11.06.2009

 - Газета

Армения: страна камней и гранатовых деревьев

Армения началась для меня задолго до фактического пересечения ее границ. Фильмы Параджанова, восторженные рассказы тех, кто там побывал, и тех, кто никогда не был, но полжизни мечтал, - словом, Армения виделась какой-то чудо-страной, где горы сплошь покрыты гранатовыми садами, старики в папахах, клубящихся, как вершины гор, задумчиво взирают на Арарат, а дети бегают купаться на озеро Севан. Из окна маршрутки Армения виделась не менее сказочной.  Горы, высокие и резкие, вольно раскинувшиеся селения, солнце и бурные реки, которые, казалось, состояли из одной пены.

Анна БОДЯКО, фото Татьяны ГАВРИЛЬЧИК

Армения началась для меня задолго до фактического пересечения ее границ. Фильмы Параджанова, восторженные рассказы тех, кто там побывал, и тех, кто никогда не был, но полжизни мечтал, - словом, Армения виделась какой-то чудо-страной, где горы сплошь покрыА убящихся, как вершины гор, задумчиво взирают на Арарат, а дети бегают купаться на озеро Севан. Из окна маршрутки Армения виделась не менее сказочной.  Горы, высокие и резкие, вольно раскинувшиеся селения, солнце и бурные реки, которые, казалось, состояли из одной пены.
  В общем, я сидела и с экзальтацией влюбившегося с первого взгляда человека размышляла, как бы поменять билет на более позднее число.

arm1

Розовый город

Ереван встретил зноем и шумными беседами. "Вай, Арам, и как ты мне ее довез?!" - восклицала женщина, принимая в свои объятия дочь, вышедшую из маршрутки. "Что, плохо довез?" - изумился водитель. "Конечно, плохо, зеленый вся!" Окончания трогательной сцены мы не увидели, поскольку поспешили укрыться от жаркого армянского солнца под крышей автовокзала. Освободив плечи от внушительного рюкзака, моя попутчица обратилась к кому-то из местных: "Вы не подскажете, есть ли здесь обмен валют?" "Конечно! Вы разве не видите, там же написано - "авиакассы", - последовал ответ,
обескураживающий своей логичностью. Житель Еревана смотрел на несмышленых белорусов с ощутимым состраданием, и спорить мы не стали. Комнатка с надписью "авиакассы" и в самом деле оказалась обменом валют. А по совместительству еще и переговорным пунктом, и камерой хранения: Так что, не дозвонившись ереванским знакомым, мы оставили вещи в так называемых "авиакассах" и отправились гулять.

Ереван - город с многовековой историей, помнящий скифов, персов и библейские времена, арабское завоевание и османские нашествия. Существует красивая легенда о том, что название города происходит от восклицания "Еревац!" (вижу, появилась), будто бы произнесенного Ноем, заметившим вершину Малого Арарата, появляющуюся из воды.

Говорят, что в Армении невозможно увидеть линию горизонта: отовсюду ее закрывают горы. Может, это и не совсем так, но Арарат, видимый из города, действительно прекрасен. Правда, территория, на которой находится гора, ставшая чуть ли не самым известным символом Армении, с 20-х годов века минувшего принадлежит Турции. Возраст своей столицы армяне считают от урартского поселения Эребуни (782 год до н.э.), остатки крепостных стен которого находятся на южной окраине города, почти за его пределами, на холме Арин-Берд. У подножия холма расположен музей "Эребуни" с экспонатами, обнаруженными при раскопках крепости.

Современный же облик города, связанный с именем архитектора Александра Таманяна, создавался в веке двадцатом и весьма напоминает Минск: те же прямые широкие улицы, та же геометрическая правильность, та же советская архитектура. Отличие разве что в строительном материале: почти все здания выстроены из туфа - местного камня розового оттенка. После дождя цвет домов становится еще более ярким и насыщенным, и именно за это своеобразие Ереван прозвали "розовым городом". Скрашивают "минское" впечатление еще, пожалуй, южные деревья и продающиеся на каждом шагу розы и лилии почти в человеческий рост (это ни разу не преувеличение).

Непременно стоит погулять по вечернему Еревану: с наступлением темноты город, ленивый и неспешный днем, оживает. Множество кафешек, чинно прогуливающиеся горожане, музыка в парках, поющие фонтаны на площади Республики. Маршрутки, кстати, ходят до часа ночи, а цены на такси варьируются в зависимости от расстояния. Расстояний бывает два: "далеко", стоимостью 2000 драм, и "недалеко" - стоимостью в 1000 (около трех долларов).

arm2

Алфавит придумали армяне

Жители Еревана приветливы и непосредственны и имеют только одну странность: все сколько-нибудь выдающиеся свершения в истории человечества они приписывают армянам. Слушая шутки грузинских друзей в духе "спросите у армян, кто открыл Америку, - и они ответят, что армянин Колумб", я посмеивалась, не воспринимая эти рассказы всерьез. Но когда здесь нам сообщили, что города Тбилиси и Баку были построены армянами, мы лишь переглянулись и предложили добавить в этот перечень Минск - особенно с учетом сходства архитектуры Минска и Еревана.

Сказать, что неординарная история Еревана ощущается в нынешнем облике города, было бы лукавством. Ереван действительно "вечно молодой": в 30-х годах было уничтожено большинство древнейших церквей и шиитских мечетей, снесены ханский дворец и развалины турецкой крепости. Да и сейчас Ереван безостановочно перестраивается уже в духе века XXI-го. Старые, одно- и двухэтажные глинобитные дома и узкие улочки сохранились только в районе Конт, дающем представление о прежнем виде города. Из древних памятников архитектуры сохранилась Голубая мечеть и несколько церквей (Св. Катогике, Св. Зоравор, Св. Аставацин, Св. Саргиса).

Центр жизни современного Еревана - площадь Республики, имеющая почти овальную форму. Помимо зданий правительства и всевозможных министерств, здесь расположены Картинная галерея и Исторический музей Армении, входящие в состав Музейного комплекса. В окрестностях площади находится улица МеликАдамяна - самая короткая улица города длиной всего около 150 метров.

А на ул. Московяна возведена монументальная архитектурная композиция под названием "Каскад" - странное сооружение из огромных лестниц, эскалаторов, смотровых площадок, скульптур, фонтанов. Подняться на Каскад стоит хотя бы ради завораживающего вида на город - правда, если вы оказались в Ереване летом, восхождение совершать лучше вечером, поскольку днем здесь, как и во всем городе, невыносимо жарко. От летнего зноя спасают, кстати, установленные по всему городу фонтанчики с питьевой водой, вкусной и прохладной, - милая особенность Еревана. У подножия Каскада стоит памятник архитектору Таманяну, склонившемуся над планом города, и забавная скульптура "Черный кот".

Ереван вообще богат милыми и непосредственными памятниками и скульптурами. Так, на ул. Абовяна поставили памятник старичку Карабала, с которым связано трогательное городское предание: одетый в истрепавшееся пальто и видавшую виды шляпу, он каждый день прогуливался по Еревану с корзинкой собранных в горах цветов и дарил их всем проходящим мимо женщинам. Мы же, изнемогая от жары, направились первым делом к Матенадарану - одному из крупнейших в мире книгохранилищ, созданному на базе национализированной в начале ХХ в. коллекции рукописей Эчмиадзинского монастыря. Помимо 13 тысяч памятников армянской письменности, в Матенадаране хранятся рукописи на греческом, иврите, латыни, арабском, персидском и других языках.

Выстроенный в стиле национального зодчества XII - XIII вв., Матенадаран монументален и величественен. Чтобы подняться к хранилищу древней мудрости, нужно одолеть внушительную лестницу: Матенадаран стоит на возвышении. Над самим зданием виднеется статуя Матери-Армении - традиционной для многих советских городов женщины с мечом в руках. А на подступах к музею установлены памятники Месропу Маштоцу - создателю армянской письменности и прочим выдающимся мыслителям Армении. Посетители могут видеть лишь малую часть уникальной коллекции, но, поверьте, впечатляет и это. И если более привычные нашему глазу средневековые книги еще можно воспринимать адекватно, то сочинения древних греков и папирусы из Египта вводят в какое-то совсем уж трансовое состояние. В Матенадаране, кстати, выставлены также образцы книжной живописи, миниатюры.

Спешу предостеречь: если направиться от Матенадарана к музею Параджанова, неизбежно придется идти мимо центрального крытого рынка (между прочим, довольно красивое здание 50-х гг.) со всевозможными сладостями, фруктами, специями. Заходя туда, соберитесь. Вспомните о том, что вам предстоит посетить еще немало городов Армении и тратить все деньги прямо сейчас вовсе не обязательно.

Внушите себе, что первым словом, которое вы произнесли, было "нет" и только потом уже "мама". В общем, подготовьтесь к тому, что с первых же неуверенных шагов среди мешков со специями, фаршированных орехами персиков, инжиров и груш, консервированных арбузов и гроздей суджуха вас бросятся закармливать всем подряд, отрезать огромные куски фруктов, увещевать пробовать сладости. Если у вас крепкие нервы и отличная выдержка, можно воочию убедиться в плодородии армянской земли, проникнуться местным колоритом, напробоваться всего подряд до состояния абсолютной сытости - и на сем удовлетворить свое любопытство. Или, как вариант, выйти, купив лишь необходимое. Я же, сбитая с толку шумной настойчивостью продавцов и непередаваемым вкусом сладостей, названия которых тут же забыла, вышла из здания рынка, навьюченная пакетами с какими-то фаршированными орехами и медом помидорами, консервированными арбузами и цукатами. Спутница моя оказалась человеком более твердым и сдержанным. А я мысленно перевела потраченные деньги в доллары и заметно помрачнела: стоят армянские сладости недешево, так что, собираясь привезти с собой восточные лакомства, нужно быть готовым к тому, что кошелек станет несколько тоньше.

Моя попутчица тем временем продолжала осмыслять впечатления Матенадарана. "Буквы, алфавит, письменность - кто все это мог изобрести?" - вопрошала она, апеллируя к моему гуманитарному образованию. "Разумеется, письменность изобрели армяне, - проворчала я, начиная шутить в духе наших грузинских друзей. - Спроси любого армянина, он подтвердит".

А через несколько минут мы сидели на какой-то стенке у музея Параджанова, который был закрыт, уныло жевали злополучные помидоры, смотрели на реку Раздан и коньячный завод и размышляли о перспективе плестись в гостиницу: ереванские знакомые так и не объявились. Кстати, там, где сейчас находится завод "Арарат", была когда-то Эриванская крепость, и именно здесь состоялась первая и единственная прижизненная постановка комедии Грибоедова "Горе от ума"; на стенах завода есть повествующая об этом событии памятная надпись.

Окончание в следующем номере.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах