12.06.2014

 - Газета

Автор: Валерий МОИСЕЕНКО, Минск – Одесса – Стамбул – Катманду – Тибет


В поисках Шамбалы. Мистические места мира глазами белорусского альпиниста

Продолжение. Начало в № 20

По преданиям, они обладают омолаживающим эффектом. Купание как мистический сон и ночлег. Перед ночлегом посещение прекрасно сохранившегося бонского монастыря с дружелюбными монахами. Справа от него крутая лестница из ступенек в скальном склоне, заканчивающаяся пещерой-скворечником, окрашенной в белый цвет. Эта пещера принадлежала умершему год назад медицинскому ламе Тибета, который там принимал пациентов. Последний год обратиться за медицинской помощью не к кому, т.к. преемник ламы пока не найден – реинкарнации души ламы в рождающихся мальчиков пока не зарегистрировано… Таков Тибет.

На следующее утро нас ждет начало Внешней Коры вокруг горы Кайлас и выход к северному лицу Кайласа.

Кайлас – горная цепь в Гималаях, севернее озера Манасаровар. В центре этого горного массива расположена священная гора Кайлас, которую тибетцы называют Юндрунг-Гуцег («Девятиэтажная гора свастики»).

В «Атласе мира» от 1999 года указана ее высота – 6696 м, впрочем, по непальским данным XXI века, эта гора «подросла» еще на 18 метров и стала 6714 м, что характерно для молодых гималайских вершин вулканического происхождения. Просвещенная Елена Блаватская в своем «Теософском словаре» дает такое определение Кайласа: «В метафизике – «небеса», обитель богов; географически – горная цепь в Гималаях, севернее озера Манасаровар».

Считается, что Кайлас – одно из 32 оккультных мест на Земле, откуда исходит некое мистическое излучение, которое ускоряет духовное развитие человека и способствует установлению энергетической связи с миром.

Четыре религии поклоняются этой горе! Буддисты провозгласили Кайлас Горой свастики. Свастика в буддизме – символ духовной силы, а пик в самом деле напоминает свастику.

Круглый конус Кайласа почти симметричен, на всех его стенах отчетливо видны горизонтальные и вертикальные полосы – гребни, составляющие рисунок свастики. Возможно, здесь и было место рождения этого солнечного знака. Многочисленные паломники-буддисты совершают священный обход вокруг горы.

Для последователей древней тибетской религии бон гора Кайлас и лежащее у ее подножия озеро Манасаровар являются сердцем древней страны Шамгшунг, где зародился бон. Кайлас (Девятиэтажная гора свастики) – это душа всего бона, средоточие жизненной силы и главного принципа «Девяти путей бона».

Легендарные истоки четырех величайших рек Азии Брахмапутры, Карнали, Инда и Сатледжа, начинающиеся в регионе Кайласа, соответствуют его четырем почти геометрическим граням.

Внешняя Кора начинается из поселка Дарчен, где нас обеспечили проводниками-носильщиками, следящими за нашим самочувствием и несущими часть груза. Начало священной Коры – прохождение ритуальной арки, увешанной молебенными флажками, ленточками, брошенной одеждой. Переход до монастыря Дира Пхуг мимо магического западного лица Кайласа, «временных» дыр, кресла Миларепы до северного лица Кайласа. Затем подъем к монастырю Чуку с осмотром «Плато небесных похорон 84-х махасидх*» – осмотр места проведения тибетского обряда «похорон на небо», при котором тело умершего расчленяется и скармливается грифам.

Уставшие от первого дня Коры и массы впечатлений и информации, валимся на ночлег перед суровой северной стеной Кайласа, с которой завтра намечена встреча. Утро обещало солнечный и морозный день. Величественная скально-ледовая северная стена Кайласа ассоциировалась с входом в «Долину смерти» к зеркалу смерти царя Ямы и «Дверями в Шамбалу», которые охраняют «Камни-псы» (по версии Э. Мулдашева). Однако по мере приближения к леднику северного лица Кайласа все больше ощущался горный рельеф. Здесь хотелось применить альпинистские навыки и заодно испытать возможности своего нового тазобедренного сустава в условиях почти шестикилометровой высоты. Когда расстояние между стеной и нами стало минимальным (разделенные лишь глубоким «бергом» – трещиной между стеной и ледником), почувствовался прилив радости, единения с окружающей действительностью и такого беспредельного счастья, как будто не было усталости, одышки, гипоксии – непременных спутников высокогорья.

Хотелось сидеть и созерцать величие матери-земли, не обращая внимания на беспричинные слезы и ухудшающуюся погоду. На спуске я случайно нашел эдельвейс, в сентябре они уже должны были отцвести…

Утром – ранний подъем: мороз, темно, недоваренный рис. С фонариками на головах, задыхаясь, ползем на высокогорный перевал Долма Ла (5750 м), принимая за истинную перевальную седловину промежуточные предперевальные взлеты. Со мной рядом девочка-портер, несущая второй мой рюкзак, в ярком розовом платке, с маской на лице и улыбающимися карими глазами.

Двигаюсь в ритм молитвы «Ом мани падме хуум» («несравненный, как цветок лотоса»), подстраховываясь двумя палками-телескопами на оледеневшей тропе, все еще ощущая энергетический подъем вчерашнего дня. Девочка не отстает, контролируя каждый шаг вверенного ей сагиба (хозяина), хотя длинная тяжелая юбка-одеяло и ветхие кроссовки доставляют ей неудобства на скользкой тропе. Делюсь палками-телескопами.

Последние усилия – и мы у 13 чортенов в Нише Сапториши в южной грани Кайласа.

Вот и долгожданный спуск с горячим чаем в маленькой харчевне-палатке, заполненной тибетскими паломниками. Теперь только вниз с посещением монастыря Зутул Пхуг и мистической пещеры йогина Миларепы.

Окончание Коры, возвращение в поселок Дарчен. Отдых с чангом (непальское рисовое пиво) и подготовкой к радиальному выходу к южному лицу Кайласа, в запретную долину, к саркофагу Нанди и 13-ти чортенам святилища Дригунг Кагью.

И тут последняя новость: Внутренняя Кора Кайласа объявлена запретной. Перед единственной дорогой в ущелье – шлагбаум и китайские военные с автоматами. За разрешение прохождения Коры – взятка 500 $ с человека.

Я было впал в отчаяние, поскольку не рассчитывал на такие непредвиденные расходы.

Выручили одесситы и киевляне, искренне и безвозмездно. Итак, ночью в джипах, в сопровождении тибетского ламы-проводника и двух его помощников наша маленькая авантюрная группа из 6 человек достигла монастыря Селунг, который находится в тайной долине Кайласа в месте начала Внутренней Коры. А дальше – пешком с фонариками на головах в запретную геопатогенную зону…

Светает, мороз до минус 15, усиливается ветер и наше общее волнение при приближении к фокусу геопатогенной зоны. В распадке открывающегося ущелья – силуэт горы Нанди. Это загадочная священная гора, примыкающая к Кайласу с юга. Согласно мнению ряда исследователей-эзотериков, является рукотворной, полой внутри и представляет собой саркофаг.

Одна из легенд гласит, что в саркофаге в состоянии самадхи находятся тела всех учителей: Иисуса, Будды, Кришны, Мухаммеда и всех других, которые когда-либо были посланы миру.

Однако с научной точки зрения геология горного хребта Кайласа не вызывает сомнений, и естественное происхождение ландшафта не делает его менее прекрасным. Маршрут Внутренней Коры проходит по одному из красивейших мест в мире, а загадочная и могучая природа Кайласа превращает Внутреннюю Кору в незабываемое приключение, ярчайшее переживание жизни.

Отсюда открываются лучшие виды на гору Кайлас! Это геопатогенная зона с аномальной энергетикой. Мы подходим к столу Миларепы – огромному камню на пологой арене, обвешанному молебенными флажками и ритуальной атрибутикой. Холодно, волнуемся в ожидании различных физических и психологических феноменов.

Лама-проводник в растоптанных кроссовках на босу ногу, монашеской бордово-желтой рясе, с сумой через плечо, без головного убора на стриженой голове идет впереди. Периодически останавливается, медитирует, как будто открывает двери в другой мир, и начинает маршрут к чортенам святилища Дригунг Кагью. Они находятся в Южной стене Кайласа у перевала Внутренней Коры.

Подойти к ним как можно ближе – задача этого дня. Маршрут к чортенам сложен как физически, так и психологически. Это часть пути Внутренней Коры. Нарастает крутизна скального заснеженного склона, требующего альпинистских навыков, предельного внимания и специального снаряжения. С волнением смотрю на нашего ламу-проводника в стоптанных кроссовках на босу ногу. А он уже почти под чортенами, закрепляет страховочную веревку за каменный выступ и бросает ее нам. Его помощники объясняют нам, как страховаться и подниматься по ней, держась за выступы скальной стенки. Вот и мой черед: протез и непонятная «монашеская» техника лазанья несколько тревожат меня. Однако легкий толчок под «пятую точку» одного из помощников – и я как на крыльях взлетаю к козырьку с чортенами, где нас ждет улыбающийся лама. Легкость и уверенность в движениях, а высота – шесть тысяч метров!

Подходим к 13 Чортенам в Нише Сапториши в Южной грани Кайласа. Торжественное, мистическое место!

Первые лучи солнца расшевелили огромную вертикальную трещину-свастику Кайласа, вызвав многочисленные пылевые лавины, не затрагивающие Чортены. На вопрос, как люди могли занести строительные материалы и построить чортены на высоте 6 тыс. метров под отвесной стеной с лавинами, лама ответил, что это сделала сама гора, а люди только подправили надгробные святилища. Перехватив мой недоуменный взгляд, он указал на зарождающиеся новые маленькие холмики-чортены, которые виднелись в конце скального козырька. После короткой передышки нам предстояло последнее испытание – прохождение перевала Сердунг Чуксум (6200 м), который, по преданию, является полым и соединяет саркофаг Нанди с Кайласом – это ключ в прохождении внутренней священной Коры Кайласа.

Прощай, Кайлас! Спасибо, что принял и отпустил нас!

До перевала нужно пройти через крутой снежный склон, упирающийся в отвесную стену Кайласа. Впереди лама-проводник, я следом – для закрепления следов на снежном склоне своими альпинистскими ботинками. Всматриваюсь в идущего по снежному склону человека, чтобы закрепить его след, а следов-то нет! До сих пор перед глазами стоит силуэт ламы, у которого свои отношения с законами гравитации… Тропу пришлось прокладывать самому, утаптывая священные снега Кайласа и труднодоступного перевала Нанди.

На перевале нас захватило чувство необъяснимой радости от впервые увиденного восточного солнечного лица Кайласа, которое открывается только посвященным. Затем спустились в красивое светлое ущелье. На языке ледника, на свежем снегу увидели огромные следы от босых человеческих ног. На очередной вопрос ламе – мягкий вразумительный ответ: это большая человекообразная обезьяна, живущая в пещерах Кайласа, в городе богов – Шамбале.

_________

Словарь по буддизму

Махасиддхи – тантрические йогины и святые, особенно почитаемые в странах распространения тибето-монгольского буддизма.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах