Туристы-диггеры приедут в Беларусь сами, только дайте им какую-нибудь ВШу или ПРУху!

Туристы-диггеры приедут в Беларусь сами, только дайте им какую-нибудь ВШу или ПРУху!

Увы, но у многих белорусов слово «туризм» ассоциируется с гостиничными комплексами, целым полком экскурсоводов, хорошими дорогами и киосками с сувенирами. Стране, желающей стартовать в светлое туристическое будущее, нужно сначала найти инвесторов, задать хлопот национальному бюджету…

Но в то же время деньги для развития этой сферы можно брать без больших предварительных вложений, буквально из воздуха. Точнее, из-под земли. Как? Очень просто: «мобилизовать» старые подземные коммуникации, нанести их ходы на карты – и распиарить перед отечественными и заграничными диггерами.

y_1063fdba

Эти любители подземных путешествий («диггер» – от англ. «копатель») сами приедут, самостоятельно найдут жилье — только дай им какую ВШу (вентиляционную шахту) или ПРУху (противорадиационное укрытие).

Фантазии, скажете вы? Ежегодные слеты диггеров, любителей исследования искусственных подземных сооружений в познавательных либо развлекательных целях объединяют десятки тысяч молодых людей со всего мира. На просторах интернета их еще больше. Стоит лишь кинуть клич: в такой-то стране интересный заброшенный бункер или законсервированная станция метро — и они устремятся к цели, как пчелы. Почему не поставить их любопытство на службу белорусскому туризму – заброшенных объектов у нас более чем достаточно. И там не так страшно, как казалось корреспонденту «ТиО», побывавшему в жодинском сливном коллекторе с юным диггером Никитой Г.

Никита

– Впервые о диггерстве я узнал из телепередачи года полтора назад и подумал: таинственности, неожиданных открытий хочется, а горы с пещерами далеко, — вспоминает старт своего увлечения школьник. – Почему нет? И стал забираться в разного рода подземные сооружения родного Жодино, Минска, нашел товарищей по интересам. Сразу скажу: ничего страшного там нет! В гололед на тротуаре и то опаснее. А что до темноты, запахов, воды под ногами — это только создает налет нестандартности ситуации. Чего ждешь? Обувай «эльку» скорей, и будем «заброс» делать.

Разговор этот происходит у самого люка, что ведет в сливной коллектор на окраине Жодино. «Элька» (или «Аладдин») – костюм армейской химзащиты ЭЛ-1, вернее, нижняя его часть, которую Никита благородно предложил мне. «Заброс» на сленге — проникновение на объект. Бечевка, свернутая кольцом, фонари, рюкзаки за спинами — вот, пожалуй, и вся экипировка начинающего диггера. Единственная проблема: назойливое беспокойство о подземных «альпинистах» окружающих людей, поэтому лезут в коммуникации рано утром или когда стемнело. На этот раз так называемых «аборигенов» вокруг не было.

…Подземелье встретило нас плеском воды, тьмой и запахом сырости: проржавевшие лестницы хоть и пачкались, но были надежны. Эхо голосов убегало вдаль: порой казалось, что из тьмы поворотов, пронизываемой лучами фонарей, тебе кто-то отвечает. Сливной коллектор по сути небольшая подземная река, такой объект диггерам — на один зуб, и Никита проводит экскурсию буднично, без подъема.

y_23937db8

– Все просто: коридор с потоком по колено. Элька, мои прорезиненные ботфорты с таким справляются запросто. Да, слой песка под ногами порой пугает — ноги слегка увязают, но это «пугалка» для новичков. Единственная опасность — находиться в коллекторе во время большого ливня: он наполняется буквально за минуты. Но выходы на землю тут часты — как только поток станет прибывать, добежать до лестницы можно еще быстрее.

А вот и первые чудеса белорусских железобетонных подземелий — соляные сталактиты! С импровизированного потолка трубы, по которой мы, пригибаясь, идем уже пять минут, свисает 30-сантиметровая сосулька бурого цвета в обрамлении «собратьев» поменьше. Хрупкие, но довольно часто встречающиеся сталактиты (также белого, серого, зеленого цветов) растут годами, чтобы неожиданно удивить редкого путника.

y_712041b0

Еще одна деталь, от которой с непривычки не оторвешь глаз, — разного рода вкрапления, которыми испещрены подземные своды: горящие под лучом фонаря, как яхонты и бриллианты, они способны заворожить кого угодно. Некоторые, кстати, горят даже сквозь тьму — не хуже фосфора, чем привлекают к себе лягушек: десятки квакш роятся у этих загадочных светящихся наростов. Вообще лягушки довольно часто встречаются в подземных коммуникациях: они тут главный «ответственный» за фауну. У самых сапог то и дело проплывает мелкая рыбешка: лабиринты, над которыми ходят люди и бурлит жизнь, полны как грязной, так и довольно чистой воды.

— Здесь, в Жодино, нам попадались места с рыбешкой, занесенной в Красную книгу! Когда я ее сфотографировал и в школе показал, мне никто не верил, что я не с рыбного рынка или зоомагазина ее принес. Более того — грибов тут хватает. А вон, посмотри, где они примостились!

Прямо из ржавой стали труб, могильной серости бетона вырастают целые полчища белых, серых, кремовых «пещерных жителей». Целая армия грибов в виде трубочек, колец, дисков окружает нас. О съедобных свойствах я даже не заикаюсь: один их вид завораживает настолько, что и мысли вырвать хоть деталь из этой живой мозаики не возникает.

Изображение-054

Пауков местных мы так и не увидели, но их творения — огромные паутины, в которые умудрились попасть не только мухи, но и непонятно как залетевшие сюда листья — удивляют. Лучи света выхватывают нити, сотканные насекомыми, и посеребряют их буквально на глазах.

Среди редкого мусора, лежащего тут и там, можно найти части автомобилей, давно не появляющихся даже в исторических фильмах (например, руль от «Победы», спицы от первой модификации мотоцикла «ИЖ»), ребристую стеклянную тару к кока-коле, которую уже не помнят даже родители современных тинейджеров. Все эти приметы подземного мира — грибы, рыбы, сталактиты, поломанные раритеты — проплывают, выхваченные из тьмы, будто в калейдоскопе.

Впереди нас ждал, вот уж точно, свет в конце тоннеля — отверстие, выводящее воду на поверхность. Уходящий вправо коридор был сильно подтоплен — оттуда пахло мазутом.

— Да, там его целое озеро, путь окончен, — говорит Никита, поворачивая назад. — Впечатляет? С непривычки очень необычно, даже для нелюбителя. Я бы с удовольствием водил бы тут экскурсии. Этому месту бы еще парочкой легенд обрасти: маньяка бы какого выдумать, что прятал здесь своих жертв, — диггеры косяками пойдут!

Действительно, обойти такие места, посмотреть насчет ям и прочих неожиданностей — и можно запускать посетителей.

y_4ef5b385

По стране бесчисленное множество заброшенных подземных ангаров, канализационных систем с ответвлениями, всевозможных складов. В районе историко-культурного комплекса «Линия Сталина» — множество пустых, используемых под погреба местными жителями дотов. Все это «хозяйство» лежит под спудом, не известное для диггеров и сталкеров (любителей индустриального туризма — путешествий по апокалиптическим заброшенным заводам-предприятиям) зарубежья. За ним можно закрепить простых школьников, работников городских и сельских клубов — и туристические подземные тропы готовы. Московское метро, кстати говоря, каждый год наводняется сотнями желающих найти запасные заброшенные станции времен войны. Полиция метрополитена занята их отловом, вместо того чтобы наладить им свободный вход. В пределах разумного, конечно. Как в Англии: недавно там реставрировали лондонский собор Святого Павла, и в захваченной кризисом стране не нашлось денег на полный спектр работ по реставрации национальной святыни. Выход нашли быстро: отсекли завалами опасные ответвления подземелий собора и – пустили туда диггеров со всего мира. Нужная сумма собралась мгновенно, ведь «альпинисты навыворот» ходами не ограничились — они и собор посетили, и сувениров накупили, и друзьям о соборе рассказали. Представьте, какая реклама будет тому же комплексу, посвященному Великой Отечественной, что в Минском районе! В маршрут, включающий в себя «Линию» с дотами, можно будет «прикрепить» и новый музей войны, что строится в центре Минска — чем плохо?

Постскриптум

— Если бы эти планы стали жизнью, я бы первый облазил все открывшиеся для диггеров места, мечтает Никита. – Так, уже побывал в заброшенном бункере правительственной связи, что в Минском районе. Очень хотелось бы найти подземные ангары секретного аэродрома, что притаился где-то в Минской области, а также бункер для правительства БССР, что под Минском. Этих объектов никто не видел, но диггеры всего СНГ о них только и говорят. Любые подвижки в развитии этой сферы туризма принесут Беларуси известность и – карманные деньги тысяч молодых людей с фонариками.

Мнения

Вверх