28.05.2012

 - Газета

Юрий АКУДОВИЧ: «То, что происходит сейчас на Нарочи, – это проблема национального масштаба!»

Яркий представитель белорусского активного туризма, бывший глава Туристско-спортивного союза Беларуси, заместитель директора компании «Экспобизнестур» Юрий Акудович рассказал корреспонденту «Туризма и отдыха» о проблемах развития активного туризма в Нарочанском крае.

Яркий представитель белорусского активного туризма, бывший глава Туристско-спортивного союза Беларуси, заместитель директора компании «Экспобизнестур» Юрий Акудович рассказал корреспонденту «Туризма и отдыха» о проблемах развития активного туризма в Нарочанском крае.

Акудович – Юрий Васильевич, как получилось, что на Нарочи люди практически перестали отдыхать активно?

– К сожалению, сейчас приоритет там отдается пассивному туризму. Это резко отличается от того, что происходило на Нарочи в советские времена. Я регулярно посещаю эти места на протяжении вот уже 40 лет, так что могу делать такие выводы. 1980-е годы стали золотым временем для активного туризма в регионе. Был широко распространен так называемый плановый туризм: человек покупал через систему профсоюзов путевку на 12 дней, приезжал на турбазу, 2 дня готовился и затем на 8 дней выходил в поход – на байдарках, пешком, на велосипедах. Желающих отдохнуть  было столько, что на маршруте одной только туристической гостиницы «Нарочь» каждый день было 400 человек, на освобожденное койко-место сразу же принимали нового постояльца, а флотилии на байдарках отправлялись каждый день.  Были разработаны великолепные маршруты: многодневные по озерам, классический всесоюзный маршрут «Нарочь – Нарочанка – Вилия – Вильнюс», недельный «Нарочь – Михалишки». По нему прошли сотни, тысячи, десятки тысяч туристов! Для их обслуживания работала целая система: турбазы выдавали им продукты и снаряжение, в походах их сопровождали профессиональные инструкторы. Существовала большая материальная база для подобных мероприятий, ведь нужно было предоставить людям байдарки, спальники и многое другое. Количество отдыхающих постоянно увеличивалось, а значит, увеличивалась и прибыль. Некоторые люди фактически воспитали в походах своих детей, для них подобное времяпрепровождение стало душевной потребностью.  Кроме того, в регионе был развит самодеятельный туризм – люди, занимавшиеся в секциях, турклубах, организовывали походы по Нарочанскому краю самостоятельно. Этот маршрут считался одним из красивейших во всей Беларуси. Ведь недаром сохранились строчки, приписываемые поэту Максиму Танку, жившему на берегу Нарочи: «В Сочи ехать далеко и глупо, когда рядом Купа» (курортный поселок региона).

Но в начале девяностых Нарочь, к сожалению, перестала быть лидером активного туризма. Правящие кадры поменялись, и приоритеты тоже стали другими: в регионе перестали организовываться походы, байдарки сдали на металлолом, а какое-то снаряжение перепродали в Польшу.

– Почему такое произошло?

– Все началось с того, что один из руководителей Федерации профсоюзов попытался стать кандидатом в президенты. Этого человека сместили с поста, а всю систему «Беларустуриста» разломали. Когда-то это была самая мощная корпорация туризма в стране – в ней работало около 10 тысяч человек. У нее был свой номерной фонд, автобусы, гостиницы, рестораны, а сейчас от былой мощи практически ничего не сохранилось.

– Но осталась ли какая-либо база для активного отдыха на Нарочи?

– На недавнем семинаре я поднимал этот вопрос. Единственное, что осталось, – небольшое количество снаряжения для детско-юношеского туризма. На практике активным туризмом в этом регионе сейчас занимаются только самодеятельные туристы, но им стало гораздо труднее – ведь если раньше можно было прийти в гостиницу, на турбазу и получить консультацию, взять напрокат снаряжение, купить продукты, то теперь турист должен продумывать все эти моменты самостоятельно. Кроме того, зачастую возникает вопрос о том, куда бы поставить палатку. Эта проблема не решается, ведь  вроде бы земля – это государственная собственность, но по факту получается, что хозяина у нее нет вообще. Нет сервиса и оборудования – и, в результате, очень быстро вытаптываются и загаживаются самые красивые места. Сейчас для туристов организованы две бивачные поляны  – одна на о. Нарочь, другая – на о. Мястро, но в хорошую погоду они переполнены, и туристы располагаются прямо вдоль берегов. Кроме того, люди стали гораздо пассивнее – если раньше отдыхающие стояли на Нарочи по нескольку недель, исследовали местность, заготавливали грибы и ягоды, то теперь они просто проводят пикники.

Еще одна особенность в том, что некоторые бывшие инструкторы самостоятельно организуют походы с группами. Значит, если есть инициатива – то дело еще живо.

Озеро_Нарочь

– Как можно охарактеризовать развитие Нарочанского региона, если сравнить его с мировыми, европейскими тенденциями активного туризма?

– Когда-то у нас была советская система. Сейчас мы пытаемся приблизиться к западным образцам. Мы вынуждены это делать, потому что рыночные отношения заставляют работать по такой схеме. В Европе активный туризм – элитное занятие; по сути, и мы приближаемся к тому же. В то же время отдыхающие всегда реагируют на активный туризм позитивно, плюс – в нем есть экономическая выгода, но чиновники не хотят обращать на эти факты внимание. Гораздо проще поселить туриста в номер гостиницы или санатория – и пусть занимается, чем хочет. В итоге, большинство туристов живет по схеме «столовая – кровать – пляж». Хотя уже и на озеро купаться не идут, потому что боятся кожной инфекции.

То, что происходит на Нарочи сейчас – это национальная проблема. Кстати, загрузка здравниц в последнее время резко упала. Поэтому совсем недавно в отдельных гостиницах цены на проживание были снижены на 25%. Но мы должны четко понимать экономическую ситуацию на Нарочи – там десятки тысяч рабочих, порядка 18 здравниц, в этот комплекс вложены огромные средства, а имидж и перспектива региона пока достаточно туманны.

– Все же, как, по вашему мнению, можно было бы реанимировать активный туризм на Нарочи?

– Для начала надо было бы организовать больше бивачных полян, закупить различные плавательные средства, а не только велосипеды и катамараны. В последнее время на Нарочи стали предлагать недешевые экскурсии на вертолетах, но байдарку взять напрокат нереально. Также там нет велосипедов и велодорожек – колесить можно только по  проселочным дорогам, но их тоже нужно подготавливать. Пешеходные тропы не промаркированы, потому что это считается невостребованным, хотя примером может служить экологическая тропа на Голубых озерах, по которой за год проходит до 80 тысяч. Я пытался обратить внимание Министерства спорта и туризма на проблему реанимации активного туризма на Нарочи, но мне ответили, что это прерогатива туристических фирм. В реальности же фирмы у нас практически не занимаются организацией активного отдыха, поскольку это достаточно сложно экономически: например, для хранения снаряжения в течение всего года требуется помещение, а его аренда будет забирать всю прибыль, зарабатываемую фирмой за летний период.

Кроме того, активный туризм – это социальный туризм. Если бы хотя бы десятая часть денег, вложенных в убыточные ледовые дворцы, пошла в свое время на развитие туризма, в том числе, и активного – сейчас на Нарочи мы имели бы совсем другую ситуацию.

Беседовала Анна БАРАБАН


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах