04.03.2014

 - Газета

Автор: Беседовала Людмила ДРИК


Художник Олег Гуцол: «Карикатура – это всегда провокация»

21 февраля исполнилось 50 лет художнику-карикатуристу Олегу Гуцолу. Родился он в Украине, но уже много лет живет в Беларуси, а книгу, вышедшую к полувековому юбилею, издал в Эстонии. Олег – убежденный домосед и неисправимый фрилансер по духу, что не помешало ему объездить полмира. Считает верной пословицу североамериканских индейцев, утверждающих, что у человека нельзя отнять двух вещей: того, что он увидел, и того, что съел. Портал TIO.BY воспользовался случаем поздравить признанного мастера с прекрасной датой и поговорить о творчестве, выборе и путешествиях.

– Олег, как ты пришел в профессию? Расскажи о превращении журналиста в художника.

– Превращение было, только совсем другое! О том, что я стану художником, я знал с детства. Первая выставка моих работ состоялась в пять лет – в детском саду, – смеется Олег. – После окончания восьмого класса я двинул поступать в художественное училище, но, увы… Я рос в деревне, изостудии там, конечно, не было, и я не смог получить даже минимальной базы художественного образования. В художественное училище я не поступил, пошел в Кировоградский машиностроительный техникум, получил специальность техника-механика и должен был ехать по распределению в Одессу, но ушел в армию. Служил пограничником в Средней Азии, в Каракумах, потом на Памире. Солдаты, которые занимались художественным оформлением Ленинского уголка, освобождались от многих тягот службы… Но я с самого начала решил для себя, что буду служить честно, без всяких уверток, и никому не признавался, что умею хорошо рисовать. Два наших бойца три месяца оформляли стенд, работа продвигалась через пень-колоду, но я упрямо держал свое умение рисовать в тайне. Впрочем, меня очень быстро «рассекретили»: однажды сержант увидел рисунок, которым я украсил письмо домой. За два дня я оформил весь уголок, выполнил работу, которую прежние «художники» не смогли закончить за несколько месяцев. С тех пор вся моя служба практически свелась к занятиям любимым делом. Но как приложить свои умения в обычной жизни, я совершенно не представлял и после армии пошел работать на стройку. В 1987 году послал свои карикатуры в районную газету в Малой Виске (Кировоградская область). Никакого ответа не получил, успел об этом забыть, как вдруг сослуживцы и знакомые начали меня поздравлять с публикацией, интересоваться гонорарами… А вскоре редактор газеты предложил работать в штате. Это было трудное для меня решение. Работа на стройке приносила нормальные деньги, кроме того, мы с женой стояли в очереди на квартиру… Жена была против перехода в газету, а вот мама неожиданно поддержала: на стройке у тебя деньги, но никаких перспектив, а в газете ты сможешь заниматься любимым делом! Я решился, и уже через три дня мне официально оформили перевод на работу в редакцию. Я сам не мог поверить в такой неожиданный зигзаг судьбы: еще вчера – в робе с мастерком, а сегодня – раз! – я в костюме при галстуке сижу в редакции!

– А почему ты решил получать журналистское образование?

– Я собирался подавать документы в Львовский полиграфический институт на отделение графики, но поскольку среднего специального художественного образования у меня не было, документы у меня попросту не взяли. Пришлось поступить на заочное отделение журфака Киевского государственного университета. В редакции я был «многостаночником»: и журналистские тексты писал, и рисовал, и верстку освоил. Вспоминая то время, все время шучу, что из всех редакционных профессий не освоил лишь ремесло фотокора и водителя!

– Что происходит с карикатурой в Беларуси – и в мире? Где она востребована и в каких сферах общественной жизни используется?

– В Беларуси, к сожалению, к карикатуре в СМИ относятся как к вспомогательно-увеселительному жанру, место которому где-нибудь на последних страницах. Отсюда и соответствующая оплата труда художника-карикатуриста. В советские времена карикатура вовсю бичевала пороки и недостатки, сопровождала колонку редактора, иллюстрировала статьи – «гвозди» номера. Как ни странно, такое привилегированное положение карикатура сумела сохранить во многих странах мира, в том числе на Западе и в США, а вот на постсоветском пространстве все достаточно печально. В прошлом году закрылся один из старейших карикатурных журналов – украинский «Перец», в декабре 2013 года вышел последний номер. А ведь этот журнал издавался с 1922 года! Белорусский «Вожык», к счастью, выходит и поныне. Замечали, какие у журналов карикатуры острые, колючие, кусачие названия? «Перец», «Крокодил», «Вожык», «Чаян» (выходит в Казани, в переводе на русский – «скорпион»). Карикатура – это всегда провокация. Она всегда задевает чьи-то интересы, чьи-то чувства, она неудобна по определению. И это вполне самостоятельный жанр искусства. Сегодня во многих странах мира он переживает настоящий ренессанс. В одной только Румынии ежегодно проводится не менее 15 конкурсов карикатур с хорошим призовым фондом и каталогами. В Иране, где я несколько раз бывал, отношение к карикатуре вообще трепетное, о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что молодой человек, ставший призером конкурса, имеет возможность поступить в институт без экзаменов и без платы за обучение. Вот такое отношение страны к своим талантам! В Иране рекордное количество карикатуристов – около тысячи самобытных, интересных художников. Для сравнения: в Беларуси хороших карикатуристов, которые могут с честью отстоять страну на международных конкурсах, около двадцати человек.

Во всем мире жанр развивается и востребован, спонсоры охотно вкладывают деньги в популяризацию карикатурного жанра. В Штатах одни мастера карикатурного жанра могут быть кем-то вроде политических обозревателей, а другие рисуют комиксы. Для нас комиксы – жанр непривычный, а для Запада – целая культурная традиция, как те же мюзиклы. Да, это жанр массовой культуры, комиксы создаются как раз для того, чтобы человек отдохнул, листая журнал и попивая кофе… Колонка, страничка в газете или журнале – это очень хорошо оплачивается! Карикатурист за рубежом, как правило, обеспеченный человек. А если хочет быть еще богаче – уходит в мультипликацию, это настоящий Клондайк! Английское слово «cartoon», обозначающее жанр, собственно, и означает «мультипликация».

– Ты рисуешь на разные злобо­дневные темы: политика, туризм... Почему книга, которая вышла к юбилею, посвящена женщине?

– Проблем в жизни и так хватает! Карикатура по сути своей обличает, бичует, выражает «фи» автора к тому или иному явлению… Для книги хотелось выбрать тематику, которая будет понятна и близка всем. А у меня очень много работ, посвященных отношениям между мужчиной и женщиной. Так и родилась идея книги «И Бог со­здал женщину», ее концепция выражена фразой, вынесенной на обложку: «Дорогая книга – дорогому человеку!» Любовь к женщине – движущая сила в жизни большинства мужчин! Так что книга создавалась с любовью к женщине, и если вас, дорогие женщины, что-то заденет – не обижайтесь! В ней около 175 работ. Я понимаю, что просмотреть 175 карикатур подряд – это примерно то же самое, что прослушать подряд 175 анекдотов. Так что это книга не для одноразового прочтения, к ней можно возвращаться, когда захочется посмеяться. Это как томик стихов, который снимают с полки под настроение.

– Ты много путешествуешь. Часто ли изображаешь какие-то памятники, знаковые места? Есть ли рисунки, серии, привезенные из путешествий? Какой вид поездок предпочитаешь?

– Путешествие – это всегда заряд вдохновения на полгода вперед. И дело не в том, что ты увидел какой-то знаменитый памятник. В конце концов, эра интернета позволяет знакомиться с достопримечательностями, не покидая своего дивана. И когда в моих рисунках фигурируют Пизанская или Эйфелева башни, всем же понятно, что я рисовал их не с натуры – просто использовал их как узнаваемый элемент для обозначения места действия. Я домосед, ради знакомства с достопримечательностями с места бы не сдвинулся! В организованном туре, когда путешествие четко распланировано и группа следует за гидом, мне страшно не хватает личных контактов с местными жителями. Чтобы понять душу народа, мне нужно напрямую пообщаться с его представителями, неважно, к какому социальному слою принадлежит человек. Мне было одинакового интересно и в обществе иранских студентов, для которых я проводил мастер-класс в Музее современного искусства в Тегеране, и в обществе иранского таксиста… Я был в Иране несколько раз, это удивительная страна! Знаете, что меня поразило? В Иране нет детских домов и домов престарелых. Сироты и старики есть, но от них не отказываются. Сильны внутриплеменные связи: сирот не бросят, их вырастят тетки, дядья, троюродные братья, двоюродные бабушки. Старики пользуются большим уважением. Если семья вечером выходит подышать свежим воздухом, то бабушку, которая уже не ходит, обязательно возьмут с собой, усадят на ковер… Иранцы – открытые, доверчивые, доброжелательные люди. Общаясь напрямую с местными жителями, понимаешь, что, несмотря на различия в менталитетах, национальных характерах, мы все очень похожи и гораздо важнее то, что нас объединяет.

Хороший карикатурист создает работы, без слов понятные и японцу, и французу. Карикатура – как пиктограмма: чем лаконичнее рисунок, тем он понятнее.        

Газета «Туризм и отдых» поздравляет художника-карикатуриста Олега Гуцола с юбилеем и желает новых творческих успехов.


Комментарии

Аватар

17.03.2015 22:54
Николай
ответить

Добрый день.

Подскажите, пожалуйста, где можно купить книгу Олега Гуцола?

Аватар

28.12.2015 16:45
Петя
ответить

Позвоните по телефону +375-29-270-48-21

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах