11.06.2009

 - Газета

Английская мина для гауляйтера Кубе

В истории убийства Кубе до сих пор много неточностей и противоречий

Известно, что Вильгельм Кубе был убит взрывом английской магнитной мины, доставленной из отряда «Димы» и подложенной в его кровать служанкой Еленой Мазаник. Мину для Елены в отряде армейской разведки выдавал П.Трошков. У партизан эта мина считалась секретной, и до сих пор не опубликована ее фотография. Достоверный макет мины хранится в архиве ГРУ ГШ ВС РФ.

Олег УСАЧЕВ

Известно, что Вильгельм Кубе был убит взрывом английской магнитной мины, доставленной изотряда «Димы» и подложенной в его кровать служанкой Еленой Мазаник. Мину для Елены в отряде армейской разведки выдавал П.Трошков. Организатор убийства Троцкого в Мексике и начальник 4-го управления НКВД-ГБ Павел Судоплатов в своих мемуарах ошибочно утверждал, что немецкий «гауляйтер Белоруссии» Кубе был убит миной, которую «сконструировал» в его  ведомстве начальник отдела оперативной техники майор ГБ Александр Эрастович Тимашков. Тем не менее Тимашков за убийство Кубе получил орден вместе с реальными участниками операции.

kube

У партизан эта мина считалась секретной, и до сих пор не опубликована ее фотография. Достоверный макет мины хранится в архиве ГРУ ГШ ВС РФ. Опубликованные описания английской мины противоречат друг другу, а муляж мины, экспонируемый в минском музее истории Великой Отечественной войны, не соответствует этим описаниям и описанию мины у бывших партизан бригады "Дяди Коли" - подрывника Леонида Житкевича и командира группы подрывников Анатолия Шимановича.

Бывшие партизаны отмечали, что подрывникам подробно не объясняли устройство английской мины, а обучали только правилам ее хранения и применения. Существовал строгий приказ о снятии невзорвавшихся английских мин, и партизаны с риском для жизни выдергивали из нее взрыватель и выбрасывали его, а мину приносили в отряд для повторного использования. Житкевич и Шиманович полагают, что для убийства Кубе использовалась мина с химическим взрывателем. Передавший мину для Мазаник бывший артиллерист Трошков по аналогии с дистанционным взрывателем снаряда называл взрыватель мины "часовым механизмом". Осипова впоследствии утверждала, что в мине "часовым механизмом" называли химический взрыватель.

Мина Финской и Мария Осипова

Разведчица бригады "Дяди Коли" Галина Финская-Быкова до войны была соседкой Марии Осиповой. Ее муж Иван Финский перед войной закончил юрфак БГУ и работал следователем в военной прокуратуре Минского гарнизона, которая размещалась в бывшем особняке Виктора Янчевского, где убили Кубе. Финская вначале была разведчицей отряда "Знамя" бригады "Разгром" и приняла Осипову в связные этого отряда. Затем Финская перешла в бригаду "Дяди Коли", где присвоила Осиповой псевдоним "Черная", сохранившийся и в отряде "Димы". Во время работы Осиповой в одном из немецких управлений железной дороги Финская приказала ей заложить мину в здание этого управления. Пока Финская по просьбе Осиповой отвозила ее дочь Тамару к сестре в деревню возле Осиповичей, Осипова уволилась из этого учреждения и не выполнила приказ Финской, что послужило началом скептического отношения Финской к Осиповой. О мине Финской Осипова умолчала как на допросе, так и в мемуарах.

kube1

Количество мин у Осиповой

Осипова утверждала, что с Еленой "мы договорились, что я достану 2 мины, а она положит одну под матрац Кубе, а другую - в кровать его жены". В конце 1945 г. Осипова в своем отчете о подпольной работе в Минске утверждала: "Получив мины с часовым механизмом в спецгруппе "Димы", я принесла и передала их Мазаник, предварительно ее проинструктировав". В 1984 г. в беседе с корреспондентом газеты "Звязда" она подтверждала, что передала Елене 2 мины. Осипова противоречит себе, утверждая, что она собиралась передать Елене одну мину. В 1990 г. Осипова в своих последних мемуарах упоминала, что она пошла на задание "уже с одной миной, вторую оставила в резерве". В выступлении Осиповой по белорусскому радио в 1997 г., она утверждала, что заместитель командира отряда "Димы" Федоров "дал мне две мины с двадцатичетырехчасовым заводом. Я их принесла... И мину вручила Елене Мазаник". Елена же всегда утверждала, что Осипова передала ей яд (на случай провала) и только одну мину.

Мина вместо яда

В первые годы оккупации Елена Мазаник работала на фабрикекухне. Вначале она на первом этаже варила еду для нуждающихся, которых кормили по талонам Белорусской народной самопомощи (БНС), а затем перевелась официанткой в офицерское казино. Первоначально в отряде планировали отравить Кубе, но Елена предпочла мину. Мазаник в мемуарах утверждала, что она впервые услышала о магнитных минах замедленного действия от немецкого солдата. Солдатом она называли сотрудника минского СД. Елена тогда работала официанткой в казино СД, которое она в своих мемуарах называла воинской частью. Позднее Елена в беседах с Н.Троян (разведчицей из бригады "Дяди Коли") окончательно пришла к выводу, что надежнее уничтожить Кубе с помощью мины, а не яда. Мазаник сказала Осиповой: "...Мышьяк меня не устраивает. Если сумеешь, принеси мне мину, на что Осипова охотно согласилась". Во время допроса в НКГБ на Лубянке Осипова утверждала, что она сама рекомендовала Елене для убийства Кубе использовать мину, т.к. в отряде "Димы" она видела такую невзорвавшуюся мину. Представители многих отрядов приказывали Елене (как бывшей сотруднице НКВД) срочно убить Кубе. Лишь командир отряда "Димы" (РУ ГШ РККА) Кеймах и его заместитель Федоров поверили Елене. Они пообещали спасти Елену и ее родных после убийства Кубе, а Федоров (после убытия Кеймаха в Москву) выполнил это обещание.

Елена и мина


Мазаник отмечала: "Мария ничего не сказала, как должна работать мина. А может и сама не знала:". Когда Елена спросила у Осиповой о месте нахождения часового механизма в мине, то услышала неуверенный ответ: "Черт их знает, вроде внутри:" Кто, когда и где устанавливал детонатор в мину ни Осипова, ни Елена в своих воспоминаниях не указывают. Елена утверждала, что готовясь к покушению для запуска взрывателя она разняла колечко, выдернула кольцо и внутри взрывателя чтото легко щелкнуло, но часы внутри мины не затикали. Житейский опыт обращения с обычным остановившимся будильником подсказывал, что в таких случаях полезно потрясти будильник или положить его в теплое место. Тогда загустевшая смазка размягчится от тепла, а застрявшая ось маятника во время тряски может стать в нужное положение. Поэтому они с сестрой долго трясли мину, прогревая ее на плите. Тиканья часового механизма они так и не услышали, а при встряхивании мины в ответ раздавался тихий стук, который сильно испугал сестер в ночной тишине. Под воздействием тряски и нагрева увеличилась скорость химической реакции во взрывателе и мина взорвалась раньше запланированного времени, чего не могло быть при использовании взрывателя механического типа. Трошков утверждал, что взрыв планировался на 2 часа ночи.

Когда был взрыв

Елена еще в 1947 г. утверждала: "22 сентября 1943 года в 6 часов утра я иду на работу, беру с собой мину, заворачиваю в носовой платок и кладу в свою сумку". Это была среда - банный день для прислуги. Жена Кубе Анита вспоминала: "...Мы уснули и минут через десять взрыв..." Следствие утверждало, что взрыв произошел в 0 часов 40 минут. Это уже были другие сутки, т.е. 23.09.1943 г. Об убийстве Кубе сразу сообщили в Берлин, но там было (на 2 часа меньше) еще 22.09.1943. На памятнике В.Кубе на старинном кладбище в Ланквице (SteglitzLankwitz, юго-западная окраина Берлина) указана дата его смерти по западноевропейскому (берлинскому) времени.

После взрыва

Взрывом мины у Кубе оторвало левую руку с частью грудной клетки, т.е. мина была заложена на дальнем от Аниты краю традиционной немецкой кровати с панцирной сеткой. Беременная Анита спала рядом на соседней кровати. Тело Кубе обгорело, в спальне было сильное задымление, что характерно для термита и фосфора, использовавшихся в английских диверсионных минах. Следствию удалось при просеивании образовавшегося при взрыве мусора обнаружить только один маленький кусочек взрывателя. Самую крупную, прочную и тяжелую (около 600 г) часть мины - магнит - следователи не нашли и однозначно определили только тип взрывателя. Тип взрывного устройства следствие не установило. Елена в 1947 г. заходила в этот особняк, потом нашла Елену Яцкевич из числа бывшей прислуги Кубе. Та утверждала, что взрывом мины в спальне вырвало только форточку.

Таким образом, в деле о том давнем покушении и убийстве до сих пор остается масса противоречий. Хочется надеяться, что когда-нибудь и в этой истории не останется "белых пятен"


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах