20.11.2014

 - Газета

Автор: Галина БОЧЕВАР


ЕСТЬ НА СВЕТЕ ЧУДО-ОСТРОВ…

Эти строки я хочу посвятить нашим друзьям. Талантливым врачам, с большим сердцем, доброй душой и руками, творившими чудеса. Спасшим и давшим жизнь тысячам людей. И ушедшими из жизни так рано…

Володя и Наташа Плавинские. Яркая, красивая пара. Их знали многие, у них было много друзей. Их любили, дружбой с ними дорожили. Их нет сейчас рядом с нами. Но мы их помним и будем помнить всегда.

ЕДЕМ В ГОСТИ

— Ребята, а приезжайте к нам в гости. Ох, как мы будем рады! — услышали мы восторженный голос Володи.

Володя — одноклассник моего мужа. Уже несколько лет он вместе с женой Наташей работал в больнице острова Керкенна, принадлежащего Тунису. Он — хирургом, Наташа —гинекологом.

Представьте, какое искушение — получить возможность увидеть кусочек Африки! И не в «туристической толпе», а в индивидуальной поездке, с друзьями.

Из холодного октября мы шагнули в пышущий жарой африканский воздух. Володя встречает нас в аэропорту города Монастир, и мы мчимся в портовый Сфакс.


Должна сказать, что Володя очень эрудированный, энциклопедических знаний товарищ, причем во всем. К нашему приезду подготовился со всей ему присущей скрупулезностью и ответственностью. И все полтора часа на нас сыпался поток гигабайтов информации.

Мы въехали на нижнюю палубу парома, оставили машину и сами поднялись на верхнюю палубу. Удобные сиденья, буфеты и аромат кофе… А вокруг море и солнце. Душа куда-товоспарила и зависла там на все две недели, очарованная и безмятежная.


20 километров от Сфакса до острова Керкенна. Через 2 часа мы уже ехали по острову, а вокруг простирался пальмовый лес.

— Финиковые пальмы — это достояние тунисцев. Каждое дерево кому-то принадлежит. И стоимость каждого — от 4 до 20 тыс. динаров, в зависимости от возраста. И пожалуйста, не вздумайте срывать листья пальмы: большой штраф, — предупредил Володя.

Сюрпризы моря

Море превзошло все ожидания. Ну не хватает у меня слов, чтобы описать свои ощущения. Вот просто картинка из «Баунти»: бирюзово-голубая гладь и белоснежный песок, над водой нависают пальмы. В воздухе витает ощущение счастья, которым можно было дышать.

Начинался прилив, волны мягко и лениво накатывали на берег. Как же не хотелось выходить из воды! Ребята привезли нас на пустынный пляж, где никогда не бывает туристов, а местный народ, как вы знаете, практически не купается. За все время мы не встретили ни одного человека на пляже, и в этом была особая прелесть.

Когда мы вышли из воды, предупредительный Володя нас ошарашил:

— Ребята, не заплывайте далеко в море. Иногда к берегу подплывают акулы. Особенность рельефа морского дна у острова — его изрезанность глубокими, до 100 метров,впадинами-каналами. Это так называемые уэды. Вот по этим уэдам любят гулять акулы. Сам великий Жак-Ив Кусто впервые познакомился с акулами именно в водах острова.

— Ну, а теперь мы покажем вам уникальный метод ловли рыбы, который применяется только в Тунисе, — заинтриговал нас Володя.

Мы прошли вдоль берега и остановились у каких-то зарослей, которые ровными линиями входили в море на длину до 50–100 метров.

— Это шарфия — ловушка для рыбы. Делается из пальмовых листьев. Листья ставятся вертикально по линиям, входящим в море конусом. На время прилива рыба заплывает в этиконусы-ловушки и питается планктоном, который собирается на пальмовых листьях. Питается, потеряв бдительность. В это время рыбаки на концы конусов ловушек надевают сетки. Начинается отлив, рыба устремляется назад в море и попадает в сетки-ловушки. Бинго! — весело, с охотничьим азартом закончил Володя.

Экзотический ужин

Сидим на полу на разно­цветных, расшитых золотом подушках с кисточками. Свечи, сосуды с лепестками роз, благовония, кальян, приглушенный свет — восточная сказка, словом, а в центре комнаты — низкий инкрустированный стол, а на нем… Опять мы отправляемся в гастрономический рай. Причем исключительно из блюд национальной кухни. Надо сказать, Наташа и Володя были по-славянски гостеприимны и щедры. И щедрость эта определялась отнюдь не толщиной кошелька, а состоянием души.

— В тунисской кухне намешано много от арабской, французской и африканской кухонь, — начал трапезу наш Володя. — А теперь сделайте так, как я.

И вместо традиционного «наливай» вначале трапезы он отламывает кусок белого хлеба, обмакивает его во что-то похожее на кетчуп, отправляет в рот и с аппетитом жует. Повторяем и смело начинаем жевать.
— А-а! — в ужасе кричим мы с мужем и машем руками. Во рту пожар, который не погасить и огнетушителем. — Что это?!

— Это хариса. Перетертый в кашицу жгучий красный перец, — даже не поморщившись, говорит Володя, — сейчас помогу вам.

Он наливает нам финиковую водку, разбавленную водой. И называется она boukha (буха). Тунисцы, изучавшие русский язык, любят пошутить, что русское словечко «бухать»происходит от названия именно этого напитка. И правда, отпустило.

Тунисский салат — это овощи, оливки, мелко порезанный анис и мясо тунца.

Тунец — священный продукт у тунисцев. Мясо тунца здесь не добавляется разве что в компот. Кусочки тунца вы обязательно обнаружите в салатах, соусах, в выпечке. Один знакомый тунисский повар на полном серьезе убеждал нас, что слово «Тунис», собственно, и происходит от слова tuna («тунец»). Кстати, тунисцы считают, что тунец — это мясо, а не рыба.

Дальше пошло-поехало…

«Пальчики Фатимы» — так трогательно назывались мини-рулеты из слоеного теста с мясом тунца (куда же без него).

Мешуе — баклажаны, перец, морковь с чесноком.

Шешука — холодное овощное рагу.

Брошет — мини-шашлык из крохотных кусочков индейки на деревянной палочке, приготовленный на гриле (влияние французских изысков).

Тажин — яйца, помидоры и специи, запеченные в тесте.

Шеврет — креветки под острым темным соусом. Креветки — огромные, размером в пол-ладони.

— А теперь суть тунисской кухни — прославленный кус-кус, — указывает на большое блюдо, поражающее своим многоцветьем, Наташа.

— В приготовлении кус-куса тунисцам на Востоке нет равных. Они готовят его с таким благоговением и так вдохновенно, что получается поистине что-то небанальное. Кус-кусготовится на пару, затем поливается соусом с добавлением овощей, мяса или рыбы. Я приготовила кус-кус с мясом верблюда, — закончила свой спич Наташа, — пробуйте!

Все свободное пространство на столе занимали пиалки с различными оригинальными пряными соусами. Мужчины сопровождали трапезу финиковой водочкой (буха-ли), а мы с Наташей пили вкуснейшее красное вино Magon, названное в честь карфагенского полководца и агронома. Должна сказать, что тунисские вина достойны внимания и вполне могут составить конкуренцию изысканным французским винам. Но цены радуют — от 5 до 10 динаров.

Вечер летел к ночи, душа пела, шутки не умолкали. Искрометный юмор Володи буквально заставлял нас валяться на этих царских подушках, держась от смеха за животы. Степень объедения приближалась к катастрофической отметке.

— А теперь — сладости! — хлопнула в ладоши Наташа.

И вот она с Володей под чарующие звуки восточных мелодий вносят необъятные подносы со сладостями и фруктами. Чего там только не было: засахаренные орешки, цукаты, пахлава с орехами и медовым сиропом, пирожные с ароматом цитрусовых цветков, виноград, кусочки кактуса — короля фруктов. Заканчиваю гастрономическую пытку!

И кофе, настоящий арабский кофе с кардамоном. В большие коньячные рюмки был налит на донышко финиковый ликер тибарин, который выпивался одним глотком. Ну вот просто салон Анны Павловны Шерер со всеми политесами.

Засыпали мы уже на рассвете, под утренний призыв к молитве.

Сувениры от друзей

— Тунис — это перекресток цивилизаций и культур, — торжественно объявила Наташа, а Володя втащил огромную коробку.

Он с ловкостью фокусника извлекал из коробки разно­цветные пакеты, пакетики, сверточки. Согласитесь, очень приятный момент для гостей.

— Вот наши сувениры для вас, — сказал Володя, открывая первый пакет. — Это — кальян. А к нему — все необходимое: табак, уголь. Здесь — кофе, как же кальян без кофе? А вот —диски с арабской музыкой.
Мы с восторгом смотрели на эту красочную, сверкающую конструкцию и представляли себе, как устроим для своих друзей на родине такую вот арабскую вечеринку. Так оно и было —аромат кофе и душистый кальянный дым, волшебная восточная музыка прямо из сказок Шехерезады не раз возвращали наши мысли на остров Керкенна, к нашим замечательным друзьям.

— А это тапочки из верблюжьей кожи — бэлга, шьют наши умельцы, — Володя поставил перед нами две пары милых башмачков без задника с вышивкой.

Их удивительные свойства мы оценили уже потом: ноги в них совершенно не потели летом и не мерзли зимой. Мы износили их до дыр, муж их чинил-подшивал, не в силах расстаться с ними. Подобного мы не носили. Так что советую по возможности купить.

— Ну как нам, женщинам, не иметь дома вот такую замечательную посуду, — сказала Наташа, подавая мне поднос с множеством керамических тарелок-плошек-горшков синих, голубых и оранжевых оттенков.

До сих пор они радуют мой глаз и делают нарядным стол.

Зная наше с мужем увлечение этнической одеждой, ребята подарили нам тунисские джуббы — просторные балахоны до середины икры.

Были среди подарков и финики — национальная гордость Туниса, воспетые в веках восточные сладости, кук-кус, соленые лимоны — оригинальный кулинарный изыск и ещемного-много всего.

В общем, я могу еще очень много писать об этом удивительном путешествии.

Главное, что память о нем и о наших так рано ушедших друзьях всегда в наших сердцах.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах