25.06.2012

 - Блоги

Автор: Христофор Хилькевич


Минск. Вечный город. Глава 5. ПРОБУЖДЕНИЕ МЕГАПОЛИСА

После того как в 1067 году прервалась жизнь прото-Минска — богатого и влиятельного мегаполиса, столицы местных племен, городу-преемнику потребовалось тысячелетие, чтобы достичь прежнего положения.

 Глава 5. ПРОБУЖДЕНИЕ МЕГАПОЛИСА

После того как в 1067 году прервалась жизнь прото-Минска — богатого и влиятельного мегаполиса, являвшегося столицей местных племен, городу-преемнику потребовалось почти тысячелетие, чтобы достичь прежнего положения.

 Впрочем, не соответствует действительности и распространенное некогда утверждение о том, что до вхождения в состав Российской империи Минск был городом «почитай беспросветно провинциальным». Ведь, например, в XVI веке Минск стал центром самого крупного воеводства Великого княжества Литовского, включавшего весьма удаленные земли восточного Полесья, тогда же в городе начали проводиться сессии Трибунала — высшего судебного органа ВКЛ. Летом 1514 года именно в Минске великий князь Жигимонт Старый собирал под свои флаги ополчение, которому уже в начале сентября удалось разгромить под Оршей почти втрое превосходившую армию Московского княжества, вторгшуюся на белорусские земли. Вскоре минчане могли наблюдать, как через их город везли трофейные русские пушки, из которых после отлили 12-тонный колокол «Жигимонт» — он по сей день висит на звоннице краковского Вавеля.

В 1654 году началась 13-летняя русско-польская война, опустошившая земли Минщины и унесшая жизни более половины ее населения. А в январе 1700-го, как свидетельствует летопись, в течение двух часов минчане видели на небе одновременно три солнца: одно выше и два ниже. Верхнее было обыкновенным, нижние же имели лучи, простертые от одного на восток, а от другого на запад. Старики усмотрели в этом недоброе предвестие. И действительно, в тот год началась 21-летняя кровопролитная война между Швецией и Россией, принесшая огромные бедствия Беларуси, которая в очередной раз стала полем боевых действий. Еще не успевший оправиться после предыдущей войны Минск вновь потерял около трети жителей и надолго пришел в упадок. В 1777 году побывавший здесь проездом русский писатель Фонвизин писал: «Весь день ехали дремучим лесом. Обедали в Минске, который, вправду сказать, малым лучше нашей Вязьмы»…

Вид на Минск с Борисовского тракта, фрагмент литографии Б.Лаверня

Вид на Минск с Борисовского тракта, фрагмент литографии Б.Лаверня, 1840 г. С сайта «Минск старый и новый» (http://www.minsk-old-new.com/)

Лишь в ХIХ столетии городское население восстановилось на уровне середины XVII века. В 1796 году в Минске проживало 5,6 тыс. человек, в 1811-м — 11,2 тыс., в 1860-м — 27 тыс., а в 1897 году — 90,9 тысячи. Таким образом, за сто лет минчан стало в пятнадцать раз больше (для сравнения, если население современной столицы станет расти такими же темпами, то к началу ХХII века в Минске будет 25 миллионов жителей). При этом только с 1861 по 1897 год площадь города увеличилась в десять раз!

В конце ХIХ века Минск пережил период капиталистического расцвета. В 1871 году через город прошла железная дорога, в 1874-м появился водопровод, в 1890-м — телефон, в 1892-м — конка. В 1894 году дала ток первая электростанция. К началу ХХ столетия в городе работали 58 фабрик и заводов. В то же время Минску удалось избежать излишней урбанизации, а его описание, сделанное этнографом Шпилевским, и вовсе напоминает швейцарский курорт. «Минск почти со всех въездов представляет прекрасный вид, но особенно картинный — от въезда борисовского. Перед вами раскидывается панорама нескольких гор, пригорков и крутых обрывов, устланных газонами, большими садами, оранжереями, цветниками. По пригоркам красуются здания с черепичными крышами во вкусе средних веков, домики с узорчатыми ставнями и решетчатой оградой».

Одним из главных украшений города был заложенный в 1800 году на левом берегу Свислочи Губернаторский сад, ставший первым общественным местом отдыха на территории не только Минска, но и Беларуси. С этим парком, ныне носящим имя Горького, связаны некоторые открытия, сделанные минчанами в позапрошлом веке. Именно на аллеях Губернаторского сада горожане впервые увидели такое чудо цивилизации как велосипед, а вскоре здесь был открыт циклодром (велотрек), вокруг которого возникли диковинные площадки для тенниса, крокета и кегельбана. Осенью 1891 года в саду произошло редчайшее по тем временам событие, собравшее полгорода — показательный полет аэронавта на воздушном шаре, закончившийся спуском на парашюте. В ХХ веке парк также старался держать марку, то и дело обзаводясь новинками: тут появились первые в городе стрелковые тиры, лодочная станция, детские аттракционы.

Уголок Губернаторского сада в современном парке Горького

Уголок Губернаторского сада в современном парке Горького

Когда-то в Губернаторском саду существовала «аллея любви». Жаркими летними днями под сенью кленов и лип прохаживались влюбленные пары, и стар и млад отдыхали от городской суеты на лужайках между клумбами, в беседках или на кованых скамейках по берегам искусственного канала. Сохранившиеся до наших дней декоративные группы вековых деревьев могли бы о многом рассказать. Например, о произведшей в 1901 году всероссийский фурор сельскохозяйственной выставке, павильоны которой размещались в Губернаторском саду. Интерес к ней был до того велик, а в Минск приехало столько гостей, что цены за номер в местных гостиницах подскочили сразу в несколько раз. Помимо отдела сельского хозяйства, где экспонировалась продукция из западных губерний (хлеб и картофель, саженцы деревьев и гербарии лечебных трав, скакуны и крупный рогатый скот), особой популярностью пользовались пивные палатки братьев Леккертов и фотографический павильон минчанина Моисея Нопельбаума, позже ставшего автором известных фотопортретов царской семьи, Ахматовой, Пастернака, Блока. Ему же принадлежит авторство первой фотографии Ленина и посмертного снимка Есенина.

Фотоателье Нопельбаума располагалось на месте, где сейчас стоит магазин «Лакомка» (проспект Независимости, 19). Тогда же это была Захарьевская улица, строительство которой началось в 1801 году на месте срытых земляных валов в южной части города. К середине ХIХ века она была вымощена булыжником и освещена керосиновыми фонарями, а спустя еще полвека из загородной магистрали Захарьевская превратилась в главную улицу Минска. На участке длиною чуть больше версты — от заложенного в 1870 году Александровского сквера до возведенного в 1905-1910 гг. неоготического костела Святых Симеона и Елены — она была застроена в основном двух- и трехэтажными каменными домами, украшенными лепниной и балконами с коваными решетками, рельефными фронтонами и мезонинами. Тут располагались банковские конторы, редакции газет, почтамт, городской музей, магазины на любой вкус, несколько шикарных ресторанов и более десятка отелей со звучными названиями: «Виктория», «Ново-Берлин», «Вена», «Париж», «Рояль» и другие.

Сохранившийся отрезок дореволюционной Захарьевской на пл. Независимости

Сохранившийся отрезок дореволюционной Захарьевской на пл. Независимости

Владелец гостиницы «Полтава», что находилась примерно напротив фотоателье Нопельбаума, некто Бенцман с 1879 года был участником минского кружка революционной организации «Народная воля». В подвале своего отеля он наладил изготовление фальшивых паспортов, которыми затем снабжались народники во всей империи. Такой подложный документ, оформленный на имя белорусского помещика Винукевича, в частности, был выдан разночинцу Фроленко, делавшему подкоп под Малой Садовой улицей Петербурга для покушения на царя Александра II. Подкоп, в котором уже была заложена мина, так и не пригодился: в тот день император поехал другой дорогой, через Екатерининский канал, где, как известно, и был смертельно ранен взрывом бомбы, брошенной уроженцем Могилевщины Игнатием Гриневицким. Это случилось 1 марта 1881 года. А 1 марта 1898 года снова на улице Захарьевской, в доме железнодорожного служащего Румянцева, произошло событие, впоследствии оказавшее влияние на всю мировую историю: здесь начался первый съезд Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) — прародительницы всесильной компартии СССР.

…В начале 1901 года, в канун 20-летия убийства Александра II на минской Соборной площади был установлен бронзовый бюст царю, ставший первым городским памятником. Впрочем, выгравированные на мраморном пьедестале слова «от благодарных жителей Минска» едва ли можно считать искренними: старожилы еще помнили, как в 1864 году было жестоко подавлено освободительное восстание белорусов, а в 1857-м разобрана городская ратуша, символизировавшая свободы прежних времен (приказ о ее сносе, собственноручно подписанный императором Николаем I, был выполнен лишь в первые годы правления его сына Александра). По совпадению или с умыслом, но бюст Его Величества «прописали» на месте разрушенной ратуши. Однако простоял он недолго — в 1917 году его сменил памятник солдату-большевику. Изготовленный из гипса, монумент оказался не долговечным, и в 1922 году на бывший царский пьедестал взобрался сапожник Гирш Лекерт, казненный в 1902-м за покушение на виленского губернатора.

Через пятнадцать лет бундовец Лекерт вдруг попал в немилость к властям. Бюст демонтировали, а вместо него устроили фонтан, в центр которого поместили статую лучника. Его стрела была нацелена прямо в небо. И кара, ниспосланная с небес, уничтожила осмелившийся на этакую дерзость город…


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах