21.06.2012

 - Газета

Все в сад!

Казалось бы, Старый Свет настолько стар, что удивлять уже не способен. Только очень ленивый или, наоборот, очень занятой человек не бросил монетку с Тауэрского моста в Лондоне или не прихватил камешек на память из Колизея в Риме. Чтобы вдохновить туристов на новые поездки по европейским странам, специалисты компании «Топ-Тур» соединили архитектурные ансамбли с природной красотой, представив хорошо знакомые «жемчужины» градостроительства в свежем обрамлении садов и парков. Взглянем на Европу глазами белорусов, которые в конце весны первыми отправились по тематическому маршруту «Шедевры дворцово-парковых ансамблей, садов и городов Европы».

Татьяна ЧУДАК, фото автора

Казалось бы, Старый Свет настолько стар, что удивлять уже не способен. Только очень ленивый или, наоборот, очень занятой человек не бросил монетку с Тауэрского моста в Лондоне или не прихватил камешек на память из Колизея в Риме. Чтобы вдохновить туристов на новые поездки по европейским странам, специалисты компании «Топ-Тур» соединили архитектурные ансамбли с природной красотой, представив хорошо знакомые «жемчужины» градостроительства в свежем обрамлении садов и парков. Взглянем на Европу глазами белорусов, которые в конце весны первыми отправились по тематическому маршруту «Шедевры дворцово-парковых ансамблей, садов и городов Европы».

Вена и Шёнбрунн

В 2011 блистательная Вена приняла более 5 млн туристов, что примерно в 3 раза больше, чем собственно горожан. Тогда же, несмотря на столь внушительные туристические потоки, Economist Intelligence Unit, исследовательская группа издания The Economist, включила столицу Австрии в список самых комфортных для жизни городов мира. Впрочем, участникам премьерного тура не удается проверить компетентность аналитиков: времени едва хватает, чтобы мельком взглянуть на зимнюю резиденцию австрийских императоров – Хофбург и попытаться втиснуть необъятный собор Святого Стефана в прокрустово ложе фотоснимка, в темпе вальса прогуляться по пешеходной улице Грабен и буквально на ходу выпить непременную чашку кофе «меланж».

Немного сумбурная «увертюра» – и вот первый шедевр. Едва ли не главная достопримечательность всей Австрии, восхитительный образец регио­нального барокко, подарок, который в начале XVIII века император Карл VI преподнес своей дочери, будущей императрице Марии Терезии, один из первых концертных залов, где играл юный Моцарт, – дворцово-парковый ансамбль Шёнбрунн.

История этого памятника архитектуры началась еще в XIV веке, когда на месте роскошного дворца стоял неприметный охотничий домик. Новую жизнь в монаршее «охотхозяйство» вдохнула наследница Карла VI, превратившая Шёнбрунн в центр великосветской и политической жизни. В искусствоведении даже сохранился термин «стиль Марии Терезии» для обозначения особого австрийского рококо, которое сложилось при императорском дворе и ярче всего проявилось в интерьерах Шёнбрунна. В отделке 1441 комнаты дворца щедро использовался главный элемент рококо – вызолоченный рокайль. Тем не менее, внутреннее убранство императорских покоев отличается сдержанностью, что отнюдь не характерно для вычурного салонного стиля XVIII века, зато полностью отвечает строгим нравам Марии Терезии, образцовой жены и матери 16 детей.

Для туристов открыты только 40 залов дворца, но этого вполне достаточно, чтобы понять, почему Шёнбрунн внесен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Особенно впечатляет Миллионная комната, обшитая панелями китайского розового дерева, в которые вмонтированы подлинные персидские и индийские миниатюры XVII века в обрамлении причудливых рокайлей. Если перевести талеры Марии Терезии в валюту Евросоюза, то этот зал, получивший название по стоимости отделки, сегодня назывался бы миллиардной комнатой. Миллионную комнату часто сравнивают с Янтарной, только в отличие от пропавшего «конкурента», замененного копией, зал в Шёнбрунне – оригинал.

Напротив дворца возвышается глориетта – павильон с колоннадой, самое узнаваемое в мире садово-парковое сооружение такого типа, где теперь открыто кафе с панорамным видом на Вену. Именно к глориетте в первую очередь устремляются туристы, оценив прелести посещения музея мирового значения в составе группы, что избавляет от ожидания в очередях. Павильон не единственная точка притяжения в огромном парке, выдержанном в регулярном французском стиле. Гравийные дорожки, расходящиеся прямыми лучами вдоль симметричных клумб и деревьев с геометрически правильными кронами, ведут туристов в музей карет, в дом пустыни с коллекцией кактусов и в пальмовый дом с экзотическими растениями, в оранжерею, в японский сад и сад наследного принца Рудольфа. Центральная аллея упирается в фонтан «Нептун», построенный в память об императоре Франце I, любимом муже Марии Терезии. Справа от фонтана «прячется» вход в самый старый зоопарк мира, который в 2012 году отмечает 260-летие, оставаясь одним из немногих зоопарков, где живут большие панды.

«Золотой век» Шёнбрунна закончился со смертью Марии Терезии. Дворец долго пустовал, пока спустя почти 70 лет император Франц Иосиф не избрал Шёнбрунн своей главной резиденцией. Спустя еще 70 лет, когда австрийская монархия сменилась республикой, дворцово-парковый ансамбль открыли для публики, чему ежегодно рады более 6 млн посетителей, включая туристов и местных жителей, тем более что одноименная станция метро всего в 5 минутах ходьбы, а посещать парк можно бесплатно.

Нойшванштайн и Линдерхоф

В феврале 1861 года в Мюнхене состоялась премьера оперы «Лоэнгрин», на которой присутствовал 16-летний Людвиг Отто Фридрих Вильгельм Баварский. Юноша, который войдет в историю под именем Людвиг II из династии Виттельсбахов и прозвищем Сказочный Король, оказался под таким впечатлением от творчества Рихарда Вагнера, что, став законным правителем, тут же взял композитора-новатора под свое крыло. Причем король не был тонким знатоком в области музыки: романтичного Людвига скорее увлекали мифология и мистика. Именно легенды о Нибелунгах, Лоэнгрине и Тангейзере, которые легли в основу произведений композитора, вдохновили короля, наполнившего древними образами свои знаменитые дворцы…

Историю Людвига II, в которой тесно сплелись вымысел и реальность, туристы слушают по дороге из Мюнхена в Баварские Альпы, к замку Нойшванштайн – следующему шедевру по программе. Рассказ о самом замке отнимает немного времени. Строительство началось в 1869 году, продолжалось 17 лет, но так и осталось незавершенным. Внешне Нойшванштайн напоминает неоренессансные и неоготические замки, а интерьеры будто сошли с эскизов декораций к операм Рихарда Вагнера. Спустя всего пару недель после смерти первого и единственного владельца замок открыли для посетителей, чтобы хоть частично компенсировать расходы. С тех пор замок Нойшванштайн принимает более миллиона гостей в год, которым среди прочего любопытно, как всего за 20 лет Людвиг II умудрился растратить богатства, накопленные монаршими родственниками за восемь столетий.

Началось все с того, что сказочный король задумал построить семь замков: Нойшванштайн, Линдерхоф, Херренхимзее и Фалькенштейн, готический и византийский замки, а также китайский дворец в Тироле, который должен был стать копией Императорского дворца в Пекине. В итоге при жизни Людвига II в реальность воплотились только три первых проекта, что стоило нереальных денег. К примеру, чтобы приступить к возведению Нойшванштайна, название которого в переводе означает «новый лебединый утес», строителям вначале пришлось сравнять с землей руины средневекового замка Шванштайн, то есть старого «лебединого утеса», и основательно укрепить скалу.

Замок Линдерхоф – единственный из замков, полностью завершенный при жизни Людвига II, только снаружи выглядит скромным. Внутри – обилие золота и зеркал; павлины в натуральную величину из драгоценного майсенского фарфора и букет неотличимых от настоящих фарфоровых цветов; люстра из слоновой кости, а также огромный хрустальный светильник на 108 свечей, который никогда не зажигали, опасаясь пожара; белый рояль, инкрустированный золотым орнаментом. Причем вся эта вызывающая роскошь, как полагают биографы Людвига II, предназначалась лишь одному человеку – Рихарду Вагнеру, который так ни разу и не посетил своего покровителя в Линдерхофе. Король в одиночестве слушал творения своего кумира-протеже в гроте Венеры с цветомузыкой и водопадами или прогуливался от хижины Хундинга к марокканскому павильону, все больше теряя связь с реальным миром.

Под влиянием трагичной истории Сказочного Короля Петр Чайковский, побывавший в Нойшванштайне и Линдерхофе, создал классическое «Лебединое озеро». Кто знает, на какие свершения еще вдохновит туристов волшебное архитектурное наследие Людвига II, которого Поль Верлен назвал единственным истинным королем своего века.

Париж и Версаль

Перед тем как оценить следующий шедевр дворцово-паркового искусства Европы, участники тура делают остановку в Париже. И вновь маршрут обзорной экскурсии в автобусно-пешеходном формате обозначен пунктиром и очерчен хрестоматийными достопримечательностями. Вначале автобус лишь на мгновение останавливается на бывшей Гревской площади, чтобы туристы сделали пару снимков Отель-де-Виль. Затем – короткая фотосессия у Дома инвалидов и у Военной академии, где надо успеть не только запечатлеть один из главных символов Парижа, но и купить у выходцев из Северной Африки уменьшенную копию творения Эйфеля. Экспресс-знакомство с Парижем продолжается «дежурным визитом» к апостолу Петру в базилику Сакре-Кёр и фактически марш-броском по Монмартру. Впрочем, для Парижа и целого года мало, а главная цель туристов, осматривающих дворцы и парки Европы, все-таки Версаль – уникальный комплекс, в котором гений Луи Лево, Жюля Ардуэна-Мансара и Андре Ленотра удивительным образом соединил архитектурные формы и преобразованный ландшафт в гармоничный ансамбль.

Все-в-сад

Архитектурное воплощение идей абсолютизма, версальский дворец с конца XVII века служил образцом для парадных резиденций европейских монархов и знати. Именно Версаль стремился превзойти главный архитектор Шёнбрунна Иоганн фон Эрлах. Так же, как в окнах версальской спальни Людовика ХIV, никогда не заходит солнце в окнах спальни замка Линдерхоф сказочного короля Людвига II, стремившегося во всем походить на короля-солнце.

История версальского дворца, можно сказать, традиционна. Увлеченный охотник Людовик XIII построил в окрестностях Версаля, где была отменная охота, скромный охотничий павильон, куда отправлялся время от времени, уставая от шумного Парижа. Людовик XIV также был не прочь по­охотиться, только размер охотничьего домика никак не соответствовал фигуре короля-солнце. В 1660 году монарх решил перестроить резиденцию по своему вкусу с соответствующим размахом, и уже через 10 лет парижский двор переехал из сурового Лувра в праздничный Версаль.

Первым делом Людовик XIV пожелал расширить сады и устроить вокруг резиденции парк. «Зеленое» окружение королевского дворца – образец французского регулярного парка, возведенного в абсолют. В середине XVII века, в разгар первой строительной кампании, за 260 лет до того, как американцы Джеймс Камингс и Эрл МакЛеод изобрели бульдозер, 36 тысяч человек трудились над выравниванием уровней парка и планировкой садов Версаля, перераспределяя тысячи тонн грунта. Когда все было готово, король принялся устраивать в парке праздники под названием «Удовольствия чарующего островка». Официально первый такой прием Людовик XIV давал в честь королевы-матери Анны Австрийской и супруги Марии Терезии, но на самом деле королевой вечера была Луиза де Лавальер, фаворитка короля. Понаблюдать за монаршим любовным треугольником съехалось столько придворных, что многим пришлось ночевать в каретах, а Людовик XIV понял: пора заняться не только садом, но и дворцом, который все еще оставался, по сути, охотничьим шато. Так началась вторая строительная кампания по расширению дворца и парка, за которой последовали третья и четвертая. Некоторые проекты переустройства Версаля, как, например, реконструкция внутренних фасадов дворца, были завершены только в ХХ веке.

Фактически не прекращающиеся преобразования в Версале ничуть не мешали созданию ландшафтного парка – одного их самых крупных и значимых в Европе. Невыразимой красоты парк по мере удаления от дворца спускается террасами. Только перечисление названий всевозможных партеров цветов и боскетов, садов и оранжерей, фонтанов и бассейнов, скульптур и малых архитектурных форм отнимет немало времени. Чтобы понять, в чем именно заключается прелесть версальского шедевра, лучше всего присоединиться к 16 тысячам туристов, которые посещают Версаль каждый день.

Окончание следует

Автор благодарит компанию «Топ-Тур» за прогулки по лучшим городам и паркам Европы.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах