Как побывать на Святой Земле и не распять Бога!

Как побывать на Святой Земле и не распять Бога!

Внутренняя духовная подготовка к поездке в Израиль, на Святую Землю, заняла у меня пять лет. А лететь все равно пришлось в непростой момент: в день вылета экстравертный Трамп признал Иерусалим столицей государства Израиль. Запахло третьей интифадой. Стало тревожно – за судьбу мира и собственную безопасность. Но, как говорят евреи в таких случаях: крутись, как хочешь, а лететь-то надо – билеты куплены, и меня ждут в Израиле близкие люди. Помимо общих восторженных ощущений, которые появляются у каждого нормального человека после пребывания в замечательной стране Израиль и посещения Святых мест, у меня возник ряд субъективных наблюдений – туристических и околотуристических,  которыми я хочу поделиться. Делюсь с некоторой опаской. Возможно, я заблуждаюсь относительно влияния туристических потоков на ауру Святых мест – как говорится, не судите, да не судимы будете. Возможно, у абсолютного большинства туристов и паломников возникают другие ощущения. В любом случае, нам всем есть о чем подумать.

Вопросы безопасности и реальная жизнь

Едва я оказалась в Израиле, посыпались тревожные вопросы от знакомых из Беларуси и других стран: как там с безопасностью, можно ли лететь на отдых и экскурсии – короче, стреляют или не стреляют?

Накануне по ТВ показывали жуткие сцены из Иерусалима: беспорядки, раненые в крови, горящие покрышки. Это в пятницу в вечерних новостях. В субботу утром я была на экскурсии в Восточном Иерусалиме. Тишина, благодать, ни малейшего намека на напряженность. На границе Восточного и Западного Иерусалима дежурят белоснежные фургончики телевизионщиков – ждут, когда что-нибудь произойдет.

стена плача.JPG

Но, к счастью, ничего не происходит. В Восточной – арабской – части кипит обычная повседневная жизнь. В Западной (еврейской) – шабат: это значит, почти не ездит транспорт, тихо и спокойно, как в детском саду в тихий час.

В общем, в тот день интифады не случилось. Хотя в секторе Газа действительно было неспокойно. Об этом сообщали серены в сотовых телефонах, которые душераздирающе гудят, как только хотя бы одна ракета летит в сторону Израиля. Первое время, слыша эти режущие звуки из мобильников, я пугалась, и каждый раз переспрашивала, есть ли в доме бомбоубежище. Но местные говорили что-то вроде: «Это выпустили две ракеты – одну словил наш щит, вторая упала на пустынной территории». Спокойно так говорили, индифферентно. И постепенно я привыкла.

В Израиле вообще много к чему привыкаешь. Привыкаешь к высоким заборам с решетками в садиках и школах. Привыкаешь к тому, что очень много военных – пожалуй, даже больше, чем колоритных хасидов в длинных черных жакетах, высоких шляпах и с пейсами. Молодые люди в военной форме с автоматами. Молодые люди в форме без автоматов. Девушки в дивном, кремового цвета камуфляже, берцах и с пилотками, залихватски засунутыми в плечевую погонную петельку. Все выглядят просто и элегантно. Израиль как будто в состоянии перманентной войны, но более благодатной земли и, в целом, одухотворенной атмосферы даже в кипящей бурной жизнью Хайфе (не говоря уже, скажем, о библейских окрестностях Галилеи) вы вряд ли найдете на нашей планете.

бахайские.jpg

Все тут, как и положено, устроено хитро. Гид сообщил, что 40% населения страны не платят налогов – хасиды плюс какая-то часть арабов, при этом зарплата в стране очень высокая, как и цены, впрочем. Не зря говорят, что в Израиле пять морей: Мертвое, Красное, Средиземное, Галилейское и… море евреев!

Что бы мы ни думали у себя в Минске, Москве, Варшаве или Нью-Йорке, жизнь в Израиле устроена достаточно толерантно. К примеру, на палестинскую часть, где находится Вифлеем, нельзя заезжать гражданам Израиля, но туристические автобусы с израильскими номерами, израильскими гидами и израильскими водителями пропускают. На КПП автобус не останавливают (во всяком случае, наш не останавливали), нет ни досмотра, ни паспортного контроля. В Палестине у израильских турфирм надежные партнеры. Все вместе делают бизнес, ничего личного.

А уж  чтобы описать красоту этих мест не хватит никаких слов! Хайфа – один из самых трудовых районов Израиля – расположена на скале, уступами спускается к морю. Старые арабские кварталы, Бахайские сады, Монастырь Стелла Марис на горе Кармель с пещерой Ильи Пророка. Город красивый и энергичный. Повсюду либо кипит работа, либо висят объявления – предлагают работу. Здесь огромный порт, заводы, зернохранилища, туризм, большое количество IT- компаний. Говорят, что о качестве жизни и состоянии общества можно судить по отношению к старикам. Израильтяне, кажется, хотят, чтобы их старики жили вечно. В стране – огромная индустрия ухода за пожилыми людьми. Для немощных и даже не очень немощных стариков обязательно нанимают сиделок, которые возят их в колясках на солнышко – подышать, пообщаться и полюбоваться на прекрасный Божий мир.

