02.06.2014

 - Газета

Автор: Сергей МИЛЮХИН, фото автора


Итальянское время: ноль часов ноль минут

Время остановилось. Несмотря на то что стрелки часов на городской ратуше небольшого итальянского города Тревизо показывали начало первого после полудня, цифровое значение его в тот момент, по сути, для меня было неважно. К этому располагали спокойствие и умиротворенность северных городов Италии. Не хотелось думать ни о времени, ни о возрасте, ни о каких-то иных проблемах, оставшихся, казалось, где-то далеко.

Я сидел на Пьяцца дей Синьори. Справа от меня высилась громадина романского дворца Палаццо делла Префеттура, справа – городская ратуша.

Было жарко.

Я только что выпил холодного пива и наслаждался растекающейся где-то внутри меня свежей прохладной влагой. Под ногами прошмыгнула кошка, слегка потершись своей серой спиной о мое колено. Она прошла словно тень, потом оглянулась и, не торопясь, исчезла в ближайшем переулке. Неподалеку немецкий дог прогуливал своего хозяина. Мы встретились с собакой глазами, но поскольку у меня были солнцезащитные очки, пес, видимо, не смог сфокусировать свое зрение на моих глазах. Он занервничал и громко зарычал. Хозяин натянул поводок, испугавшись за меня, но в тот момент зарычал и я. Так, как меня учили масаи в одной кенийской деревне. Тут пришло время испугаться за собаку, потому что я могу издавать звуки, отпугивающие львов. Немецкий дог, безумный красавец и, скорее всего, умница, не ожидавший подобной реакции от меня, заскулил и стал прятаться в ногах хозяина, пытаясь найти там убежище.

– Не бойся, малыш, – сказал я ему как можно спокойней.

Потом встал, подошел к собаке и протянул ему свою ладонь, тем самым предлагая перемирие. Тот, пряча глаза, словно стыдясь своей трусости, приблизился ко мне и лизнул мою руку. Я погладил его серо-пепельную морду и потрепал за ушами. Пес успокоился.

Я шел по старому городу Тревизо. Городу-крепости, городу-легенде. Я рассматривал древние стены, башни с бойницами, готические церкви и, конечно же, каналы, рассекающие античный город на небольшие острова.

Тревизо называют маленькой Венецией. И не только потому, что он находится невдалеке от нее. Сама структура города напоминает место паломничества миллионов туристов. Разве что нет суеты и толпы.

Я наблюдал за жителями города. Их, естественно, было легко отличить от приезжих. Красивая бабушка с перманентной завивкой аккуратно и нежно везла внука в коляске. Тот вертел головой по сторонам и, казалось, замечал все, что творилось вокруг.

Старик интеллигентного вида, в костюме и галстуке, в идеально чистых летних туфлях гулял с ньюфаундлендом цвета молочного шоколада. Огромный, похожий на медведя пес в какой-то момент заметил идущую навстречу ему белую крохотную болонку.

Они остановились друг напротив друга. Ньюф с интересом разглядывал маленькую собачку, думая, очевидно, что она не выросла, потому что болела. А болонка, напротив, смело рвалась навстречу великану, пытаясь в прыжке укусить того за нос. Хозяин ньюфаундленда, выждав какое-то время, скомандовал своему питомцу:

– Пойдем!

Пес не шелохнулся, хотя всем своим видом давал понять, что прекрасно понимает команду хозяина.

– Пойдем! – повторил мужчина.

Пес даже не посмотрел в его сторону.

– Ну, как хочешь, – якобы равнодушно сказал хозяин ньюфа. Он бросил поводок на спину собаке и пошел в сторону церкви Сан Николо. Его лицо выражало иронию и гордость за своего друга: он знал, что будет дальше. Пес, видя удаляющегося хозяина, медленно встал и, пошатываясь, пошел вслед за ним.

Все, кто наблюдал эту картину, улыбались.

Часы на городских стенах показывали три часа дня. Хотя время по-прежнему не имело никакого значения.

Я спустился по булыжной мостовой вниз по старому городу, разглядывая дома с резными балконами и цветочные клумбы, за которыми любовно ухаживали горожане. Я шел по горбатым мостикам над каналами, между которыми и построен город, я пытался найти что-то ненастоящее, но попытки мои были тщетны.

Город, будучи когда-то центром раннего христианства, город, в котором якобы родился могущественный правитель остготов Тотила, город, ставший в свое время центром остготского и лангобардского государств, был практически уничтожен в годы Второй мировой войны.

Но ничто сегодня не напоминало об этом.

Проходя по улице Виа Канова, я набрел на фонтан делле Тетте (фонтан женской груди). Он установлен в Тревизо еще в XVI веке.

Скульптурная фигура античной женщины, двумя руками поддерживающая грудь. Из ее молочных желез струями льется вода. Я подумал сначала, что это символ самого необходимого питания для человека – материнского молока. Однако мои догадки были неверными. Этот фонтан был построен в 1559 году по приказу мэра Венецианской республики после сильной засухи, обрушившейся на регион. Тогда из фонтана лилось красное и белое вино, которое могли пить все горожане.

Дальше я прошел по узким улочкам города мимо аркады Сasa Robegan и вышел на небольшую площадь с собором. Собор был открыт.

Я толкнул тяжелую дверь и вошел в храм. Прихожан в это время было мало. Прошел вдоль портала к фрескам и полотнам Тициана. Я смотрел на фигуры людей, изображенных великим мастером, и думал, что же так притягивает мое внимание к ним. Потом я понял: все они нарисованы таким образом, чтобы их лица смотрели друг на друга.

Я стоял в тишине и слышал, как пролетела птица, случайно залетевшая в храм, и как скрипнула половица под ногой. Мне показалось, что я даже услышал, как погасла свеча перед иконостасом.

Я думал о том, что люди и должны смотреть друг на друга. Потому что только в этом случае время действительно не имеет никакого значения. А если иначе, какой смысл?

Верона

Часы на городской башне показывали начало одиннадцатого до полудня. Время, казалось, застыло в мареве теплого утра, когда мягкий солнечный свет пролился на черепицы домов, улицы и мосты древнего города.

Над Вероной летели разноцветные воздушные шары. Горожане готовились к какому-то очередному празднику, которые беспрерывно проходят на главной площади города или в Арене ди Верона – античном амфитеатре, построенном еще во времена Римской Империи.

Не так давно по меркам истории, всего два года назад, тут прошел концерт самого известного (на мой взгляд, конечно) артиста современности Адриано Челентано. Он не давал концертов 18 лет и по поводу своего 75-летия решил встретиться со своими любимыми зрителями.

Встреча удалась. Устроители концерта продавали билеты в партер по ценам с тремя нулями, в то время как все места в амфитеатре стоили всего 1 евро. Как только билеты появились в продаже в интернете, они были мгновенно раскуплены. Я несколько раз смотрел этот концерт в записи и каждый раз поражался энергетической мощи этого великого актера, радовался за людей, сумевших попасть на Арену в тот вечер. Этот концерт был уникален и по своему смысловому содержанию, и по атмосфере, царящей вокруг него. Говорят, что как-то Челентано сказал: «Счастье – это когда люди, которые вам не подходят, к вам не подходят». Кратко и точно.

Древняя Арена давно используется в качестве концертной площадки, хотя построена была еще в 30-х годах нашей эры. В разные времена своей истории в ней проходили бои гладиаторов, казни еретиков, рыцарские турниры и даже феерические выступления римских гетер. Арена стала свидетелем придворных интриг, заговоров и попыток захватить вожделенный престол.

В тот день, когда я был в Вероне, никаких концертов в Арене не планировалось. Зато на площади Бра стояли гвардейцы Гарибальди и разыгрывали сцены из минувших веков.

Утро собирало гостей со всего мира на главной площади, чтобы показать им уникальный по своей красоте город, в котором история так искусно переплела свои сюжеты, что запутаться в ней проще простого. А тем более отличить правду от вымысла. С Вероной связаны судьбы великого Данте, знаменитых веронских семей Монтекки и Капелетти (у Шекспира – Капулетти), далеко не простые жизненные пути синьоров делла Скала и их потомков. Моцарт и Сальери, Суворов и Наполеон, придворный живописец Екатерины I Ротари, Ломбразо, Бернарди – вот далеко не полный перечень знаковых исторических личностей, страницы жизни который связаны с Вероной.

От площади Бра, чуть наискосок от разрушенного временем внешнего кольца Арены, мимо дворцов знатных веронцев уходит вверх по старому городу мощенная мрамором улица Маццини.

Если идти по ней, не сворачивая никуда, она выведет на площадь Синьории, одну из центральных исторических площадей города. Тут всегда размещались власти и органы самоуправления. Некоторые называют это место площадью Данте по той причине, что на ней установлен памятник из каррарского мрамора великому поэту и философу средневековья Данте Алигьери, единственному из рода человеческого, который прошел по всем кругам ада и рассказал о них потомкам.

Рядом с этой площадью еще одна – площадь делла Эрбе.

Основное архитектурное оформление ее было сформировано в период, пожалуй, самых известных и влиятельных властителей Вероны – династии Скалигеров.

Во Дворце Подеста, построенном в XIII веке, была резиденция могущественного Кангранде I, который, собственно говоря, и пригласил в Верону флорентинца Данте. Фасад здания позже был дополнен порталом, по своей форме напоминающим древнеримские триумфальные арки. Этот портал до сих пор носит имя автора, веронского архитектора и фортификатора, создавшего его, – Санмикеле. Фрески на арках от воздействия времени постепенно теряют цвета, и изображения медленно уходят в вечность. На площади, как правило, всегда много горожан и гостей города. Многие приезжают на велосипедах, целыми семьями и с питомцами. Два бернских зинненхунта, удивительных по своей красоте собаки, встретившись на площади, устроили веселое игрище, забавляя окружающих.

Я смотрел на красивых счастливых людей и умных собак и вспомнил чей-то совет: «Если хочешь любить – люби, а если хочешь воспитывать – купи собаку».

На площади сохранились здания Дворца общин и Дворца правосудия, которые построены из туфовых блоков и красного кирпича, материалов, характерных для веронских построек в период вхождения города во владения Венеции.

В центре, между дворцами Кансиньорио и Маффеи, стоит фонтан Мадонны Вероны. По этой причине или по другой – это неизвестно – звезда мировой величины в мире музыки Мадонна Луиза Чикконе купила себе апартаменты в одном из дворцов и теперь часто приезжает в Верону.

Есть, судя по всему, в этом городе, сокровищнице исторических событий, то, что позволяет подпитаться положительной энергетикой и вдохновением.

Ниже площади, если пройти еще немного по булыжной мостовой, находится гробница Скалигеров и собор Святой Анастасии, внутри которого сохранились изящные фрески Пизанелло и Алтикьеро, мраморные готические арки, площадь Синьоров и дом, в котором якобы жил самый влюбленный юноша всех времен и народов Ромео.

История, написанная Шекспиром о великой любви и беспощадной трагедии, стала для многих поколений символом нежности и самопожертвования ради любимых. Благодаря Ромео и Джульетте, пусть даже выдуманных великим драматургом, Верону называют городом влюбленных. И самая, пожалуй, главная причина паломничества сюда миллионов людей связана с историей любви этих молодых людей. Каменные ограды и застаревшие моральные устои не смогли их остановить. Но «…у бурных чувств неистовый конец». Влюбленные, столкнувшись с нестерпимой нежностью друг к другу, нахлынувшей беспощадным ливнем на них, впустили ее в свои сердца, и она разорвала их на части. Но то душевное тепло, которое они отдали друг другу, согревает души всех последующих поколений. А что может быть важнее тепла, согревающего друг друга?

Вмешательство в личную жизнь, принимающее форму добрых намерений, есть не что иное, как программное качество зла. Будь то двое влюбленных молодых людей, будь то семьи или даже целые народы. История повторяет свои ошибки.

Дворик и балкон Джульетты – главное посещаемое место Вероны. Люди, приходящие сюда, не просят ни богатства, ни здоровья, ни благополучия. Они просят у небес одно – только любви. В том маленьком дворике, постоянно наполненном людьми разного возраста, только она, любовь, вознесена над всем миром.

…Я еще долго гулял по Вероне. Пока не стемнело. Я вышел на набережную реки Адидже, которая несет свои бурные воды под ажурными каменными мостами Скалигеров. Я сидел на парапете и смотрел на город.

Часы на городской ратуше показывали какое-то время. Но его цифровое значение ни на что не влияло. Нет, по-видимому, ничего в этой жизни важнее любви. А если иначе, то какой смысл?

Продолжение следует

Автор искренне благодарен туркомпании «Топ-Тур» (Минск) и TravelCompany DANKO (Римини) за отличную организацию поездки и предоставленную возможность путешествовать в составе рекламной группы по Италии.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах