелец собственного бизнеса по оказанию помощи престарелым людям, женат, имеет двоих дочерей. Высокий, грузный, доброжелательный, с мягким чувством юмора. Учит английский, когда выдается свободная минута.

Джозефина Йанссен, 29 лет, дизайнер, симпатичная блондинка, доброжелательная, много улыбается, любит массаж на Бали, хорошо говорит по-английски, часто и заразительно хохочет.

Йохана Йанссен, 24 года, работает в семейном бизнее, симпатичная блондинка, молчаливая, хорошо говорит по-английски.

Первой была раскрыта тема алкоголя. Выяснилось, что у них на брата, то бишь – на сестру, есть по литру, мы тоже объявили об объеме наших запасов и немного успокоились – ну, значит – компания будет, все будет хорошо. Но это мы зря так думали, как оказалось в дальнейшем. Еще двоих немцев звали Томас и Вим.

ДОСЬЕ

Томас (фамилия неизвестна) 45 лет, лыс, стеснителен, неразговорчив, конструктор мостов, увлекается фотографией, по-английски не говорит.

ДОСЬЕ

Вим Шеффер, 59 лет, полицейский, физически вынослив, доброжелателен, путешественник, немного говорит на английском, испанском.

 

После продолжительного ожидания, как всегда в Папуа, мы все вместе загрузились в самолет и полетели в Вамену. Лететь было недолго, минут сорок. В аэропорту Вамены к нам присоединился восьмой член нашей экспедиции – мистер Лоренц, работник папуасского телевидения, с камерой и чемоданом кассет. Лоренц оказался веселым, прикольным 34 папуасом, жующим пинанг, ни слова не говорящим на английском, но умудрявшемся великолепно разговаривать на языке жестов и глаз.

Вамена.12 января


В Вамене было прохладно. Под моросящим дождиком, не доехав до отеля, мы уселись в какой-то кафешке на ланч. Надо сказать, что ланч в этой экспедиции стал отдельной фишкой. Где бы мы ни находились: в джунглях, на лодках, в грязище, в дождь или жару  – ланч – это святое. С немецкой педантичностью мы высаживались там, где можно развести костер, сделать чай-кофе и устроить чертовски медлительный ланч. И по фигу, что собирается ливень, что скоро стемнеет – у нас, извините – ланч, и далее идти, плыть, ехать без ланча мы не можем. Немчура, что тут скажешь. К нашему автобусу сразу подвалил голый дедушка в котеке, уже известный своим лицом и котекой  из фото и видео других путешественников. За сигарету фоткаться не хотел, как настоящий бизнесмен требовал деньги.

Наш приезд на рынок вызвал переполох у местных женщин и детей и молчаливое любопытство у взрослых мужчин. Первые зазывали что-нибудь прикупить, вторые стояли впритул и молчали.

Закупившись фруктами и приценившись к сувенирам, поехали высоко в горы, в отель Вернера,  Baliem Valley resort.

Вид на долину Балием стоил того, чтобы забраться так высоко.

Расселившись по домикам и приведя себя в порядок, в наступившей темноте и под дождем собрались в зале отеля на ужин.

Все было очень красиво, правда, в намытых до блеска бокалах была только вода, которую щедро подливали…Здесь мы узнали об изменениях нашего маршрута – в Янируму не идем, поскольку забрать нас оттуда миссионерский самолет в данное время не может, так как действительно в прошлом году разбился в тумане о скалы один аэроплан и сейчас у владельцев миссионерских самолетов нет лицензии на перевозку туристов. А посему идем немного ближе в джунгли, на неделю, выходим завтра. Разошлись по домикам в состоянии задумчивости, по пути два раза промахнувшись поворотом к своему, и все время попадая к лысому Томасу.

Моясь в душе, брат заметил какую то большую тень и легкое передвижение кого-то, пришлось устроить поиски этого кого-то. Им оказался большой паук, который там жил и не собирался покидать свое жилище. Помылись стесняясь.

Устроив небольшой шмон комарам, выпили по глотку привезенного из дома коньяка и развеселились – мы все-таки в Папуа! И завтра начинаются приключения! Компания вроде неплохая, между собой мы уже давно девчонок стали называть Йоська и Жоська, Петер оставался Петером, Вернер – естественно был Наш Генерал, Вим получил кличку – Кучерявый, а Томаса сначала прозвали Лысым, засим вдруг вспомнилось – «дас ис Томас – обрати внимание сделано в Германии») – и все путешествие он проходил с таким длинным именем)))

Продолжение следует.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах