02.04.2010

 - Газета

История одной белорусской жемчужины

XX век, уже оставшийся позади, называли веком скоростей. Что уж тогда говорить о наступившем XXIм! Земля вращается под ногами спешащих так быстро, что им даже некогда обернуться, оглядеться, приостановиться и полюбоваться: В этой безумной гонке мы не замечаем, как прекрасна наша земля, как много на ней достойных нашего внимания мест, краше которых лишь те, где мы еще не бывали.

Юлия ОМЕЛЬЧАК, фото Сергея ПЛЫТКЕВИЧА

XX век, уже оставшийся позади, называли веком скоростей. Что уж тогда говорить о наступившем XXIм! Земля вращается под ногами спешащих так быстро, что им даже некогда обернуться, оглядеться, приостановиться и полюбоваться: В этой безумной гонке мы не замечаем, как прекрасна наша земля, как много на ней достойных нашего внимания мест, краше которых лишь те, где мы еще не бывали.

Один из таких удивительных уголков Поставщины - местечко Дуниловичи.

12-4

Свидетельства истории

Дуниловичи сейчас - большая деревня, что раскинулась в живописной местности Витебской области над озером Свидно. Изначально Дуниловичи имели несколько иное название - Даниловичи, Дуниловское. До первой Всероссийской переписи населения 1897 года некоторые географические названия не имели твердо установленного правописания. В конечном итоге преимущество было отдано "Дуниловичам".

Дуниловичи (Даниловичи, Дуниловское) принадлежат к самым старым резиденциям Великого княжества Литовского. Впервые упоминаются в 1473 году как владение князя Александра Юрьевича Гольшанского, населенное крестьянами-данниками, которые платили дань медом. Более пятидесяти лет владел славный род Гольшанских местечком, пока один из его представителей, Павел, не завещал его великому князю. Ну, а великий князь ВКЛ Жигимонт II Август, будучи по-королевски щедрым, подарил местечко Дуниловичи Ошмянского повета Виленского воеводства Николаю Криштофу Радзивиллу Сиротке, который владел ими десять лет. Впору обратить внимание на имена! Каково? Не каждый город может похвастать такими именитыми владельцами! После Радзивилла Сиротки местечко переходит в руки рода Долмат-Исайковских. И с этого момента начинается история христианских святынь в Дуниловичах.

В 1624 году Яном Дмитриевичем Долмат-Исайковским был основан деревянный костел и монастырь в честь святых Петра и Павла. Его внучка Альжбета, супруга сначала Крыштофа Рудомино-Дусятского, а потом Крыштофа Белозора, заложила в Дуниловичах в 1683 году каменный костел и монастырь доминиканцев. В 1769-1773 гг. на месте бывшего доминиканского костела и монастыря был возведен величественный Троицкий костел (по некоторым сведениям именно монахи-доминиканцы строили его). Троицкий костел, монументальный памятник архитектуры барокко, и сейчас стоит в центре Дунилович.

Огромное, но в то же время необычайно легкое здание храма, представляющее собой трехнефную базилику, сравнимо с огромной белой птицей, опустившейся на землю отдохнуть и готовой в любую минуту вновь взмыть в небеса. Некую строгость придают храму две трехъярусные башни, довольно простого рисунка, завершенные куполами с маленькими декоративными головками. Рядом с этой кажущейся простотой празднично и торжественно смотрится фигурный щит, расположенный над слоистым карнизом, который опоясывает все здание и соединен с башнями орнаментами в виде завитков (волютами). Центральный вход в костел акцентирует портал, который в 1887 году был переделан в формах классицизма, слегка нарушив (но не испортив) барочную утонченность строения.

Удивительно красив и гармоничен интерьер костела. Своды центральной части здания цилиндрические, а боковых частей - крестовые. Они расписаны растительным орнаментом и картушами - украшеньями в виде щитов. Колонны и стены завершены пилястрами.

Уникален главный алтарь храма.

Он имеет два яруса, на второй из которых можно попасть, пройдя через сакристию и поднявшись по небольшой винтовой лесенке. В центре алтаря расположена икона Матери Божьей Лоретанской, считающаяся чудотворной. Свое название икона получила от названия итальянского города Лорето, куда, согласно древней легенде (подтвержденной позднейшими историко-археологическими открытиями), ангелы перенесли дом Пресвятой Девы Марии. Людская молва, утверждающая, что Святой Дом был чудесным образом перенесен ангелами, основана лишь на связи этой истории с семьей Ангелы из Эпира. Сейчас, на основе археологических раскопок и исследований документов, все больше подтверждается гипотеза, что камни, из которых построен Святой Дом, были привезены из Назарета в Лорето на корабле семьей Ангелы - властителями Эпира. Действительно, недавно был обнаружен документ, датируемый сентябрем 1294 года, утверждающий, что Ангел Ничифоро - властитель Эпира - передал своей дочери Тамаре по случаю ее бракосочетания с четвертым сыном неаполитанского короля Карла II в качестве свадебного подарка большое количество разных предметов. Среди них, согласно этому документу, находились и привезенные камни "Святого Дома нашей Госпожи, Девы Матери Божьей".

Туристы и паломники устремляются в Лорето, чтобы просить у Богородицы облегчения и помощи в страданиях. Иногда, благодаря Ее материнской улыбке, наступает исцеление. Однако чаще Ее полный добра взгляд проникает в сердце, придавая страдающим сил и надежды в перенесении тягот, мучений и болезней.

Папа Бенедикт XV в 1920 году провозгласил Марию Лоретанскую покровительницей пилотов. К Матери Божьей Лоретанской обращаются летчики всего мира, называя Ее своей небесной защитницей. К ней о помощи взывают также изгнанники и эмигранты, которые, подобно Назаретанскому Дому, были вынуждены покинуть свою родину.

У гостей, приезжающих на Поставщину, есть возможность пройти духовным путем перед иконой Матери Божьей Лоретанской, на котором Мария предстает как Матерь, Наставница, Водительница и поддерживает верующего своим могущественным заступничеством.

Выписка из костельной хроники (перевод с польского): "У верхняй частцы галоўнага алтара размяшчаецца вобраз Мацi Божай Ларэтанскай, знакамiты сваiмi цудамi.

Вобраз паходзiць з Фларэнцыi з XVII стагоддзя. Прывезены Мiкалаем Пацам, бiскупам вiленскiм, i перададзены фундатарцы касцёла айцоўдамiнiканцаў у Дунiлавiчах, Эльжбеце з iсайкоўскiх, жонцы Крыштофа Белазора. Яна гэты вобраз ахвяравала касцёлу.

Старэйшыя парафiяне памятаюць, як выглядаў абраз яшчэ перад вайной: выява Мацi Божай з Дзiцяткам Езусам у срэбным акладзе, на цёмна-чырвоным аксамiце ў пасярэбранай раме.

У цяжкiя моманты пасляваеннай гiсторыi абраз быў схаваны ў мясцовых жыхароў, што часткова зберагло яго ад знiшчэння.

У вераснi 1997 года кс. Пётр адвёз абраз Мацi Божай у Мiнск на рэстаўрацыю".

В нише одной из стен, напротив правого бокового алтаря, устроен Гроб Господень.

Выписка из костельной хроники (перевод с польского): "Пад кiраўнiцтвам кс. Пятра Мiхал Дубовiк i Мечыслаў Колас працуюць над падрыхтоўкай Труны Хрыстуса. З камянёў i цэменту муруюць збудаванне. Побач пасаджаны ядловец, кактусы i iншыя раслiны. Над Труной - невялiкi алтар, дзе выстаўляецца манстранцыя (или дароносица - большая конструкция, как правило, из металла, с полостью посередине, где за прозрачным окошечком находится Гостия - символическое Тело Иисуса Христа. - Прим. автора. Нiша выглядае вельмi прыгожай".

Храм за годы своего существования пережил многое. Через 20 лет после национально-освободительного восстания 1830-1831 годов доминиканский монастырь был ликвидирован. В 1866 году здание костела было передано православной церкви, приход которой занимал его до 1920 года. В 1911 году в Дуниловичском храме находился список чудотворной иконы Матери Божьей "Достойно Есть - Милующая" (более известна среди верующих как Афонская), которая была написана и подарена иноками русского монастыря храму в Глубоком. Вот как об этом писали "Церковные ведомости":

"Внутри иконы сокровенно вложены и навсегда заделаны частицы святых мощей многих угодников Божьих и кусочки ватки, освященной на Гробе Господнем, на святых мощах и перед многими чудотворными иконами Божьей Матери, пропитанной святым елеем из неугасимых лампад на Гробе Господнем, на Голгофе, на Гробе Богоматери..."

В 1920 году храм был возвращен католической церкви, стал приходским. После Второй мировой войны он был закрыт, подвергся разграблению и использовался как склад. Коекакую костельную утварь прихожанам удалось спасти, тайно укрывая у себя дома. Верующим храм был возвращен (полуразрушенный) в конце 1980-х годов. С этого времени начались восстановительные работы, и летом 1989 года была отправлена первая месса.

Будучи в Дуниловичах, невозможно не посетить памятник жертвам Холокоста на месте страшной гибели узников местного еврейского гетто. Серое, словно налитое свинцом, ноябрьское небо - вот то последнее, что увидели 992 человека (из них 300 детей) в 1942 году. Мало кто уцелел в этой кровавой бойне, но к счастью такие были, и теперь они, а чаще их дети и внуки, напоминают миру о том, что жизнь человеческая хрупка и о том, как важно не допустить повторения ужасов Второй мировой войны.

Еще один памятник, достойный внимания, - это мемориал на месте захоронения воинов польской армии - 36 полка под командованием полковника Ульриха (позже министра, а потом лондонского эмигранта), погибших в окрестностях Дуниловичей в 1920 году в боях с армией Тухачевского. Пройти к нему можно через небольшой сквер, недавно облагороженный не без участия ксендза Ежи. Об этом и многом другом можно прочитать в книгах и статьях, изданных на иврите, идише, русском, польском языках - с историей этих стран и народов переплетается история Дуниловичей. Но в истории любого события, поселения, храма есть факты, которые лучше всего узнавать не из письменных источников, а из уст очевидцев. А так как люди, с которыми довелось общаться, - истинные патриоты родной земли, беседа шла на белорусском языке.

Прямая речь

Лiдзiя Кейзiк, парафiянка касцёла Святой Троiцы, з 1992 года пiша парафiяльную хронiку.

- Лiдзiя Зiноўеўна, вядома, што храм моцна пацярпеў у час савецкай улады. А хто займаўся яго аднаўленнем, першапачатковай рэстаўрацыяй.

- Ксёндз Юзэф Мацiс. Ён быў са Славакii, але нягледзячы на гэта бегла размаўляў i па-польску, i паруску. Малады, энергiчны, ён з запалам узяўся за працу, адначасова займаючыся рэстаўрацыяй касцёла. Пачаў нават класцi падлогу ў касцёле i ў сакрысцii. Да гэтага падлога была бетанiраваная, як на вулiцы, але нават горшая. Наш касцёл пры Мацiсу вельмi хутка набыў выгляд прыгожай святынi. Ды iнакш i быць не магло. Ксёндз Юзэф працаваў, не ведаючы адпачынку, не шкадаваў нi сiл, нi здароўя. Ён быў цалкам адданы службе Богу i людзям.

Выпiска з касцельнай хронiкi (пераклад з польскай): "Дня 1 красавiка дэкрэтам Арцыбiскупа Казiмiра Свёнтка накiраваны на працу пробашчам Дунiлавiцкай i Лучайскай парафii мiсiянер ордэна Вербiстаў ксёндз Юзэф Мацiс." Франц Хомiч, краязнавец.

- Франц Iгнатавiч, кожная вёска, мястэчка маюць свае легенды, цiкавыя гiсторыi, звязаныя, магчыма, i з каханнем. У гiсторыi Дунiлавiч ёсць падобная прыгожая казка.

- Так. У нашай вёсцы ў канцы вулiцы над возерам жыў доктар Савiцкi. Сын яго, Мар'ян, з дзяцiнства быў гарбаты. Мацi Мар'яна пакiнула сям'ю, збегла з афiцэрам. Але потым, праўда, вярнулася. Побач з Савiцкiмi жылi Самовiчы. Дачка iх, Алiна, дзяўчына была спрытная, прыгожая. У хоры спявала. На швачку вучылася. Так здарылася, што дзецi закахалiся адно у аднаго. Вырашылi ажанiцца, але бацькi Мар'яна былi катэгарычна супраць, асаблiва мацi. Сын знатнага доктара - i лезе ў гэту галоту. Аднойчы мацi Мар'яна спынiла дзяўчыну на вулiцы i сказала, каб тая нават блiзка не падыходзiла да яе сына. Становiшча маладых было безвыходным, iх каханне пад забаронай. Гэтага Мар'ян не змог перажыць i задумаў жудаснае. Ён вырашыў застрэлiць i мацi, i Алiну, i сябе. Знайшоў стрэльбу, прыйшоў дадому i стрэлiў у мацi.

Але нават не паранiў. Мацi павалiлася на зямлю са страху. Толькi Мар'ян у той момант не ведаў гэтага. Пасля пайшоў i забiў Алiну. Дачакаўшыся дня пахавання, прыйшоў на могiлкi, узлез на сасну i схаваўся ў голлi, каб бачыць усё. А пасля таго, як людзi разышлiся, застрэлiўся сам на магiле каханай. Яго пахавалi за межамi могiлак i без крыжа. Так было прынята. А помнiк Алiне да гэтага часу захаваўся, на iм нават праз семдзесят гадоў яшчэ можна прачытаць надпiс на польскай мове: "Згiнула ад рук душагуба".

Ежы Вiльк, ксёндз-пробашч.

- Ксёндз Ежы, перш чым атрымаць Дунiлавiцкую парафiю, Вы працавалi ў Паставах. У параўнаннi з горадам тут, у вёсцы, напэўна, менш працы. Вы не сумуеце?

- Не маю часу сумаваць. Я iду наперад. Трэба яшчэ шмат зрабiць, у тым лiку i ў межах аднаўлення касцёла. Хачу пакiнуць аб сабе добрую памяць, след на зямлi, якi застаецца ў гiсторыi па сканчэннi жыцця кожнага чалавека. Але кожны мае права выбару: як жыць - па сумленнi цi ўступiць у змову з iм. Кожны сам для сябе вырашае. У кожнага свая дарога, якая вядзе яго. i менавiта так, са спляцення лёсаў, ствараецца гiсторыя. Якой яна будзе? Благой цi добрай? Рознай. Бо розныя людзi яе ствараюць. i я люблю людзей, усiх. Мне цiкавыя людзi, якiя думаюць, нечага дабiваюцца, да нечага iмкнуцца. Бо кожны з iх - веруючы. Ён верыць у тое, што робiць. Я адкрыты для людзей любога веравызнання. Разам мы можам зрабiць шмат болей.

Действительно, вместе мы действительно можем сделать больше. Больше увидеть, больше узнать, а значит, по-настоящему полюбить свой родной край, стать его патриотами.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах