Реализация туруслуги возможна только на основании договора оказания туристических услуг

Реализация туруслуги возможна только на основании договора оказания туристических услуг

Если договор комиссии не является смешанным и не содержит условий о возможности покупки по нему туров самим комитентом для собственных нужд, приобретение такого тура по нему не является правомерным, пишет в редакцию TIO.BY судья экономического суда Гродненской области C. Белявский.

Основными нормативными документами, регулирующими деятельность в сфере туризма, является Закон Республики Беларусь "О туризме" и Правила оказания туристических услуг, утверждённые постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12.11.2014 № 1064.

Согласно ним, законодатель все правоотношения, связанные с реализацией туруслуги (туристического путешествия), разделяет на две группы, в зависимости от того, кому и с какими целями реализуется тур:

1. Реализация тура субъекту туристической деятельности;
2. Реализация тура участнику (участникам) туристической деятельности.

И если в первом случае реализация осуществляется как на основании договоров комиссии, так и иных видов гражданско-правовых договоров, не запрещенных законодательством, то во втором случае реализация осуществляется строго на основании договора оказания туристических услуг, типовая форма которого утверждена выше названным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12.11.2014 № 1064.

Отличием в данных договорах является их предмет. В первом случае реализация тура осуществляется с целью последующей продажи туристу. Во втором – покупателем выступает непосредственно участник туристической деятельности.

Соответственно, обязанности и гарантии туроператора, турагента по организации туристического путешествия предусмотренные названными выше правовыми актами принадлежат конечному покупателю тура по второму договору. По первому же договору (чаще всего комиссии) предметом является заключение комиссионером по поручению комитента за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

Таким образом, при направлении в турпоездку за рубеж по сформированной путевке гражданина, по договору оказания туруслуг гражданином или его нанимателем приобретается туристическое путешествие. Указанное прямо вытекает из определения, данного в статье 1 Закона Республики Беларусь «О туризме»: участники туристической деятельности - это туристы, экскурсанты, а также имеющие намерение заказать, заказывающие либо заказавшие туристические услуги для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, юридические лица, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели. Важно обратить внимание на то, что турпоездка не должна быть связанной с осуществлением предпринимательской деятельности. Иными словами, если целью поездки является предпринимательская (служебная командировка и т.п.), такая поездка уже не будет признаваться Законом Республики Беларусь «О туризме» туристическим путешествием, а лицо, отправившееся в такую поездку – туристом, на которого распространяются нормы названного закона.

Согласно определению, указанному в статье 1 названного Закона, туристическое путешествие – это организованное самостоятельно или с помощью субъектов туристической деятельности путешествие (поездка, передвижение, пребывание) физических лиц за пределы их места жительства (места пребывания) с туристической (не предпринимательской) целью.

Каким образом регулирует закон о туризме направление в служебные командировки работников субъектов туристической деятельности – туроператоров и турагентов? Ответ на данный вопрос также содержится в статье 1 Закона Республики Беларусь «О туризме». Так, согласно ней, субъекты туристической индустрии (туроператоры, турагенты) имеют право на осуществление продвижения, реализации туров, сформированных туроператорами. Кроме того, статья 15 Закона Республики Беларусь «О туризме», указывает, что продвижение тура включает в себя комплекс мер, направленных на формирование спроса на туристические услуги, в том числе посредством участия в специализированных выставках, ярмарках.

Если для осуществления продвижения туров требуется выезд за пределы места пребывания, такая служебная поездка осуществляется работником туроператора (турагента) на основании заключенных нанимателем договоров с соответствующими поставщиками услуг (перевозчик, отель, организатор конференции и т.п.), либо в рамках соответствующих условий гражданско-правового договора, заключенного с другим субъектом туристической деятельности (статья 14, 16 закона о туризме).

Приведем пример.

Экономическим судом было рассмотрено дело по иску ООО «Субкомиссионер» к ООО «Комиссионер» о взыскании с ответчика 1800 рублей неосновательного обогащения, с учетом процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование своих требований истец ссылается на статьи 290, 366, 733, 976 ГК Республики Беларусь, факт заключения договора субкомиссии №1 с ответчиком, заявку на бронирование в рамках указанного договора проживания в отеле «Отель» на острове Майорка (Испания), оплату указанной заявки, направление директора Директор Д.Д. в командировку по данной заявке вместе с гражданином Муж М.М., необоснованное выселение названных граждан из отеля в процессе пребывания в нём, необходимость возвращения ответчиком необоснованно полученным таким образом денежных средств от истца за период непроживания в отеле.

В судебном заседании истец требования поддержал.

Ответчик в отзыве на иск требования признал. Указывает на то, что спорным договором регулируются отношения субкомиссии, а не предоставления туруслуги, вину самих туристов в выселении из отеля.

Рассмотрев материалы дела, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд установил следующее.

Претензионный порядок урегулирования спора сторонами соблюден.

Как следует из материалов дела, между истцом и ответчиком был заключен договор субкомиссии №1.

Согласно предмета указанного договора, истец обязался заключать по поручению ответчика за вознаграждение от своего имени, но за счёт и в интересах ответчика сделки по реализации третьим лицам (непосредственно туристам, клиентам) комплекса туристических услуг ответчика, а именно турпродуктов, в порядке и на условиях предусмотренных названным договором. Также ответчик обязался совершать любые иные юридические действия обеспечивающие надлежащее исполнение названного поручения по совершению от своего имени за вознаграждение вышеназванных сделок.

31.08.2018 истцом в адрес ответчика была направлена заявка на бронирование тура для туристов Мужа М.М. и Директора Д.Д. сроком с 05.09.2018 по 12.09.2018 в Испанию. Как было установлено судом и подтверждено представителем истца в судебном заседании, указанные граждане являются супругами, при этом между истцом и гражданином Муж М.М. был заключён договор подряда №2 предметом которого, в том числе, является сопровождение руководителя истца, т.е. Директора Д.Д. (супруги Мужа М.М.) на встречах и переговорах. Как указал в заседании истец, данная обязанность распространялась и на командировки руководителя истца.

В условиях договора подряда сторонами был согласован срок его выполнения: с 05.09.2018 по 05.10.2018. Указанным договором не предусмотрена обязанность истца осуществлять за свой счёт перевозку и организовывать проживание Мужа М.М. в названных в поездках и встречах.

Заявка от 31.08.2018 была принята ответчиком к выполнению и им был выставлен истцу счёт на оплату. Указанный счёт был оплачен истцом платежным поручением 31.08.2018 на сумму 3200 рублей. Далее ответчиком осуществлено бронирование №3 у польского туроператора на фамилии Муж М., Директор Д.

Доказательств внесения истцу оплаты указанными гражданами истцом суду предоставлено не было. Истец указал в заседании и в пояснениях к иску о том, что поездка носила служебный характер и оплачивалась непосредственно истцом, без компенсации туристами Муж М.М. и Директор Д.Д. и заключения истцом с ними, равно как и между истцом и ответчиком договора на оказание туристических услуг.

Вместе с тем, в условиях спорного договора субкомиссии стороны предусмотрели следующий порядок оплаты туров. Первоначальная стоимость тура оплачивается клиентом (туристом) на расчётный счёт истца (субкомиссионера) после подписания договора оказания туристических услуг между субкомиссионером и туристом, то есть истцом и туристом и письменного подтверждения заявки со стороны комиссионера, то есть ответчиков. Далее, истец обязался перечислять ответчику полученные от клиентов (туристов) и причитающиеся ответчику денежные средства в течение 2 дней с момента их получения от клиентов (туристов).

Условий о возможности направления работников истца и третьих лиц в служебные поездки в рамках договора субкомиссии №1, названный договор не содержит.

Сторонами в заявке была согласована длительность пребывания в отеле - 7 дней с 05.09.2018 по 12.09.2018. В пояснениях и в судебном заседании истец указал цель указанной туристической поездки как командировку для установления партнерских отношений с иностранными организациями для исполнения истцом договора вышеназванного договора субкомиссии №1, заключенного с ответчиком.

Вместе с тем, анализируя представленную суду переписку в мессенджерах Skype и Viber судом было установлено, что истец не имел заранее определённого места для поездки. В частности, им осуществлялся выбор между отелями различных стран Западной Европы по критерию комфортности проживания для 2 человек и различными приемлемыми периодами нахождения. О том, что указанная поездка будет являться командировкой, истцом было указано ответчику в мессенджере Skype непосредственно перед осуществлением оплаты с целью её осуществления самим юридическим лицом, а не туристами.

Истцом также представлено командировочное удостоверение на Директора Д.Д. от 05.09.2018. Вместе с тем, указанное удостоверение не содержит отметок организации места пребывания о нахождении там командированного лица. В частности, учинена отметка штампа отеля, но роспись отсутствует.

В туристической путевке №3 в качестве основного туриста указан гражданин Муж М., пассажирами названы Муж М. и Директор Д.

Сторонами было подписано приложение к названному договору субкомиссии №1. Согласно условий которого стороны согласовали, что истцом в договор с клиентом (заказчиком) должно быть включено существенное условие о том, что ответчик вправе без согласования с туристами уменьшить или прекратить оказание услуги входящей в тур, если поведение туристов препятствует нормальному исполнению программы тура, в том числе, если такое поведение препятствует нормальному исполнению программы тура для иных лиц входящих в группу которые следуют туристы. При этом, в условиях договора субкомиссии №1 сторонами было согласовано, что при возникновении претензий со стороны туристов к качеству туристического продукта туристы обязаны сообщить об этом представитель принимающей стороны либо представителю отеля. При невозможности разрешить проблему на месте составляется протокол, заверенный представителем принимающей стороны либо представителем отеля.

Пояснить оплату тура за двух туристов, в том числе и за не состоящего в трудовых отношениях с истцом Мужа М.М. истец в заседании не смог, сославшись на договор подряда, который, как было уже отмечено выше не содержал подобного обязательства истца.

Порядок выплаты комиссионного вознаграждения был согласован сторонами в условиях спорного договора. Вознаграждение выплачивалось истцу за истекший месяц в течение 5 банковских дней с даты подписания отчета субкомиссионера. В условиях договора стороны согласовали, что утверждённый ответчиком отчет является основанием для проведения окончательных взаиморасчетов между сторонами в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

В приложении к спорному договору стороны согласовали, что истцом в договоры с клиентами должно включаться существенное условие о том, что туристы обязаны соблюдать правила временного пребывания в стране места тура, соблюдать правила проживания в отелях и общепринятые нормы поведения, правила личной безопасности и сохранности личного имущества во время тура.

Как было установлено судом, после заселения Директора Д.Д. и Мужа М.М. в отель «Отель», проживание в котором осуществлялась ими в одном номере, по сведениям представителей отеля 06.09.2018 в этом номере 210 между в Директором Д.Д. и Мужем М.М. произошла ссора, в результате чего была вызвана местная полиция. Согласно сведениям отеля, проживающие в номере Директор Д.Д. и Муж М.М. нарушали правила проживания, вели себя шумно, скандалили, бросали стаканы на улицу. В связи с жалобами жильцов, проживающих в соседних номерах, по причине указанных выше нарушений правил проживания в отеле, администрацией отеля было принято решение о выселении Директора Д.Д. и Мужа М.М. 07.09.2018 из отеля.

Как уже было отмечено выше, срок спорной поездки был согласован в туристической путевке с 05.09.2018 по 12.09.2018.

Таким образом, истец в исковом заявлении указывает о том, что его работниками Директором Д.Д. и Мужем М.М. не было осуществлено по вышеуказанным причинам проживание в отеле в период с 07.09.2018 по 12.09.2018 по причине выселения. В связи с чем, пропорционально периоду, в течение которого туристы не проживали в отеле, исходя из стоимости указанной в туристической путевке №3 истцом определена сумма неосновательного обогащения ответчика, а именно сумма средств, полученных от истца ответчиком, на сумму которых ответчиком не были предоставлены услуги – 1800 рубля.

Сторонами также было представлено письмо администрации отеля «Отель», на котором рукописно учинена надпись представители отеля о том, что «..администрация отеля «Отель», не примет оплату с 07.09.2018 до конца бронирование от гостей Мужа М. и Директора Д. Они выписались из отеля сегодня 07.09.2018 в 12:50 часов в связи с инцидентом, который произошел 06 сентября…».

В исковом заявлении и в судебном заседании истец указывает на указанное письмо, как доказательство, подтверждающее не получение отелем оплаты от польского туроператора за спорную туристическую поездку №3. Вместе с тем, надлежащих доказательств этого истцом суду представлено не было.

Ответчиком представлено платежное поручение от 03.09.2018 на перечисление польскому туроператору полной оплаты со ссылкой на спорную резервацию №3.

Кроме того, согласно письма польского туроператора от 07.11.2018, проживание по туристической путевке №3 было оплачено польским туроператорам за весь период проживания с 05.09.2018 по 12.09.2018.

Согласно агентского договора, заключенного ответчиком с польским туроператором №5, ответчик является агентом указанной туристической организации и имеет право заключения договоров субкомиссии с иными туристическими организациями как и договоров на оказание туристических услуг.

В туристической путевке №3 в качестве организатора турпоездки назван польский туроператор.

В приложении к спорному договору №1 сторонами был согласован размер агентского вознаграждения, получаемого истцом от ответчика за заключение договоров реализации туристических услуг в размере 9% от стоимости поездки по туристическим продуктам польского туроператора. Платежным поручением от 18.09.2018 ответчик перечислил истцу комиссионное вознаграждение по вышеназванной заявке от 31.08.2018 (путевка №3). Истцом не были представлены доказательства возвращения названного комиссионного вознаграждения ответчику.

Согласно расчёта истца, размер необоснованно полученной ответчиком, по его мнению, стоимости проживания за период с 07.09.2018 по 12.09.2018 в отеле «Отель» составил 1800 рублей, которую он и просит взыскать с ответчика в качестве неосновательного обогащения последнего.

На названную сумму истцом также начислены проценты за пользование чужими денежными средствами за период просрочки в их возврате.

Оценив указанные обстоятельства, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьями 100 и 101 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь суд, рассматривающий экономические дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания).

Согласно части 2 статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством (состязательность сторон). Лица, участвующие в деле, в процессе доказывания определяют объем фактов, подлежащих доказыванию, собирают доказательства, подтверждающие факты, подлежащие доказыванию, представляют доказательства, участвуют в их исследовании в судебном заседании, высказывают суду свое мнение по оценке доказательств.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом, рассматривающим экономические дела, если иное не установлено ХПК.

Доказательства представляются лицами, участвующими в деле, в суды, рассматривающие экономические дела, первой и апелляционной инстанций в порядке, установленном ХПК.

Согласно статье 104 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, обстоятельства дела, которые, согласно законодательству, должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.

Статьей 1 Закона Республики Беларусь "О туризме" и пунктом 4 Правил оказания туристических услуг, утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12.11.2014 № 1064 установлены следующие термины и их определения:

субъекты туристической деятельности - туроператоры, турагенты;
турагентская деятельность - предпринимательская деятельность юридических лиц или индивидуальных предпринимателей (турагентов) по продвижению, реализации туров, сформированных туроператорами - резидентами Республики Беларусь, участникам туристической деятельности, а также по оказанию отдельных услуг, связанных с организацией туристического путешествия;
турист - физическое лицо, совершающее туристическое путешествие на период от 24 часов до одного года или осуществляющее не менее одной ночевки в стране (месте) временного пребывания;
туристические услуги - услуги по перевозке, размещению, а также иные услуги (по питанию, организации туристического путешествия, экскурсионные и другие услуги), не являющиеся сопутствующими услугам по перевозке или размещению, оказание которых в комплексе услуг, входящих в тур, позволяет совершить туристическое путешествие в соответствии с его целями и потребностями туриста, экскурсанта;
туроператорская деятельность - предпринимательская деятельность юридических лиц (туроператоров) по формированию, продвижению, реализации туров, в том числе сформированных другими туроператорами, включая нерезидентов Республики Беларусь, а также по оказанию отдельных услуг, связанных с организацией туристического путешествия;
участники туристической деятельности - туристы, экскурсанты, а также имеющие намерение заказать, заказывающие либо заказавшие туристические услуги для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, юридические лица, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

Таким образом, в спорных правоотношениях, применительно к обоснованию исковых требований, истец и ответчик выступали в качестве субъектов туристической деятельности. Граждане Директор Д.Д. и Муж М.М. являлись участниками туристической деятельности (туристами).

Согласно статье 16 Закона Республики Беларусь "О туризме" и пункту 23 Правил оказания туристических услуг, утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12.11.2014 № 1064 Реализация тура участнику (участникам) туристической деятельности, оказание туристических услуг исполнителем заказчику (туристу, экскурсанту) осуществляется исключительно на основании договора оказания туристических услуг.

В то-же время, реализация тура субъекту туристической деятельности осуществляется на основании договора комиссии или иных договоров, не запрещенных законодательством, что и было выполнено ответчиком по заявке истца.

Учитывая предмет договора субкомиссии №1, на который ссылается в обоснование иска истец, его предметом являлось исключительно заключение истцом договоров оказания туристических услуг в интересах ответчика за вознаграждение.

Согласно статьям 880-884 ГК Республики Беларусь, по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

Комитент обязан уплатить комиссионеру вознаграждение, а в случае, если комиссионер принял на себя ручательство за исполнение сделки третьим лицом (делькредере), - также дополнительное вознаграждение в размере и порядке, установленных в договоре комиссии.

Если иное не предусмотрено договором комиссии, комиссионер вправе в целях исполнения договора заключить договор субкомиссии с другим лицом, оставаясь ответственным за действия субкомиссионера перед комитентом. По договору субкомиссии комиссионер приобретает в отношении субкомиссионера права и обязанности комитента.

Ссылку истца на возможность расширительного толкования пункта 1.1.2 договора субкомиссии №1 в части возможности направления работников истца в туристические поездки и командировки на основании названного договора суд оценивает критически. Подобное условие спорным договором не предусмотрено.

Совокупный анализ переписки сторон по делу в мессенджерах Viber и Skype по спорной туристической поездке свидетельствует о том, что основной целью поездки являлся отдых, а не установление партнерских отношений с испанскими организациями и гражданами для исполнения условий спорного договора субкомиссии №1. Более того, сама Директор Д. указывала в переписке, что с 05.09. по 13.09. находится в отпуске. Позицию Директора Д.Д. в судебном заседании, не подтверждающей это суд оценивает критически.

Направив и оплатив заявку от 31.08.2018 на туристическую поездку туристов Директора Д.Д. и Мужа М.М., без заключения с ними договора на оказание туристических услуг, как того требует пункт 1.1.1., 5.4.-5.5. спорного договора субкомиссии №1, истец принял на себя все риски с этим связанные.

Кроме того, факт заселения 05.09.2018 и выселения 07.09.2018 туристов по причине нарушения правил проживания в отеле подтверждается материалами дела и истцом не опровергнут достаточными и убедительными доказательствами (протокол, заверенный представителем принимающей стороны либо представителем отеля и т.п.). Таким образом, ответчик исполнил в полном объеме обязательства, предусмотренные пунктом 1.1.1. договора субкомиссии №1 – реализовав турпродукт по турпутевке №3.

Выселение туристов 07.09.2018 из отеля произошло по независящим от ответчика обстоятельствам.

Доказательств неперечисления ответчиком польскому туроператору полной стоимости тура (возврата туроператором ответчику части стоимости турпоездки) истцом не представлено, доказательствами, содержащимися в материалах дела это не подтверждается.

В связи с изложенным, требование истца о взыскании с ответчика частичной стоимости предоставленного для реализации истцом по поручению ответчика третьим лицам (туристам) туруслуги признано судом необоснованным и не основанным на нормах права, указанных истцом в иске (статьи 290, 733, 976 ГК Республики Беларусь). С учетом необоснованности основного требования, неправомерным признано и требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму неосновательного обогащения.

С учетом изложенного, в удовлетворении иска было отказано.

Решение не было обжаловано и вступило в законную силу.

Таким образом, если условия о возможности приобретения туров для нужд продвижения туруслуги, иных нужд в договоре комиссии (ином договоре) не содержатся, то приобретение тура для таких нужд в рамках его не может быть признана обоснованной.

Рекомендацией может быть включение в договоры комиссии условий о возможности приобретения туров для собственных нужд комитентом у комиссионера. Такой договор станет смешанным.

Надлежащее определение условий договоров реализации тура субъекту туристической деятельности позволяет избежать ошибок, допускаемых при их исполнении.

Белявский С.Ч. судья экономического суда Гродненской области

Новости

Вверх