05.07.2012

 - Газета

«Шелк» бережно останавливает время

Как все-таки хорошо, что есть у нас благословенная театральная традиция – показывать в конце сезона премьеры.

В разгар лета это и итог многих репетиций, и эмоциональный всплеск, и проба сил, когда едва родившийся спектакль обретает дыхание и силы перед осенними показами. А для зрителя – новые впечатления, тем более что театр кукол – один из самых продвинутых у нас театров, который всегда готовит эти самые впечатления наилучшим образом.

Как все-таки хорошо, что есть у нас благословенная театральная традиция – показывать в конце сезона премьеры. 

В разгар лета это и итог многих репетиций, и эмоциональный всплеск, и проба сил, когда едва родившийся спектакль обретает дыхание и силы перед осенними показами. А для зрителя – новые впечатления, тем более что театр кукол – один из самых продвинутых у нас театров, который всегда готовит эти самые впечатления наилучшим образом.

Вот и сейчас режиссер Александр Лелявский и художник Татьяна Нерсисян продемонстрировали прекрасную литературную основу, современное режиссерское мышление и сценографию, но главное, наверное, художественный посыл – глубоко человечную историю, рассказанную сильными и сдержанными средствами. Сдержанными, потому что в сюжете активно присутствует японская тема, и атмосфера в нем выдержана соответствующая. За основу постановки взят бестселлер XX века – роман «Шелк» (1996) итальянского писателя Алессандро Барикко. Роман переведен на многие языки и уже экранизирован, но в СНГ ставится впервые, и на премьере режиссер публично высказал благодарность писателю за разрешение сделать это в Минске.

Роман называют то поэмой в прозе, то философской притчей. Итак, торговец тутовым шелкопрядом Эрве Жанкур из маленького французского городка ежегодно проделывает длинный и трудный путь – через Германию, Австрию, Россию и Китай в Японию. В абсолютной секретности он покупает на одном из островов шелковую «кладку» – червей, которые должны будут остаться живыми на обратном пути. Уже одно это занятие кажется необычным для горожан, а от Жанкура требует сосредоточенности, наблюдательности и терпения. Путешествие длится с октября по апрель и описано очень подробно. Сюжет даже граничит с детективом, потому что Япония начала 1860-х годов – страна полностью закрытая, и любой чужестранец, ступивший на землю острова, автоматически признается преступником. Всего таких поездок совершается четыре – в двух последних Эрве Жанкура сопровождает лиричное и мистическое воспоминание о девушке. Мимолетный взгляд, записка, иероглифы которой удалось прочитать только по возвращении домой, угроза военных действий – все это сплелось в чувственную и непонятную историю. Очень медленную и красивую, потому что излюбленный прием режиссера – соединение в одном действии актеров и кукол, а тут еще добавляются огромные восковые маски. В восточной стилистике – безучастные, несмотря на яркий японский закат, неведомые деревянные инструменты, ширмы, переливающиеся полотна шелка – на сцене тайна показана, но не раскрыта, чувства названы, но тоже спрятаны глубоко в сердцах героев. «Они бережно останавливают время», а их уединенная жизнь подчеркнута суетой обывателей, моряков, игроков в бильярд, сплетников, женщин из салона – вот тут спектакль еще должен «добирать», игра этой группы актеров к началу следующего сезона обязательно станет более точной. 

На экране – для тех, кто любит в театре видео, – плавно сменяют друг друга виды патриархального французского города, иероглифы, текущая вода, шелк. «Игрушечную» тему дополняет маленький поезд, и, кстати, последние черви Жанкура в нем и погибли: на ранней весенней жаре растаял лед, который укрывал ящики.

Сам Барикко не считал свое произведение ни романом, ни рассказом, и говорил, что любовь в нем, конечно, есть, но это еще не вся история. В частности, любопытна тема открытия европейцами Востока, его малоизвестных товаров, которые везли в Старый Свет люди явно авантюрного склада. Для драматичного «Шелка» тревожная атмосфера мира контрабандистов – не фон, а часть истории. Например, на острове вдруг появляется некий британец – торговец оружием. К счастью, все эти страхи и рискованный дух пионеров закончились в 1866 году, когда контакты между Японией и миром были разрешены.

Но лирическую разгадку и конец сюжета рассказывать не буду – пусть эта стильная восточная интрига приведет вас в театр.

Подготовила Любовь ГАВРИЛЮК


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах