08.06.2012

 - Блоги

Автор: Христофор Хилькевич


Минск. Вечный город. Глава 3. ГОРОД, В КОТОРОМ ЖИЛ БОГ

С угловой лоджии расположенного на главном минском проспекте здания МВД Беларуси на город взирают боги.

Глава 3. ГОРОД, В КОТОРОМ ЖИЛ БОГ

С угловой лоджии расположенного на главном минском проспекте здания МВД Беларуси на город взирают боги.

Статуя древнегреческой богини плодородия и покровительницы земледелия Деметры украсила карниз возведенного в 1915 году на Захарьевской улице дома земледельческого общества взаимного страхования. Кроме правления общества, в четырехэтажке, ставшей одной из крупнейших построек дореволюционного Минска, разместились коммерческая служба Либаво-Роменской железной дороги и несколько магазинов. Поэтому появление рядом с Деметрой ее юного сына Плутоса, «работающего» богом богатства, выглядело вполне оправданным. Не забыли скульпторы и про дочь древнегреческой богини — Персефону, поместив ее по другую сторону от матери. Сами того не ведая, зодчие закодировали в изваянии девочки мрачное предсказание: уже через несколько лет это здание заняли органы НКВД, а в годы Великой Отечественной здесь прописалось гестапо. Кровавые приказы о массовых расстрелах и карательных операциях подписывались в кабинетах под статуей Персефоны — богини царства мертвых.

IMG_1

В 1950-х статуи частично разобрали, а ноги древнегреческих небожителей закрыли глухим парапетом. Их-то и обнаружили реставраторы в начале ХХI века, в результате чего в 2004 году восстановленные жители Олимпа вернулись на свое прежнее место. А тогда, в послевоенные годы, под прикрытием разрухи власти спешили избавиться от всего того, что, по их мнению, не украсит лицо будущего образцового социалистического города, коим собирались сделать Минск. Про такие объекты затем цинично писали в справочных изданиях: «разрушен во время войны».

Не успело стихнуть эхо от взрывов доминиканского собора, как неподалеку, на площади Свободы, началась разборка фасада бывшего костела иезуитов, изысканного памятника архитектуры барокко. Храм, возведенный в 1700-1710 гг. (в римском архиве иезуитов по сей день хранится его проектный план), без малого два века оставался самым высоким и заметным зданием в городе — фактически его символом. В 1722 году Римский Папа Пий VI в знак своего расположения к минчанам передал местному Обществу Иисуса мощи Святого Фелициана, считающегося одним из небесных покровителей города. Мощи поместили в специально пристроенную по этому случаю к костелу Девы Марии часовню, в которой вскоре был погребен один из основных жертвователей храма — минский воевода Христофор (Кшиштоф) Завиша. Последний, кстати, являлся автором широко известных в свое время мемуаров, описывавших картины жизни, быта и нравов белорусской шляхты XVII века.

Мариинский  костел

В честь святых мощей получила свое название улица Фелициановская (сейчас Комсомольская). Возникшая в ХVI столетии, согласно одной из версий до 1720-х улица именовалась Кальварийской, поскольку там, где она упиралась в городской вал (район нынешнего здания КГБ), находилась первая минская Кальвария — один из древнейших городских погостов. Второе Кальварийское кладбище, самое старое из сохранившихся до наших дней, расположено к западу от центра столицы. В ХVIII веке эту местность, известную как Святая гора и бывшую тогда еще довольно далеким пригородом Минска, облюбовали отцы кармелиты. Они возвели здесь деревянный костел, в 1830-х замененный новым кирпичным, выполненным в стиле неоготики. Интерьер Кресто-Воздвиженского храма расписан Яном Дамелем — крупнейшим художником-баталистом Беларуси первой половины ХIХ века. Его останки покоятся под алтарной частью костела.

По соседству с Кальварийским кладбищем находился фольварк, а позже деревня Тиволи, в 1960-х вошедшая во Фрунзенский район столицы. Тиволи — так называется загородная резиденция римских пап, в которой понтифики традиционно проводят свои летние каникулы. И это не последняя параллель с Римом. Еще в первой половине прошлого века в Минске существовала старинная улица Козьмодемьяновская, ведшая от площади Верхнего рынка к Замчищу и раньше остальных целиком застроенная каменными домами. Свое имя она получила в честь святых римских врачевателей, братьев Космы и Дамиана: согласно преданию, они бесплатно помогали больным, прося от своих пациентов лишь веры в Иисуса. Возможно, это совпадение, но именно на Козьмодемьяновской улице в 1659 году открылась первая минская аптека, и здесь же в начале ХVIII века был основан монастырь католического ордена бонифраторов, «специализировавшегося» на помощи в лечении больных, а также собиравшего милостыню на содержание госпиталей.

С монастырским костелом Яна Божьего связана одна из городских легенд. Во время эпидемии холеры, бушевавшей в Минске в середине XIX века, кто-то из горожан увидел пророческий сон, мол, спасение может дать Святой Рох, статуя которого погребена в развалинах к тому времени закрытого властями и заброшенного бонифраторского храма. После некоторых поисков деревянная фигура святого действительно была обнаружена в руинах, и вскоре, бережно отреставрированную, ее пронесли по городу в сопровождении торжественной процессии. Статую поставили в деревянной часовне на Золотой Горке, а после того как эпидемия окончилась, на ее месте возвели каменный костел Святого Роха.

Костел Святого Роха

Таким образом, почти все минские возвышенности — от Золотой Горки до Кальварии — оказались украшены храмами (к слову, 200 лет назад в нашем городе с населением всего 6000 жителей насчитывалось более тридцати святынь различных конфессий). Центральные улицы получали свои имена от расположенных на них обителей: Францисканская (ныне Ленина), Доминиканская (Энгельса), Большая Бернардинская (Кирилла и Мефодия), Маломонастырская (Герцена) и другие. В 1826 году в честь 1500-летия первого Вселенского собора, утвердившего догматы и символы христианской веры, Юбилейной была названа новая площадь на западной окраине города. Удивительно: в непримиримые с религиозной топонимикой советские годы никому не пришло в голову проверить на благонадежность старинное имя — так и осталась Юбилейная единственной не переименованной с позапрошлого века минской площадью.

В давние времена этот холм — один из самых высоких в городе — назывался Змеевой горой. Минчане считали, что в ее глубоких пещерах жил кровожадный дракон, которому, как и полагается, время от времени приносили жертвы. Затем дракона победил один местный богатырь. Он бросил мертвое чудовище в Свислочь, и еще сотню лет, когда уровень реки опускался, над водой торчали огромные ребра поверженной рептилии.

Сказка, как известно, ложь, но к ней начинаешь относиться по-иному, когда натыкаешься на воспоминания известного путешественника ХVI века Сигизмунда Герберштейна, писавшего, что в качестве домовых божеств белорусы «содержат змей с четырьмя короткими ногами, наподобие ящериц, с черным и жирным телом, имеющих более трех пядей в длину». Спустя четыре столетия профессор Штыхов в своей монографии также описывал тритонов длиною до полуметра (он называл их крокодилами), обитавших еще в ХIХ веке в обширном болоте на Татарской окраине Минска, на месте нынешнего Дворца спорта. Уж не потомки ли они того самого «поганого» змея?

Кстати, слово «поганство» («паганства») в белорусском языке, в отличие от русского, не имеет негативной окраски — оно переводится как «язычество». Тысячу лет назад языческие капища тут и там располагались на холмах будущего Минска, близ поселений, существовавших здесь еще в эпоху мезолита. Городские участки, позже занятые христианскими святынями, наверняка еще помнят времена, когда над ними возвышались идолы древних языческих богов: Рода, Перуна, Ярилы... Согласно преданию, в ХII веке в Минском замке жил вещий Боян, прозванный потомками «славянским Гомером». Бояна называли внуком языческого бога Велеса, считавшегося покровителем богатства и поэзии. Ну, а если внук жил в нашем городе, выходит, и сам дедушка-бог также вполне мог быть минчанином?..

Одно из языческих капищ просуществовало в Минске до начала ХХ века. На берегу Свислочи в районе Нижней Ляховки (современный ориентир — улица Лодочная), в центре огороженной с трех сторон площадки находились главные объекты поклонения язычников: гранитный валун Дзед и гигантский, в пять обхватов, дуб Волат. Рядом бил целебный источник и горела Жыжа — вечный огонь, он же жертвенник, на котором сжигали пищу. Здесь жил и хранитель огня — Старец, считавшийся в народе знахарем и чародеем: он мог лечить, привораживать, предсказывать будущее, продлевать жизнь и даже навлекать смерть. К слову, самих Старцев испокон веков хоронили на языческом кладбище в Кошарах (нынче это сквер в конце Красноармейской улицы*). Известно, что  последний жрец капища, Севастей, был репрессирован в 1927 году.

Место, где располагалось минское капище

Место, где располагалось минское капище

В конце 1880-х, в канун празднования 900-летия христианства на Руси, минские власти предприняли попытку разрушить капище как последнюю опору «поганства» в городе — тысячелетний дуб спилили, священный огонь разбросали. Однако языческая традиция, несмотря на жалобы православных священников, мол, «прихожане днем ходят в церковь, а вечером становятся язычниками», просуществовала в Минске до революции. Даже в первые годы советской власти на Ляховку, к сохранившемуся валуну, приходили люди и украшали его лентами и полотенцами, выливали на него мед, молоко и вино. Лишь в конце ХХ века, с началом строительства второй линии столичного метрополитена, каменного Дзеда определили в Музей валунов в микрорайон Уручье.

В музейных запасниках некоторое время хранилась и самая почитаемая в городе икона — образ Минской Божьей Матери. Согласно преданию, ее держал в руках князь Владимир, креститель Руси, а к ее написанию, говорят, приложил руку сам апостол и евангелист Лука. На протяжении многих веков эта икона находилась в Византии, а с 988 года — в киевской Десятинной церкви. В ХV столетии Киев был разграблен татарами, а чудотворная икона брошена в Днепр. Через некоторое время она оказалась в Минске, проплыв против течения более пятисот километров. 13 августа 1500 года по исходившему от него сиянию древний образ был замечен минчанами на берегу Свислочи, напротив Замчища.

Икону поместили в замковую церковь Рождества Богородицы, а в 1616 году перенесли в Верхний город, в униатский Свято-Духов собор, уникальный тем, что его фасад украшала фресковая живопись на темы жития святых — это было похоже на вынесенный наружу иконостас. После присоединения белорусских земель к Российской империи и запрещения в 1839 году унии ренессансный храм был перестроен в псевдорусском стиле, а фасад-иконостас, выходивший на центральную городскую площадь, разобран. Что же касается иконы Минской Божьей Матери, то она продолжала храниться в том же здании, ставшем теперь кафедральным православным собором.

В 50-е годы XIX века в городе получило широкую огласку предание о том, как один нищий старец усердно просил заступничества перед святой иконой, и Божья Матерь явилась ему со словами утешения, достала алмаз из своей серебряной короны и отдала старику. На выходе нищий был схвачен и обвинен в краже алмаза. Однако суд, выслушав свидетельства нескольких сотен очевидцев происшествия, решил оставить алмаз старцу, приказав ему впредь «никаких даяний ни от Бога, ни от святых не принимать».

В 1930-е годы под предлогом сбора помощи для голодающих Поволжья большевики пытались сорвать серебряную ризу с чудотворной иконы, но верующие не допустили святотатства, собрав столько золота и серебра, сколько весил оклад. Впрочем, это не помешало властям отобрать ризу впоследствии, когда весной 1936 года было принято решение о взрыве кафедрального собора. Прочность его стен заставила саперов проводить операцию в несколько приемов; динамит вырывал из плоти храма комья кирпичей, но долго не мог одолеть само здание. А когда его не стало и солдаты разобрали горы битого кирпича, на частично уцелевшей стене церкви все увидели фреску с изображением Воскресения Христова — как предсказание того, что святыня будет восстановлена.

Так и произошло спустя три четверти века. Храм, уничтоженный на 19-м году советской власти, вернулся к минчанам через 19 лет после распада СССР. И вновь сегодня над бывшей Соборной площадью разносится колокольный звон, а в небе над Минском распростерла свои объятия Пресвятая Богородица. Та, чей образ сияет теперь перед алтарем православного Свято-Духова кафедрального собора. Та, в чью честь назван католический кафедральный костел. Наконец, та, что изображена на городском гербе и является небесной покровительницей минчан вне зависимости от того, какой они веры.

IMG_3

Этот герб, обретенный Минском в 1591 году и подтвержденный на сессии горсовета спустя ровно 400 лет, в 1991-м, иллюстрирует вознесение Богородицы. На белорусских иконах Божья Матерь обычно изображалась стоящей или сидящей на троне, которым ей служил месяц. А теперь вспомним одну из приведенных в 1-й главе гипотез о происхождении названия города — ту, согласно которой имя «Менеск» произошло от «мениска» (т.е. «месяца», форму которого имел замок). Выходит, месяц отсутствует в ногах у Богоматери на гербе Минска по той причине, что сам город зовется «месяцем». Небесный город.


Комментарии

Аватар

08.06.2012 15:09
Anonymous
ответить

Жил, а сейчас обитает антихрист, на улице другого антихриста - Карла Маркса. Поздравляю минчуков.
Аватар

08.06.2012 15:28
Христофор Хилькевич
ответить

Сквер в конце Красноармейской улицы - обозначено в тексте звездочкой (*) - в последнее время стал широко известен благодаря противостоянию его защитников и строителей гостиницы "Пекин".

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах