13.06.2014

 - Газета

Автор: Инесса ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ, специально для «ТиО», фото автора


Гавана. Очарование декаданса

Говорят, Гавана – один из самых пленительных городов мира. И, наверное, это правда, потому что даже после многих городов, которые ты видел и которыми очаровывался, Гавана завораживает и завладевает тобой безраздельно. В отеле «Насьональ» я почувствовала вкус декадентского Шанхая 1930-х, когда он был одним из самых быстро растущих городов мира и сюда съезжались деловые люди и авантюристы всех мастей, превратившие этот город в злачную легенду. С Гаваной это случилось позже – в 1950-х, когда американские гангстеры контролировали игорный бизнес и проституцию, а красавица Гавана стала синонимом злачного, потрепанного жизнью города (Шанхай к тому времени уже строил социализм). Некая томность и легкий привкус порока и сегодня витают в воздухе. Если не верите, побывайте на вечернем представлении в кабаре «Трокадеро» (90–105 CUC за представление + 20 CUC за ужин), где полуголые красавицы и красавцы в леопардовых плавках полтора часа танцуют и поют: таков кубинский социализм – радостный.

КУБИНСКИЙ ДНЕВНИК. Часть 2

Но вернемся в «Насьональ».

Здесь останавливались Фрэнк Синатра, те самые гангстеры и золотая американская молодежь. Они любили посидеть на лужайке перед клубом «Буэна виста», выпить бокал «Мохито» и, прищурившись, полюбоваться морем.

Леность и налет декаданса, который сейчас стал визитной карточкой этого открытого в 1930 году отеля, ощущаются и сегодня, а вид на море и яхты (да-да, белые красавицы яхты!) по-прежнему завораживает. Исторический дух, историческая мебель, балочные потолки с росписью – все это может быть вашим (номер от 130 CUC).

Но лично я все же предпочитаю старую Гавану – самую живописную часть этого живописного города, где причудливым образом сплелись ветхость и возрождение. Да, старая Гавана очаровательна. Ей почти 500 лет и годы – увы! – дают о себе знать. В некоторых местах она выглядит древней (хотя и очень живописной) старушкой,

а в каких-то кажется, что ее не так давно бомбили – встречаются обвалившиеся балконы и даже обвалившиеся дома. Это, конечно, бросается в глаза, но не слишком портит общее впечатление.

Потому что когда кубинцы с горящими глазами начинают говорить о своей Гаване–красавице и ее главном историке Эусебио Леале Спенглере, то понимаешь, что обвалившееся – временно, а красота – навсегда. Эусебио (есть у кубинцев привычка называть по имени людей, которые им дороги, они и руководителей своих так называют – Фидель, Рауль, а главного героя своих площадей так и вовсе по прозвищу – Че) многое делает для города. Любовно отреставрированы дворцы колониальной эпохи, площади и улицы, театр Хосе Марти. Еще не до всего дошли руки, но понятно, что это вопрос времени. И денег, конечно. С финансами хуже, но находят: туризм набирает обороты, а для него внешняя привлекательность города имеет большое значение.

Если вы намерены быстро осмотреть Гавану прежде чем кинуться на знаменитые кубинские пляжи, то начните со старой ее части. Можете даже ею и закончить. Хотя я бы в качестве обязательной программы рекомендовала еще и Малекон – набережную, отделяющую город от моря. Сюда лучше приходить поздно вечером, чтобы понаблюдать за группками гаванцев, отдыхающих от дневной жары. Но и днем здесь немало рыбаков. Они приветливы и с удовольствием поговорят о перспективах улова.

Практическое отступление. Языковой барьер

Даже если вы совсем-совсем (как я) не говорите по-испански, общение не должно стать проблемой. Те, кто занят в туризме, говорят по-английски (большинство – очень прилично). В школе английский начали учить совсем недавно, а до того учили только русский. И, судя по всему, неплохо: на улицах то и дело встречаются люди, которые язык помнят и с удовольствием практикуют. В городе Камагуэй к нам подошел услышавший русскую речь человек, учившийся когда-то в Академии им.Гагарина. Ему хотелось поговорить: с его слов, он почти 20 лет не говорил по-русски. Вышел на пенсию и теперь держит частную гостиницу (Рауль разрешил такое частное предпринимательство несколько лет назад). Если соберетесь в Камагуэй, с удовольствием дам вам его координаты. Говорящие по-русски люди встречались в клубах, музеях, на улицах, и это придает поездке на Кубу какое-то особое очарование: есть ощущение, что тебя здесь любят и ждут. Много ли таких мест на карте мира?

По Гаване нас водил молодой кубинец из офиса главного историка по имени Павел. «Пабло?» – уточняем мы. «Нет, – говорит и привычным жестом достает удостоверение личности: очевидно, что мы не первые усомнившиеся русскоязычные, – я родился в 1986 году, тогда были очень хорошие отношения с Советским Союзом, и меня назвали русским именем».

Павел удивил нас отличным знанием русского языка, которое заключалось не только практически в полном отсутствии акцента, но еще и в знании сленга: он к месту употреблял «поехала крыша» и «на халяву». Это было тем более удивительно, что ни в какой русскоязычной стране Павел никогда не бывал, он вообще за пределы Кубы еще не выезжал. Оказалось, такое знание – из чтения анекдотов на русскоязычных сайтах. Вот так: и от анекдотов бывает практическая польза.

…Гавана была основана в 1515 году на южном побережье, а на свое нынешнее место перенесена в 1519 году. Многие годы она была важным портом, в котором останавливались груженные золотом и другими сокровищами испанские галеоны, курсировавшие между Новым и Старым Светом. В то время город часто подвергался нападению пиратов и корсаров (еще бы – столько золота!), и поэтому вокруг него возвели мощные укрепления. Крепость Ла-Кабанья – самая большая в Южной Америке (как и столетия назад, о ее закрытии возвещает пушечный выстрел, звучащий ровно в 21.00, можно поприсутствовать на церемонии),

а маяк расположенной по соседству крепости Эль-Морро стал символом Гаваны.

Другой ее символ – бронзовый флюгер «Ла-Хиральдия», изображающий жену одного из первых губернаторов Кубы, которая упорно, но, к сожалению, безуспешно высматривает пропавшего в море мужа. Она (или все-таки он, если флюгер?) венчает одну из башенок угловатого форта де-ла-Реаль-Фуэрса, одного из старейших в городе (заложен в 1558 году).

«Ла-Хиральдию» знают если не все, то очень многие, даже не догадываясь о ее имени и грустной истории: она – символ знаменитого ромового бренда Havana Club.

Место, где стоит форт де-ла-Реаль-Фуэрса – историческое, и об этом напоминает не только она сам, но и небольшой храм Эль-Темплете, стоящий на том самом месте, где в 1519 году прошла первая в Гаване католическая служба. И все это – на старейшей в городе площади де-Армас. Площадь и сегодня живет бурной жизнью: каждый день ее заполняют торговцы букинистическими книгами. Не знаю, много ли они зарабатывают своим промыслом (сомневаюсь), но, как мне показалось, это особый круг общения и образ жизни.

О букинистическом рынке на площади де-Армас пишут в книгах, он – неотъемлемый атрибут современной Гаваны. Здесь, кстати, не только книгами торгуют, но и виниловыми пластинками. Услышав русскую речь, к нам бросился торговец с пластинкой «Зеркало души» Аллы Пугачевой – она и у нас уже совсем винтаж и найти ее, наверное, можно только на блошиных рынках.

Площади де-Армас знаменита и единственной в Гаване (и, наверное, во всей Кубе) деревянной мостовой перед бывшим Дворцом капитан-генералов. Говорят, жена одного из этих самых генералов (которые правили островом от имени испанской короны, потом здесь был президентский дворец, а теперь расположен музей Гаваны) любила днем вздремнуть (сиеста в кубинском климате – не роскошь, а средство выживания) и ей очень мешал цокот копыт и дребезжание колес по булыжной мостовой. То ли муж-генерал так ее любил, то ли сильно она его достала (я больше склоняюсь ко второму варианту), но буквально за одну ночь булыжники сменили на деревянные брусочки. Сколько с тех пор революций прошло, а деревянная мостовая и память о взбалмошной генеральской жене живы.

От площади де-Армас отходит хорошо восстановленная и одна из самых красивых улиц старой Гаваны – пешеходная Обиспо. Вход на нее обозначают врытые в землю дулами вниз старинные испанские пушки. У моего коллеги Игоря из «Российский газеты» при виде этих пушек сердце обливается кровью: он много лет коллекционирует оружие («но только то, которое не стреляет»): «Это ж сколько кубинцы могли заработать денег, если бы не врывали пушки в землю, а продавали на специализированных аукционах!». Но это ж историческое наследие? Национальное достояние? Вот потому кубинцы не продают свои пушки, а используют их вот таким интересным способом.

Если будете гулять по улице Обиспо вечером, увидите одетых в яркие национальные костюмы женщин – туристам они будут с удовольствием позировать (не бесплатно, а за деньги, 1 CUC), а местным – гадать (тоже за деньги, но по совсем другим расценкам), карты лежат тут же. Вообще одетые в национальные (или просто очень яркие и фотогеничные) костюмы женщины (а иногда и мужчины) встречаются по всей старой Гаване. И все фотографируются за деньги (тот же 1 CUC). Не пожалейте: сумма не велика, а на память вам останется чудесная фотография, которую ни в каком другом месте не сделаешь.

На улице Обиспо сохранилась существующая с 1896 года аптека с полками из красного дерева от пола до потолка, уставленными фарфоровыми банками с лекарствами. Кстати, медицина на Кубе на очень высоком уровне (детская смертность здесь ниже, чем в США), развиты биотехнологии и активно развивается медицинский туризм. На Кубе готовят врачей для многих стран Южной Америки, в одну только Венесуэлу отправляют почти 5000 специалистов ежегодно (это, кстати, один из способов оплаты за поставки дешевой нефти). Так что не проходите мимо: аптека очень фотогеничная (и фотографии здесь можно сделать совершенно бесплатно – мелочь, а приятно).

На пересечении улиц Обиспо и Меркадерес с 1920-х стоит отель «Амбос Мундос»,

из его кафе на крыше открывается прекрасный вид на Гавану.

Туда можно отправиться на лифте, но не поленитесь подняться пешком (всего-то шесть этажей): здесь интересные интерьеры на этажах, а мимо номера 511 трудно пройти. В 1930-х здесь несколько лет прожил Эрнест Хэмингуэй, а сегодня обитель автора книги «По ком звонит колокол» (он писал ее именно здесь) может посетить каждый желающий (2 CUC).

Дальше можно гулять по прекрасно выглядящей улице Меркадерес и вокруг нее.

Дома в этих кварталах выкрашены в разные (и всегда жизнерадостные) цвета, на каждом шагу – небольшие художественные галереи

(пусть вас не удивляют галереи в подъездах – это дыхание капитализма, теперь в подъездах можно открывать частные магазины и галереи), музейчики (например, музей шоколада, небольшая выставка в бывшем оружейном магазине, где выставлено старинное ружье, которое Никита Хрущев подарил Фиделю Кастро, или вот специальные мачете для рубки сахарного тростника, которыми работали Фидель и Че).

Или, например, магазин азиатских специй, у двери которого почти всегда стоит очередь, а из его глубин доносятся потрясающие ароматы.

Гуляя по этому району города вы рано или поздно (скорее, поздно, потому что захочется зайти туда и еще вот туда, поглазеть на это, потанцевать под живую музыку там) окажетесь на площади Св.Франциска, которая удивит вас не только прекрасно сохранившимся монастырем (там работает музей церковных сокровищ), но и статуей сидящего в задумчивости на скамейке Фредерика Шопена (туристы редко проходят мимо)

и еще одной – вполне авангардной – скульпутрой «Разговор».


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах