11.06.2009

 - Газета

Галина Злотникова: "Беларусь - это раскрытая ладошка"

Она родилась и выросла в Сибири, но жизнь крепко связала ее с Беларусью. Галина Злотникова – экскурсовод. «И авантюристка», – добавляет она, смеясь. С историей Великого княжества Литовского в 70-е годы она знакомилась по картинам и самиздату, а карту Беларуси с древними княжествами у нее и сейчас часто просят переснять. "Ее уже рассекретили, - уточняет Галина Антоновна, - но как она в свое время досталась мне – это длинная история».

zlot1 Она родилась и выросла в Сибири, но жизнь крепко связала ее с Беларусью. Галина Злотникова – экскурсовод. «И авантюристка», – добавляет она, смеясь. С историей Великого княжества Литовского в 70-е годы она знакомилась по картинам и самиздату, а карту Беларуси с древними княжествами у нее и сейчас часто просят переснять. "Ее уже рассекретили, - уточняет Галина Антоновна, - но как она в свое время досталась мне – это длинная история».

В жизни каждого журналиста бывают моменты, когда стандартных приемов не хватает, чтобы описать нестандартного человека. Наш разговор с Галиной Антоновной - как раз такой случай. Невозможно в схему "вопрос-ответ" поместить атмосферу дома, увешанного картинами и книжными полками, независимого белого кота, отмахивающегося лапой от попыток погладить, и бесконечный оптимизм хозяйки.

О жизни


- Я училась в 4-х километрах от Арийск-ГУЛАГА, и педагоги у нас были вольнопоселенцы, которых домой еще не отпускали - профессура высшего уровня. Мама хотела, чтобы я стала художником по тканям, а я пошла в библиотечный техникум в Канск. Обучение у нас было поставлено очень серьезно, я потом смогла сравнить с институтским - тот же уровень. На всю жизнь запомнила фразу, которая у нас висела на первом этаже: "Знания, которые не пополняются, убывают с каждым днем". А параллельно нас натаскивали на идеологию, как собак.

- Да уж, контраст так контраст.


- Не то слово! Я же была 100-процентной совковой девочкой, активной комсомолкой. Атеистическая школа, выступления на радио - все это было. Поэтому на лесопилке, где были политзаключенные, мне доверили читать доклады, участвовать в художественной самодеятельности. Помню свой такой доклад. Я тогда совсем девчонка была, лет 17, бодро все рассказала, ответила на вопросы - их только один мужчина задавал, в шапке-ушанке с одним опущенным ухом. Потом мне сказали, что это был академик, - и я впервые, наверное, осознала, что такое система.

- А как сибирячка попала в Беларусь?

- Поехала за мужем. Сразу в Гомель, затем в Минск. Потом была возможность вернуться, но для детей родина была уже здесь - трехлетний сын стучал себя кулачком в грудь: "Я белалус". Дети у меня действительно выросли настоящими белорусами. Сын на телевидении снимал цикл "Знакомьтесь, Беларусь" для российского канала, я его консультировала. Когда они мне часть о Несвиже не показали, сами все сделали - я как экскурсовод сердилась, хотя обычному человеку их помарки незаметны.

zlot2

О профессии

- Галина Антоновна, а как вы стали экскурсоводом?

- Я в молодости очень увлекалась походами и поездками: то на Волгу с палатками, то на Неман, постоянно какие-то туристические слеты, ориентирование, даже в Средней Азии была. Но однажды в одном из таких походов во мне что-то сломалось - и тот же запах леса, и тот же костер, но вдруг всего этого стало недостаточно. Я сразу вернулась домой, а через некоторое время в газете "Вечерний Минск" прочитала объявление о наборе на курсы экскурсоводов. Я тогда еще не знала, что конкурс туда - 17-18 человек на место, как на актерский факультет. Просто пошла туда с подругой, и нас взяли.

- Профессия экскурсовода накладывает определенный отпечаток на человека?


- Как и любая из профессий. Экскурсовод - это и психолог, и актер, и краевед, и философ. Из этой профессии очень легко уходят: в моей группе когда-то было 33 человека, сегодня работают трое. На курсах готовили по 100 человек, из них только десяток садили к микрофону, а оставалось и того меньше. Но если экскурсовод не выпускает материал из рук и рассказчик в нем смыкается с исследователем, с краеведом, - вот тогда он не сможет без этого дела. Это как и работа актера - нужны зрители, слушатели, нужно делиться знаниями.

- Рыночный век сильно сказался на принципах работы?

- Принципа купи-продай в моей работе не появилось, я этого не почувствовала. А вот люди стали другими, у них повысились запросы - и это здорово. Раньше экскурсии были уделом женщин - едет автобус, в нем 31 женщина и 2 водителя. Сейчас среди экскурсантов стало больше мужчин, семейных пар, молодежи. А еще личность экскурсовода стала более приметной в глазах людей - они идут на имя, к определенному человеку. На сборных экскурсиях у "Виаполя" у меня бывают группы, где две трети лиц знакомы, некоторых людей я называю уже по имени-отчеству. Мне часто звонят молодые менеджеры турфирм, по рекомендации, просят подсказать маршрут. Я уважаю тех, кто хочет знать. В конце мая девушка, начинающий экскурсовод, везла группу в Витебск, обратилась за помощью: рассказать о маршруте. Я всегда рада кому-либо помочь, от этого выигрывает наше общее дело. Моим архивом и другие экскурсоводы пользуются, не вижу смысла сидеть над ним, как Кощей над золотом.

Об архиве и методиках

- Давно вы собираете архив?

- По-настоящему, с 1996 года, когда к экскурсиям возродился интерес, до этого времена были такие печальные, что первый свой архив я уничтожила - не думала, что он когда-нибудь еще пригодится. Что-то я уже, конечно, восстановила и еще восстановлю, но на это нужно очень много времени. В каждой папке есть свой видеоряд, тексты контрольные лежат, но у меня к каждому маршруту свой подход, из-за этого одни проблемы.

- Почему?

- Считается, что экскурсовод должен знать контрольные тексты наизусть. Но они все-таки не должны быть догмой, и при глубоком уважении к составителям, я считаю, что подача идеи может быть другой. В конце концов, даже у одного и того же маршрута могут быть разные образы: историко-архитектурный или краеведческий. На "Линии Сталина" я, например, рассказываю, как раньше оборонялись люди - со времен первых поселений, в Средние века и до современности. Когда я сдавала экзамен на экскурсовода, контрольные тексты спрашивали буквально. Но я никогда ничего не зубрила, я начитывалась.

- Как вы работаете со своими маршрутами?

- Начинаю с карты, намечаю дорогу, поселения и нахожу литературу - я хороший библиограф, работала в Национальной библиотеке, так что доступ к информации у меня всегда был лучшим, и я этим пользовалась. Потом в новое место я сразу стараюсь поехать сама: начитаюсь, возьму карту и вперед. Как правило, у меня есть план, что я хочу посмотреть, с какими людьми поговорить, но при этом я не знаю, когда вернусь, в каких условиях окажусь. Иногда приходилось ночевать и в деревенских хатах. Мой походный опыт помогает, главное, чтобы всегда были документы, деньги и удобная обувь. Сейчас очень хочу поехать в Осиповичский район, в страну сакунов - есть такой регион в Беларуси, где люди говорят на диалекте с характерным "саканьем". Очень хочу побеседовать с ними, посмотреть на их быт изнутри. Я специально не езжу за рубеж, чтобы ездить только по Беларуси - здесь очень много нужно еще копать. А всевозможные методики я, конечно, знаю, но на практике о них не думаю. Самое важное - это привезти людей на место и рассказать о нем интересно. Причем я всегда стараюсь делать маршрут по кругу, чтобы привезти одной дорогой, а увезти другой - так люди больше увидят, даже если это будет просто другой пейзаж за окном.

- Значит, экскурсовода, как профессионала, нельзя научить, он все делает сам?

- Я по своему примеру знаю, что легче идти, когда есть учитель, когда есть кто-то, кто может направить. Значение педагога трудно переоценить - нужно, чтобы в Институте туризма работали увлеченные люди, которые могли бы заразить идеей. И нужно, чтобы они учили экскурсоводов в первую очередь думать. Нужно, например, проводить больше деловых игр, в которых могли бы познакомить с проблемами, встречающимися на маршруте. Когда у меня однажды перед Туровом сломался автобус, мы три часа ждали другой, и, чтобы отвлечь людей, была проведена экскурсия "Войди в природу другом" (смеется). Потом мы еще геном человека обсуждали, другие планеты. Экскурсовод должен реагировать немедленно в любой ситуации, должен уметь ответить на любой вопрос по маршруту, поддержать беседу. А то иногда спрашивают у него что-то, а он отвечает, что им этого не рассказывали. Это не ответ для профессионала.

О районках и всемирной паутине

- Для вас основной источник информации - это книги?

- Источник должен быть достоверным - меня этому еще в Национальной библиотеке научили, так что книги - это, конечно, основное. Я пользуюсь и интернетом, но подвергаю все прочитанное двойной критике. Материалы из интернета могут быть сделаны и на основе серьезных источников, но это редкость. Кроме того, мне не нравится, что там можно спрятаться под псевдонимом и сказать о другом человеке все что угодно. С другой стороны, я не согласна, что экскурсоводы не должны пользоваться районными газетами, так как там может быть недостоверная информация. На местах часто работают прекрасные краеведы, которые не могут пробиться с материалами дальше своей печати. Этих людей нужно знать и ценить их труд - они раскапывают о своем регионе все, что могут. Я в каждом городе обязательно захожу в музей, если он там есть, - это правило. А в Беларуси я, наверное, только в 5 городах из 144 не побывала. Очень помогли командировки в этом плане. Когда я работала как социолог при разработке программы "Дети Беларуси", специально выбрала Чернобыльскую зону, потом каждый раз просилась еще куда-нибудь, где не была, желательно подальше. Так что про раскрытую ладошку я не шучу. То, что я знаю, это не потому что я семи пядей во лбу - просто я там была.

Беседовала Ирина ШПАКОВСКАЯ


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах