«Один ликероводочный завод легко может заменить все турфирмы Беларуси»

«Один ликероводочный завод легко может заменить все турфирмы Беларуси»

Волна законодательных изменений, всколыхнувшая этой осенью отечественный турбизнес, породила бурные дискуссии, общий смысл которых сводится к тому, что «ограниченные» чиновники опять мешают работать такой важной отрасли. В пылу споров труженикам туристической нивы недосуг взглянуть на ситуацию со стороны. На роль стороннего наблюдателя портал TIO.BY пригласил известную в профессиональной среде персону – Павла Жуковского, который хоть и сменил около десяти лет назад сферу деятельности с туристической на образовательную, но отнюдь не перестал следить за тем, что происходит в белорусском туризме.

– Как бы ни было нам обидно, туристическая деятельность по сути ничем не отличается от деятельности по управлению химчистками. Туристическую поездку, как и чистоту одежды, как качество лечения, косметологических процедур, ремонта – список можно продолжать бесконечно, – нельзя оценить, пока клиент не увидел результат. Так что уникальность туристической услуги сильно преувеличена.

Почти двадцать лет активисты туристического движения твердили, что туризм – большая и важная сфера деятельности. Государство в это наконец поверило и стало требовать: раз вы такие большие и важные, дайте государству объемы и показатели. Считать, что в таких условиях государственные служащие должны упрощать жизнь туризму – по меньшей мере заблуждение. Обычный человек может делать все, что не запрещено законом, а чиновник может делать только то, что ему предписано инструкцией. А в ней нигде не написано, что задача чиновника – облегчать жизнь юридическим лицам Республики Беларусь, оказывающим населению туристические услуги.

Представьте, что все химчистки постоянно твердили бы о том, что химчистки – это важно, что Беларусь непременно должна стать химчисточной страной, чтобы всех непрерывно чистить. Химчисток же не меньше, чем турфирм, но никто не говорит, что их слишком много. Они тоже и меняются, и разоряются, и плохо чистят, и вещи теряют – короче, проблем не меньше. Но владельцы химчисток знают, зачем они работают: чтобы заработать денег, а вовсе не для того, чтобы сделать белорусов самой чисто одетой нацией в мире. У них нет такой высокой миссии, и они тихо занимаются своим делом.

Да, у туризма есть масса измерений: идеологическое, политическое, образовательное, культурное – всего хватает. И турфирмы считают, что они непременно должны открыть все эти измерения белорусам. А знаете ли вы, сколько белорусов написали заявления на получение нового паспорта, когда вводили новые паспорта? Большая часть тех, кому положен паспорт, даже не задумалась об этом. Им не нужен паспорт – они никуда не собираются! Если турфирма собирается поднимать три самолета в неделю – значит, каждый третий житель Беларуси должен летать на отдых. Официальная средняя зарплата в Беларуси в прошлом месяце составила 426 долларов. При этом каждый четвертый житель страны – пенсионер. Плюс дети, военнослужащие, чиновники… В Беларуси активного населения, которое могло бы хоть куда-нибудь двинуться, – миллиона два с половиной или три, включая научных работников, библиотекарей и молодых специалистов. Выездного туристского потенциала у белорусов нет, и Беларусь никогда не станет игроком на рынке. Вот летит белорусская делегация в город Гуанчжоу, где будет проходить китайская промышленная ярмарка. Из России ожидается 5 тысяч посетителей, а из Беларуси почти 200 – аж целый самолет! Как вы думаете, для кого будет отдельный прием? Есть закон больших чисел, и это не проблема Беларуси – это реальная жизнь.

Во время публичного обсуждения первого закона о туризме мы посчитали, что экономическая эффективность туристической отрасли всей страны равна экономической эффективности продажи двух вагонов водки. Один хороший ликероводочный завод с легкостью обеспечит экономические показатели всех белорусских турфирм, вместе взятых. Я глубоко убежден: туризм хорош лишь тем, что создает рабочие места с минимальными затратами. Какой другой бизнес можно начать, имея в кармане всего пару сотен долларов? Турбизнес требует минимальных вложений, отличается понятным технологическим процессом, дает реальное вознаграждение через короткий промежуток времени, предоставляет людям работу и более-менее постоянный источник дохода. Чтобы открыть турфирму, не нужно туристическое образование – это менеджмент в чистом виде. Какая разница, чем управлять? Нанять нужных специалистов и отладить бизнес-процессы – только и всего.

Многие люди открывают турагентства для своих вторых половин, просто чтобы девушкам не было скучно. Точно так же, как и в других сферах, где не требуется профильного образования – достаточно специального образования в сфере управления, чтобы грамотно руководить наемными работниками. Есть категория людей, для которых турбизнес нужен, чтобы просто быть чем-то занятыми. Еще кто-то открывает туркомпанию, чтобы реализовать личные амбиции. В середине 90-х мы были одними из первых, кто каждый год отправлял туристов на карнавал в Бразилию. Мы оплачивали гостиницы в ноябре на февраль, что по тем временам было дико, я знал домашние телефоны всех трех русскоговорящих гидов в Рио-де-Жанейро – и наши туры были успешными. Но когда мы посчитали рентабельность маршрута, задумались: зачем делать то, что не приносит денег? Не многие турфирмы открывают новые направления ради собственного материального благополучия. Поднять чартер в Таиланд – это личные амбиции, поскольку это явно проигрышный проект.

Наконец волна разорений и мошенничества в туризме случилась и в Беларуси – такое обязательно надо пережить. Хотя, не секрет, и до этого были компании, которые не выполняли свои обязательства в силу разных причин. В конце концов, не каждый бизнес-проект должен быть успешным: если каждый проект будет успешным, работать и жить станет скучно. Не бывает 100%-но удачных даже самых гениальных идей – должно быть хотя бы 5% неудачных. Люди должны прогорать. Другое дело, когда в России фирма «кидает» клиентов, директор зарабатывает полмиллиона и спокойно уезжает из Урюпинска в Таиланд или Колумбию, где живет до конца своих дней, – он за сезон «сделал» свою жизнь. А у нас в таких случаях зарабатывают около 50 тысяч долларов, так что это скорее от отчаяния и безысходности.

Кстати, меня всегда возмущают заявления о том, что туриста надо защищать и что клиент всегда прав. Согласно медицинской статистике, порядка 10% населения страны, а по самым пессимистичным прогнозам – и все 20%, нуждаются в психологической помощи, еще 5% – в психиатрической. Мы живем в неустойчивое «транзитное» время, и неудивительно, что стольким людям нужно просто-напросто регулярно проходить курс лечения, чтобы у них была устойчивая психика и не было раздвоения личности. Может ли в таких обстоятельствах быть прав каждый клиент?

Далее, слова «все» и «ничего», на самом деле, две стороны одной медали, то есть «всегда прав» значит «никогда не прав». Туриста защищать не надо – ему надо создать возможность выбора. Если люди хотят обжигаться и наступать на одни и те же грабли – это их право. Признайтесь, когда вы приходите в аптеку, вы просите самое дешевое лекарство?

Следует исходить из того, что туризм – это не предмет первой необходимости, который входит в потребительскую корзину. При этом всегда будут разные способы ведения бизнеса, и люди будут работать и «по-черному», и «по-серому», какие бы жесткие меры не принимались. Есть библейская заповедь «не воруй» – так ведь все равно воруют! Самая большая жесткость, даже жестокость наказания не испугает преступника. Преступления будут всегда, и не потому, что люди порочные существа, а потому что они могут как минимум заблуждаться. Поэтому всегда будут мошенники и обманутые люди – иначе мир был бы не интересен.

Мнения

Вверх