Кстати, о Боге.  Именно отсюда, согласно верованиям трех основных мировых религий – иудаизма, христианства и ислама, – Всевышний и начал создавать наш мир. В этих местах людям явились все главные пророки и наш Спаситель. Здесь написаны наши главные книги, тут чудесным образом появились заповеди, которых мы все, даже атеисты и агностики, в той или иной мере придерживаемся. Смысл и соль путешествия в Израиль – даже если вы приехали с частным визитом – посетить Святые места, связанные с рождением христианства. Вот об этом – поподробнее.

Как побывать на Святой Земле и не распять Бога!

Задолго до поездки в Израиль мне приходилось слышать мнение неверующих людей о том, что в этих местах они невольно ощутили реальность существования Христа. Что он действительно на этой земле жил. Это правда. Жил, ходил, проповедовал, был распят, на третий день воскрес, вознесся на небо, и снова придет судить живых и мертвых, и его господству не будет конца… Вся христианская история – реальность: такая же, как наша культура, которая произошла от слова «культ». Иначе думать – опускаться до марксизма – а это не лучший вариант для души, если она, конечно, у вас есть, и вы не воображаете себя бездушным куском плоти. Но сейчас, честно говоря, очень сложно уловить живое присутствие Бога – даже в самых Святых местах. Был, но, кажется, мы его выгнали отсюда. Во всяком случае, мне так показалось. И вот почему.

Наш автобус подъезжает к Вифлеему. Напоминаю, это город  Давида, куда из родного Назарета пришли Мария с Иосифом, чтобы по приказу римского императора поучаствовать в переписи населения.  Именно в Вифлееме Иисус явился в наш мир. Произошло это в простом загончике для скота, поскольку другого места для Спасителя у нас, естественно, не нашлось. На подъезде гид сообщает, что сейчас заедем в магазинчик, где можно будет купить свечи, кресты, иконы и прочие атрибуты и сувениры. Далее по маршруту у нас еще будет Иерусалим с храмом Гроба Господня, где находится Голгофа, заходить на которую следует с крестом в руках, поэтому гид настойчиво порекомендовал распятие, во всяком случае, приобрести. Вообще, гиды в Израиле работают очень толково и деловито – подробно рассказывают, какие атрибуты нужно брать, куда их прикладывать, чтобы освятить, сколько платить за записки и так далее.

Конечно, освященная христианская символика, которую можно привезти на родину, –  одна из целей и радостей этой поездки, поэтому все с удовольствием соглашаются. Цены в лавке указаны в долларах, но у большинства на руках шекели. После покупки и расчета в автобусе слышны возмущенные возгласы: похоже, палестинские торговцы посчитали по официальному курсу, умноженному на два, а некоторые так плохо знают арифметику, что умножили прямо на два с половиной. Ну, в общем, что ж, это не повод для настоящего расстройства:  бывалым туристам к таким делам не привыкать – арабский мир, откаты гидам, восток – дело тонкое, и все такое. Заходим в храм Рождества Христова. Чуть ли не на алтаре – лавка, православный греческий священник торгует в розницу – свечи, мирра, иконки, вифлеемские звездочки, крестики паломника – все по 20! Как ширпотреб, прости Господи! Опять толпимся, как в сувенирной лавке, народ добирает, чего не хватает для спасения души.

торговля.JPG

Или мне кажется, или в Новом завете есть эпизод, в котором Иисус выгоняет торговцев из храма. Хотя, может, имелись в виду торговцы булочками и овцами, а крестиками – можно? Но не на алтаре же, в самом деле!

Далее, согнувшись, проходим к месту, где в желобке лежал маленький новорожденный Иисус. Он пришел в мир в бедной семье, мама положила его на солому, вокруг были овечки, которые согревали его своим дыханием, потому что в Израиле в конце декабря и январе, как правило, очень холодно и сыро. То, что Христос пришел к нам в бедности, имеет абсолютно сакральный смысл. Но тут думать ни о чем таком некогда. Гид дал нам четкие инструкции: из пакетов ничего не вынимать, во избежание заторов освящать прямо в целлофане, ставя торбы в желоб, становиться на колени по двое, записки за упокой и за здравие вручать священнику, который стоит рядом, за каждую записку – по пять долларов! Особенно запомнились целлофановые пакеты, которые все суют к месту, где когда-то Спаситель пришел в наш мир, и тут же в сантиметрах от этого священного места – доллары и шекели, которые передают из рук в руки. Вот так вот происходит посещение Храма Рождества Христова. Может, так и надо! Может, кто-то и внимания не обращает на дух коммерции и стяжательства, который мы сообща привнесли в эти места?

желоб.JPG

А нам еще предстоит побывать в Иерусалиме –  у Стены Плача и в Храме Гроба Господня. Честно говоря, мужская половина Стены Плача произвела более благоприятное впечатление, если так уместно говорить по отношению к подобным местам. Там слышен гул молитвы, много ортодоксов, и даже через заграждение ощущается какая-то благоговейность. Над стеной находится камень мироздания, с которого Господь начал создавать наш мир, камень скрыт под золотым куполом мечети. Если б можно было, я бы, честно говоря, пошла тихо молиться с мужчинами, но кто ж меня туда пустит!

А на «женской половине» с появлением автобусов с христианками ощущается какая-то нервозность. Всем же надо прорваться к Стене, прилипнуть к ней надолго и, конечно, засунуть записку. Вы, наверное, знаете, что записки в Стене Плача на самом деле толком не держатся. Ну, как-то не рассчитывали древние иудеи, строя свои Первый и Второй храмы, что христиане будут заваливать Всевышнего  просьбами через микротрещины в камне. (Может, когда будут воздвигать Третий храм, предусмотрят такую возможность?). Записки падают, их, соответственно, поднимают, пытаются втиснуть куда-нибудь, из этого ничего не получается, и все начинается сначала. Просто молиться в такой атмосфере крайне сложно. Я прекрасно понимаю, что люди пишут сокровенное, просят об исцелении, о счастье для детей и только о самом-самом хорошем для себя и близких. Я все понимаю и сочувствую, пусть все наши благие желания, изложенные в записках, сбудутся! Но, люди, Он их, скорее всего, не читает! Сомневаюсь, что кто-нибудь из нас – тысяч туристов, побывавших в этот день у Стены Плача, толком знает Символ веры.  Зато записок мы отправили на адрес Всевышнего целое море (их, кстати, говорят, не выкидывают, а в конце дня аккуратненько сметают и закапывают на соседнем кладбище). Действительно, зачем нам учить наизусть Символ веры? Тяжело и хлопотно! Нам подавай моментальное исполнение желаний без промежуточных обязательств.

Поднимаемся по небольшой, но довольно крутой лестнице на Голгофу в Храме Гроба Господня. Голгофа – скала Черепов, в которую вбили крест с Иисусом и еще два креста с преступниками, распятыми в этот день, –  одним хорошим и одним плохим. Нести купленный у палестинцев втридорога небольшой крестик нетяжело. Это же не Виа Долороза – часть страстей Христовых, где писалась наша история и все было предрешено – как именно каждый из нас будет нести свой крест по жизни, -- а просто несколько ступеней, пусть и достаточно крутых. Сама Голгофа скрыта под алтарем, но до нее можно дотронуться, если встать на колени и просунуть руку в специальное железное отверстие. Рядом с отверстием все ставят для дополнительного освящения те же шуршащие пакеты и далее благоговейно просовывают руку к Голгофе. Что делать, поступаю так же. Но вместо Голгофы первоначально нащупываю какую-то емкость – вероятнее всего, пластиковую бутылку с запиской или записками. Совать на Голгофу что-либо категорически запрещено, но кому-то было очень надо (допускаю, что действительно критическая ситуация и без помощи Бога не обойтись!), поэтому мы все, вся группа, а может быть, и все паломники и туристы в этот день прикасались  не к Голгофе, а к бутылке. Я не осуждаю – как говорится, не судите, да не судимы будете! Но, кажется, Бога мы все, совместными усилиями, умудрились выгнать из этих мест. Своим эгоизмом, этим духом коммерции и расчетливости. Нам все время что-то надо. Особенно в местах, где, как нам кажется, могут легко, чудодейственным образом сбываться наши желания. И мы даже готовы заплатить за это пару долларов или шекелей.

храм благовещения.JPG

Так не повсюду на Святой Земле. К примеру, в католическом Храме Благовещения в Назарете цивильный магазинчик с сувенирами отделен от храма. Место, где юной Марии явился ангел Господень и возвестил появление Сына Божьего, можно видеть, но туда нельзя водрузить пакет, там тихо, спокойно, можно постоять либо сесть и помолиться. Точно так же в Галилее много православных и католических храмов, где царит абсолютная идиллия, и именно в таких местах даже неверующие люди почувствуют ту самую реальность вознесения и живого присутствия Христа. Но есть места, в которых, кажется, мы снова и снова убиваем Бога, снова заставляем его тащиться с крестом на Голгофу.

Впрочем, он, как всегда, все понимает, и все прощает нам! Где бы мы ни находились – в Минске, Нью-Йорке, Москве или Иерусалиме. 

распятие.jpg


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

Новости

Вверх