Лучше гор могут быть… лишь пещеры!

Лучше гор могут быть… лишь пещеры!

На дне (2191 метр) «Вороньей глотки» – самой глубокой пещеры мира – однажды потерялся белорусский спелеолог. Романтика альпинизма нашла отражение в книгах, фильмах и песнях, а про спелеотуризм, «заточенный» на покорение естественных земельных полостей, несправедливо забыли. Но Игорь Марин из Брагина, психолог по образованию, глава клуба столичных спелеологов, куда входят ребята из разных уголков Беларуси, не унывает: слава придет – были бы непокоренные пещеры!

Марин и Пиманов

Наскальный шаман из прошлого

Идейным вдохновителем создания клуба стал отец Игоря Дмитрий Сергеевич, который когда-то занимался редкой профессией – был скалолазом-орнитологом в городе Минеральные Воды (Россия). Марин-старший доставал птенцов горных орлов, помогая ученым изучать пернатых. В один из походов тайком от матери взял семилетнего Игорешу. Мальчик с непростым делом покорения скал справился – и прикипел к альпинизму, казалось, навсегда.

– Игорь, а кто «перепрофи­лиро­ва­ть­ся»-то надоумил?

– Просто увидел однажды фотографии земных недр, реки, текущие под толщами каменных пород, сталактиты. Повеяло таинственным, загадкой – захотелось все это испытать на себе. Сейчас, к 28 годам, за спиной уже 22 похода к «центру Земли».

– С чего начинал?

– Прежде всего нашел в интернете советы бывалых и единомышленников: Валеру Копатя из Могилева (теперь наш «штатный» фотограф) и Костю Пиманова из Жодино. Костя придумывает, куда идем, разрабатывает маршруты. Мы его Сусаниным зовем…

Ребята разработали для себя программу тренировок, облазали стены десятков заброшенных домов, а также объектов в промзонах Минска, Смолевичей, Могилева. Купили три комплекта для спелеотуризма – страховочные системы, крючья, веревки-карабины и один акваланг – и отправились на Урал, к горному хребту Оленья тропа под Ижевском.

– Никогда не забуду свой первый спуск в жерло пещеры. Сначала она горизонтально уходила туннелем в гору, а потом резко обрывалась под ногами. Лезть в неизвестность, во тьму, где каждый шаг отдается эхом, очень страшно.

– Всегда было интересно: а дорогу назад как находите? Тянете за собой веревку вроде нити Ариадны?

– Продвинутые спелеологи пользуются GPRS-навигацией, видя путь на экране. А мы делаем по старинке: оставляем знаки – насечки, как в игре в казаков-разбойников.

– И каковы были результаты первой экспедиции?

– Три пещеры Оленьей тропы мы исследовали вдоль и поперек. Они небольшие, по 300–400 метров вглубь. Научились страховать друг друга, чтобы не свалиться один другому на голову в вертикальном тоннеле.

Но главное достижение ребят – все же не опыт. При возвращении фонарь высветил на стене пещеры изображение человечка с круглыми предметами в руках. До этого ученые, казалось бы, нашли все возможные наскальные рисунки – и тут на тебе, шаман с бубнами! Символ датирован XV столетием, принадлежит резцу вогула – представителя древнего уральского народа, жившего тут до покорения Урала русскими. В местном краеведческом музее появились новый экспонат и надпись в журнале: «Объект № 1411, Оленья тропа, нашел Игорь Марин, Брагин, Беларусь».

«Эверест навыворот»

Следом за уральскими пещерами троица облазила еще с десяток в Крыму и украинских Карпатах. Со временем клуб набирал численность: в него влился еще десяток-другой человек, среди них 9 девушек. Клуб завел свою кассу (по традиции местом хранения денег стала каска), и Кристина, подруга Игоря, стала заниматься закупками продуктов, амуниции, медикаментов для экспедиций.

– В 2004-м у нас произошел «бунт» против руководителя, – с деланой обидой шутит Игорь. – Ребята захотели в Абхазию, покорять самые глубокие пещеры мира – Снежную (1753 метра) и Воронью глотку на перевале Арабика, что под Гаграми! Я сдался, хотя, признаюсь, такой резкий переход от несложных объектов к самым-самым вызывал в душе холодок.

Снежная и вправду встретила сыростью да прохладой – еле спасали даже комбинезоны на вате и меху. Комфортно было только дамам, для которых купили американские костюмы с электроподогревом. Кстати, такая забота о девушках едва не разорила клуб – одежда будущего стоила очень дорого. Спасибо, помогли предприниматели из Минска и Брагина, профинансировав группу. В благодарность ребята взяли с собой… спонсора. И это вылезло боком.

– Подземный пейзаж Снежной – словно иллюстрация к сказу «Хозяйка Медной горы». Будто квартира великана: тут тебе и коридоры, и «залы» со сталактитами, и каморки-комнатки в скальной породе! Разные виды пород играют в лучах фонарей всеми мыслимыми и немыслимыми оттенками.

Главным «врагом» спелеотуристов стал не только холод, но и высокая влажность воздуха, при которой очень трудно дышать даже подготовленным людям. На дне обеих пещер – и Снежной, и Вороньей глотки – белорусы разбили подземный лагерь: палатки, раскладные стулья – все как надо! Даже флаг Беларуси в самой глубокой пещере мира повесили.

Проблем подбросил спонсор. 53-летний торговец мебелью Олег Дмитриевич, впервые оказавшись в такой сказочной обстановке, так впечатлился увиденным, что нарушил главное правило – не отрываться от коллектива. Оставив подуставших товарищей, новичок пустился в самостоятельное плавание – и потерялся в лабиринте переходов Вороньей глотки.

– На импровизированном совете решили: самые опытные – Марин, Копать, Пиманов – веером разойдутся по переходам в поисках товарища, а остальные иллюмининуют все коридоры, отходящие от площадки, где разбит лагерь, – рассказывает Игорь. – В конце концов нашли на стенах отметки, но не те, что ставил лидер группы, причем не чужие – свежие. Это явно был заплутавший Олег. Вскоре Копать вышел на блуждавшего (пятый час!) в потемках человека и увидел в его руке разбитый фонарь. 53-летний мужчина плакал от радости встречи, как ребенок!

В наказание за проступок Олега Дмитриевича обязали сыграть роль… привидения – Белого спелео­лога, который, по преданию, высасывает души у зазевавшихся туристов. Мужчину вымазали светящимся во тьме фосфором и попросили вый­ти из-за поворота коридора в тот момент, когда спелеологи из Ровно (Украина) войдут внутрь, и крикнуть: «Вы не представляете, как я проголодался!»… Группа украинцев с криками бежала прочь, побросав все вещи, чуть ли не километр…

Новоафонская пещера

сталактит в виде черепа. Новоафонская пещера

По следам средневекового НЛО

– А какое путешествие ты бы назвал самым необычным?

– Наверное, в пещеру горы Коппен в Нижней Саксонии (Германия). Случайно я услышал легенду, благодаря которой Гаммельн прославился по всему миру. В XIII веке один крысолов, очаровав игрой на флейте серых грызунов, которые опустошали окрестности Гаммельна, завлек их в воды реки Везер. Но магистрат города обманул искусника, не заплатив ему. В ответ «пестро одетый странник», явившись в Гаммельн снова, увлек мелодией... 160 детей городка, уведя их в пещеру на горе Коппен, где они и пропали. Казалось бы, легенда, которых немало. Кроме одного «но» – текст запечатлен в исторических хрониках города и опирается на свидетельства множества очевидцев! Это единственная легенда в Европе, имеющая привязку к дате: крысолов сделал свое черное дело 26 июня 1284 года. Необычно, правда? Игорь решил разузнать подробности в интернете. Оказалось, этот миф знают во всем мире, о нем сняты фильмы, написано много литературы... Версий произошедшего много: флейтист назван и маньяком, и... пришельцем с других планет! Но, главное, по одной из трактовок, детей погубили в пещере горы Коппен, что под Гаммельном. Туда поехала только троица «старичков» – Игорь, Валера и Костя, а еще Кристина. Пещера горы Коппен оказалась горизонтальной – длинный извилистый коридор со множеством подъемов и спусков. 

– В конце пути нас ждало разочарование: завал (судя по всему, довольно старый) преградил дорогу. Но, что интересно, если приблизиться к зазорам между камней и крикнуть – эхо отвечало не только сзади, где мы уже были, но и впереди. Вывод? Это не тупик, а все же завал, каменная «пробка», закупоривающая дорогу вперед. Пришлось поворачивать обратно...

– Больше к загадке гаммельн­ского крысолова не возвращались?

– В храме на Рыночной площади города хранится гравюра витража XIII века, который был там до разрушения в 1660 году. На нем цветными стеклышками выложена картинка: крысолов, за ним длинная вереница детей и... груды валунов по краям тропинки. Многие ребята держат в руках свечки. Понятно, что сочетание этих двух «улик» – прямой намек на гору Коппен, точнее, на ее пещеру. Будем надеяться, местные энтузиасты-краеведы упросят власти проторить дорогу в пещере, чтобы узнать, нет ли там останков детей. 

– А у вас какие планы на будущее?

– Постараюсь и дальше посещать пещеры мира. Работы много, а летом у нас с Кристиной свадьба. Надеюсь, мои дети разделят хобби отца и найдут ключи к тайне гаммельнского крысолова (смеется).

Беседовал Денис ТРОФИМЫЧЕВ

Новости

Вверх