В поисках миорских «золотых колечек»

27.08.2013 - Фотоистории

Автор: Сергей Плыткевич, фото автора


В поисках миорских «золотых колечек»

Мы делаем путеводители по районам Витебской области. Проект трудоемкий и долгосрочный, но мне нравится. Брестская область уже издана, по Гродненской тексты написаны, но книга еще не опубликована, а подготовка издания по Витебской области сейчас в самом разгаре.

Но что значит – сделать путеводитель? Чтобы создать такую книгу, необходим хороший глубокий текст и, разумеется, фотоснимки всех достопримечательностей. С Брестской и Гродненской областями у нас было проще – есть талантливые экскурсоводы Анатолий Варавва и Татьяна Хвагина, которые не просто изумительно проводят экскурсии, досконально изучили эти регионы, но и прекрасно описывают все маршруты и достопримечательности. С Витебской областью оказалось сложнее – она не так популярна среди туристов, и людей, которые могли бы написать тексты по всей области, пока нет. Я решил сделать ставку на местных краеведов, а снимки – это уже моя вотчина. Кроме того, мы заключили соглашение о сотрудничестве с Управлением по спорту и туризму Витебского облисполкома, которое также заинтересовано в создании такого путеводителя. Правда, в процессе работы началась реорганизация органов управления страны, и какому-то недальновидному человеку вздумалось объединить на областных и районных уровнях спорт, туризм и образование. Начался полнейший хаос, многие специалисты в сфере спорта и туризма покинули свои должности, оставшимся стало работать гораздо труднее. Но жизнь продолжается, и приспосабливаться к ее условиям приходится.

Итак, Миорщина. Я несколько раз переносил командировку в этот район, так как параллельно готовим к печати несколько других изданий и нужно было ехать снимать город Светлогорск, Быховский, Сенненский, Витебский районы, дворец Радзивиллов в Несвиже и Мирский замок. Наконец дата определена, я, как обычно, пытаюсь совместить приятное с полезным. Это значит, что фотосъемка Миорского района будет проходить параллельно с отдыхом в Браславском. Правда, фотографировать буду я, наслаждаться общением с друзьями жена и сын. Такой вариант командировок мы часто практикуем в самые различные уголки Беларуси – почти везде есть друзья, которые всегда нам рады. Но на первом месте, разумеется, работа.

Мы приезжаем в Миоры в пятницу за десять минут до окончания рабочего дня. Мне нужно поговорить с сотрудницей отдела образования, спорта и туризма Еленой, которая готовила текст для путеводителя. Всегда есть какие-то нюансы, которые лучше оговорить в начале работы, чтобы добиться лучшего результата. Кроме того, я узнаю телефон местного краеведа, договариваюсь о сотрудничестве с ним и получаю исчерпывающую информацию по достопримечательностям района. Именно он создал туристические маршруты по району, которые сравнил с золотыми, серебряными и бронзовыми колечками. Дождь, который сопровождал нас почти всю дорогу, прекращается, в облаках появляются разрывы, и уже практически можно фотографировать. Но у меня неожиданно всплывает новая проблема: в машине вдруг отказывают передние амортизаторы. Ехать можно, но проблематично, а по проселочным дорогам вообще сложно. Но выбора нет, нужно работать. И я начинаю с главной достопримечательности Миор – Успенского римско-католического костела.

Панорамные снимки и Миор, и костела с вертолета у меня есть, необходимо сфотографировать детали и, если повезет, интерьер.

Вот так костел парит вместе с грозовыми облаками над Миорским озером.

А это скульптура Божией Матери с младенцем Иисусом перед входом. Не так часто удается увидеть столь выразительные композиции, я ищу наиболее выигрышный ракурс.

У задней стены костела находится единственный в стране, а может быть, и в мире памятник нерожденному ребенку в виде гильотины, которая вот-вот разрубит зародыш в чреве матери.

А справа от костела стоит памятник Папе Иоанну Павлу II.

Впечатляет и богатый интерьер костела.

Особенно колоритно смотрятся скульптуры, иконы вместе с первой прихожанкой, которая пришла на вечернюю службу. Вообще, в костелах фотографировать значительно проще, чем в церквях. Есть чувство свободы, чего не скажешь о православных храмах, где каждый раз снимаешь, как будто воруешь, и ждешь вопроса: «А вы получили благословение батюшки?» Обычно получать благословение у меня времени нет, а если и приходится это делать, то каждый раз необходимо преодолевать какое-то сопротивление, объяснять, для чего я это делаю. Не понимаю, зачем были придуманы эти запреты, выигрывают ли от этого и вера, и церковь. Но сейчас мне не до фото-религиозных размышлений. Надо работать, пока позволяет погода и сложившаяся ситуация.

Щелкаю центр города, но снимки получаются среднего качества:небо очень неровное, лужи на асфальте, тени глубокие – вечереет.

Вот такими были облака в первый день командировки. Памятник воинам-освободителям. Есть, по-моему, в этом кадре какой-то символизм. Как и в этом кадре местных рыбаков.

А дальше на полусломанной машине мы доезжаем до бывшей усадьбы в Каменполье, погода ухудшается, фотографировать бесполезно. Принимаю решение заглянуть сюда завтра, едем дальше. Мне еще нужно проверить, выходят ли журавли на подкормочную площадку, которую на своем поле оборудовал местный фермер, – утром планирую фотографировать их. Добираемся на кормовое поле, следов журавлей не видно, но недавно был дождь, их элементарно могло смыть. Решаю рассвет встретить в засидке. А дальше путь лежит в Браславский район. Во-первых, из-за туч снова выглянуло солнце. Во-вторых, случилось что-то с «мозгами» моей машины – и она поехала нормально. В-третьих, впереди у нас деревня Иказнь, где при удачном стечении обстоятельств можно сделать хорошие фотографии.

Вот так выглядит на фоне заката деревня Иказнь, темнеют купола церкви, рядышком стоит и костел. Разумеется, я его тоже фотографирую, но, думаю, чтобы передать вечернее состояние этого озерного края, одного кадра достаточно.

Мы приезжаем в гости к нашим старинным друзьям Селяхам. Приятные разговоры, колоритную баню пропускаем, так как тема немножко не та, да и рано утром у меня запланирована фотоохота на журавлей. Пару месяцев назад я уже фотографировал их здесь, но всегда кажется, что лучшие снимки еще где-то впереди.

В полпятого звонит будильник, в начале шестого я добираюсь до поля, где оборудованы засидки для фотоохоты и для журавлей подсыпается зерно. Еще темновато, на краю поля замечаю лосенка. Затаиться и ждать, пока рассветет? Или идти в засидку? Я настроился на съемку журавлей, поэтому лосенком и лосихой жертвую. И, как выясняется, напрасно – журавли в это утро не появились.

Что поделать, бывает у фотоохотников и такое – не всегда принятое тобою решение оказывается правильным. Но это только подчеркивает тот факт, что работать нужно четче. Чем я и начинаю заниматься с восьми часов утра.

Первой по маршруту у меня деревня Перебродье, нужно щелкнуть костел и церковь. Выясняется, что расположены они так, что лучшие снимки можно сделать только во второй половине дня. Деревня находится как раз на развилке нескольких туристических маршрутов, поэтому спокойно проезжаю эти объекты. Слева озеро Обстерно, справа Нубисто – места красивейшие, но все это я уже фотографировал раньше, сейчас нужны конкретные архитектурные объекты, которые упоминаются в путеводителе. Я еду в деревню Заболотье, где сохранились остатки усадьбы и парка. По дороге замечаю вот такой экзотичный забор.

А на небе появляются симпатичные дымчатые облака. Очень быстро находится и первый план.

Крест на развилке дорог у деревни Заболотье, сельский житель на поле, бабушка на велосипеде…

Интересно у меня все-таки бывает: только выберешь какой-нибудь объект для фотосъемки, появляется бабушка, дедушка или кто-нибудь еще, чтобы оживить сюжет. С людьми же пейзажные снимки выглядят живее!

Усадьба в Заболотье меня совсем не впечатляет, а вот дворец в деревне Дедино наводит на определенные размышления.

Во-первых, масштаб дворца, стоявшего на горке в окружении парка. Можно представить, как вокруг все было красиво.

Величие этого сооружения можно почувствовать и сейчас, глядя на колонны сквозь бывший парадный вход.

Но мне интереснее всего, как воспринимали этот дворец дети из сельского домика между колоннами. По-моему, невозможно стать патриотом родной земли, родившись и подрастая возле руин.

В тексте, предоставленном издательству райисполкомом, было написано, что в настоящее время здание передано инвестору, который надеется вдохнуть в знаменитую усадьбу новую жизнь. Я пока никакого оживления не обнаружил…

Зато по дороге в Идолту вначале замечаю зайца (подкрасться к нему не удалось), затем двух косуль.

Успеваю сделать только два кадра – и косули мгновенно исчезают с поля.

Идолто, храм Матери Божьей Шкаплерной. Мощь и сила чувствуется в этом костеле, который построили в первой половине ХХ века.

Сквозь одно из окон пробивается луч света, высвечивая скульптуру Иисуса.

А это отреставрированная усадьба в Идолто, которой когда-то владели знаменитые Сапеги. После присоединения этих земель к Российской империи Сапеги, как и многие другие магнаты, отказались присягнуть на верность императрице Екатерине II. Чтобы избежать конфискации земель в пользу России, владельцы почти за бесценок продали их Иосифу Милошу.

Усадьба с другой стороны. Мог бы, конечно, показать трещины на здании после недавней реставрации, но не хочется. Особенно после вот этих руин, которые находятся совсем рядом с усадьбой.

Какая жизнь была в этих зданиях? Кто в них радовался жизни или страдал?

Похожие мысли навевает и стена сарая, где перемешалась кладка древняя и современная.

Очень зрелищно в Идолте смотрится также старый костел на полуострове. Но в момент моего приезда он был неправильно освещен. Я решил, что здесь надо обязательно побывать осенью, когда пожелтеют огромные липы и клены и будет закатное освещение.

Дальше по плану – водопад на реке Вята. Но его еще надо найти. Даже по наводке местного краеведа мне не удается сделать это сразу, и я оказываюсь в деревне Сташули. Наверное, произошло это специально, чтобы я мог сфотографировать Ивана Михайловича Цибка, который по старинке готовил пищу поросятам.

По привычке запечатлеваю справа и слева различные деревенские картинки.

А дальше снова поиски водопада. По дороге наталкиваюсь на стайку куропаток, разумеется, во мне мгновенно просыпается фотоохотник – и я делаю серию снимков. Не просто так, конечно, а постепенно, подкрадываясь к птицам как можно ближе.

И вот он – знаменитый миорский водопад на реке Вята, созданный руками природы и человека. Когда-то здесь была картонная фабрика, местная электростанция, которая позволяла обеспечить электричеством не только ближайшие деревни, но и город Миоры. А теперь мы можем наблюдать такую вот картинку:

Водопад, безусловно, впечатляет, но добраться до него после дождя – серьезная проблема. Хорошо, что проезжавший мотоциклист указал точное направление…

В устье реки Вята, которая впадает в Западную Двину, находится одноименная деревня. В тексте путеводителя о ней ни слова, но, по словам краеведа Витольда Ермоленка, там имеется деревянный костел. Разумеется, находясь в такой близости от него, я не мог проехать мимо. И не пожалел.

Вот так костел смотрится в контровом освещении. Построен перед самым приходом советской власти, обстрелян немецкими солдатами, превращен позднее в склад. Но здание выжило и в начале девяностых годов прошлого века было возвращено верующим. Только вот проблема в том, что в настоящее время этих верующих почти не осталось…

Об этом говорил Зыгмунт Матвеевич Каськевич, который предложил открыть костел и показал следы от немецких пуль.

А я двигаюсь дальше – в когда-то знаменитое местечко Леонполь. Им владели Мосальские, Мирские, Огинские, Сапеги, но наибольший расцвет пришелся на времена рода Лопатинских. Увы, сегодня бывший дворец находится в запустении.

Заросли крапивы окружают его, словно вражеские воины, окна заложены кирпичом, по ступеньках парадного подъезда поднимается молодая поросль деревьев. Грустное зрелище. Но еще грустнее становится после посещения единственного в своем роде «Музея радзімазнаўства». Вообще-то, краеведческих музеев у нас в стране много, но такое название имеет, по моим сведениям, только леонпольский. Создал музей известный белорусский поэт, выходец из этих мест Сергей Понизник. А грустно мне от того, что этот музей уже дважды (!) обворовывали.

– Спасибо отдыхающим-россиянам, – говорит директор клуба и заведующая музеем Татьяна Константиновна Климанская. – Собрали денег нам на новую железную дверь, теперь воры могут только стену проломать…

В белорусских музеях есть только два деревянных велосипеда. Один находится в Пинске, второй в Леонполе.

А этот экспонат я специально не подписываю. Кто первым узнает, что на нем изображено?

Я благодарю Татьяну Константиновну и еду дальше. Впереди еще девятиметровая колонна в честь Конституции 3 мая 1791 года на окраине Леонполя, самый маленький город Беларуси Дисна и множество других населенных пунктов Миорского района, где сохранились интересные архитектурные и исторические объекты. Но мне приходится выбирать, за день все не объедешь. Дисна остается в стороне – я фотографировал там уже неоднократно. Хочу посмотреть на церковь в деревне Черессы, она очень красиво смотрится с вертолета на перешейке между двумя озерами. Увы, с земли оказывается совершенно обыденной церквушкой.

А вот боковой вход мне понравился…

И снова Миоры, еще раз фотографирую костел при другом освещении, а также центральную часть города. Время приближается к пяти вечера. Я еще не завтракал и не обедал, но в поездках обычно мой организм мобилизуется, и, как ни удивительно, я порой вообще не хочу есть. Наверное, так и должно быть. Я заезжаю в Каменполье, которое не смог сфотографировать вчера.

Вот такой у Святополк-Мирских была конюшня, впечатляет? Представляете, как здесь было при прежних хозяевах?

А это костел в Перебродье. Тоже бывший склад, возвращенный верующим в девяностые годы прошлого столетия.

Я возвращаюсь к Селяхам, обедаю, час отдыхаю и снова отправляюсь на фотоохоту. Теперь уже по браславским угодьям. Места знаю прекрасно, вот-вот начнется гон лосей, надеюсь сделать, наконец, кадр «стонущего» рогача. Нахожу клеверное поле, думаю: постоять здесь или ехать дальше? И в этот момент из леса появляется лосенок.

Все, сомнения мои исчезают, я понимаю, что именно сейчас могу сделать неплохие кадры. Лосенок кормится, но из-за горки видны только голова и часть спины. Я сижу в машине, ветер удачный, остается только ждать. И вот появляется лосиха.

Она долго смотрит в сторону машины, принюхивается. Еще один лосенок выходит на поле, а лосиха все смотрит на меня. Наконец она издает недовольный звук и убегает. Лосята вместе с ней…

Не получилась у меня фотоохота на этот раз. Но еще большее разочарование принесло завтрашнее утро. Я не сделал ни одного кадра! Хотя проехал километров пятьдесят по самым диким дорогам Браславщины. Наверное, отразилась на поведении животных повсеместная борьба с дикими свиньями…

В воскрессенье в обед мы снова едем в Минск через Миорский район, я снова снимаю церкви и костелы, но их в этом репортаже и так уже достаточно…

Главное – мы закрыли тему, как любит говорить один мой знакомый режиссер-анималист: Миорщина отснята достаточно, чтобы издать путеводитель и представить ее на нашем туристическом сайте. Проехал километров семьсот, сжег сто тридцать литров топлива, получил удовольствие. Что еще надо путешественнику?

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах