12.07.2012

 - Газета

В Париж на белом автобусе

Живу в «хрущевке», со мной живут две доченьки, мама, собака и две кошки. Из работающих – я одна. Приходится работать, насколько хватает сил. Смеюсь, что карма моя «женская», в доме одни женщины, в том числе две  кошки и собака. Предлагаю друзьям поймать таракана и определить пол, уверяю, будет женский. От жизни такой любой завоет.

Валентина БЫСТРИМОВИЧ

Иногда путешествие – это лекарство

Живу в «хрущевке», со мной живут две доченьки, мама, собака и две кошки. Из работающих – я одна. Приходится работать, насколько хватает сил. Смеюсь, что карма моя «женская», в доме одни женщины, в том числе две  кошки и собака. Предлагаю друзьям поймать таракана и определить пол, уверяю, будет женский. От жизни такой любой завоет.

paris2 Не до мужчин, да и они не обращают на меня внимания. Перспективы никакой. Быть мне незамужней до старости. Устала. Чтобы встряхнуться и не поддаваться депрессии, по настоянию детей купила тур в Париж. Мне присуща тяга к путешествиям, желание быть причастной к окружающему миру.

Ура! Еду в Париж! Мечтала посмотреть «Джоконду»  в подлиннике. Неужели мечты могут сбываться? У меня много мечтаний. Пока не сбывались…

В восьмом классе,  с подругой Галкой Агафоновой мечтали стать капитанами дальнего плавания. Отправили в Бакинское военное училище письмо, что любим море и хотим учиться на капитанов. Представляли, как сражаемся с волнами и совершаем подвиги. Получили ответ, что девушек не принимают, но, если  любим море и приедем, устроят на судно буфетчицами. Мечтали быть капитанами, совершать подвиги, бороться со штормами, а тут на тебе –буфетчицами. Вай-вай!

Меня провожают девочки, радуются моей поездке. «Мама, все смотри, пробуй всякую еду, развлекайся и не беспокойся за нас», – получаю последние наставления. И, поцеловав своих любимых, с тайной грустью и ожиданием впечатлений захожу в комфортабельный автобус, в котором даже туалет имеется, которым сразу же запретили пользоваться: «Только в случае крайней нужды». И все понадеялись, что крайней нужды не случится.

Кипяток есть постоянно, чай и кофе входят в стоимость путевки.  Ночевка в автобусе только одна на обратном пути. В общем, бывают в жизни моменты. Поездка обещает быть интересной. Группа неполная – 14 человек. Границу проходим быстро. Приезжаем в польский отель в 12 ночи.  Засыпаем быстро под звуки лета, доносящиеся с лугов в открытые окна.

Завтрак плотный. Хозяева гостиницы понимают, что нас кормят только утром, а целый день на своих хлебах. Умеют поляки готовить! А каковы польские флячки! Поели с удовольствием. Хоть в Польше, но «по-нашему», и в путь. На мне алый костюм. Купила перед поездкой. Удобный в дороге. Легкий. Не мнется. Не жаркий. Не жмет. Сидит хорошо. Я себе в нем нравлюсь. Повезло, купила за 11 долларов. До сих пор не верится, что по такой цене.

Проезжаем Альпы. Действительно «Лучше гор могут быть только горы». Многие описывали красоту гор в стихах и прозе. Но никакое описание не заменит эмоционального состояния, которое возникает от присутствия в горах. Снимаю горы через стекло автобуса.  При проявке пленки оказалось, сфотографировала солнечные лучи. Не думала, что такое возможно.  От замков на вершинах веет стариной, надо же, построили на самой «верховине». Красиво и величественно.

Мечта всех женщин мира

Въезжаем в Париж. Правда, не на белом коне, зато в белом автобусе. Париж – город влюбленных и поэтов, мечта всех женщин мира. Превращаемся в глаза и уши. Мы в другом измерении. Старинные здания, улицы заполнены людьми, и все торопятся. Солнце жарит – 32 градуса. Благо, что красный костюм из хлопка, а не синтетика.

Заселяют в трехэтажную гостиницу. Угол  здания срезан.  Массивная дверь смотрит на перекресток,  как бы указывая на одинаковое отношение к каждой из улиц. Ни одной дамы на каблуках, кроме нас. У всех о­бувь типа тапочек, костюмы неяркие. На мужчине в дорогих очках костюм помят, даже пожеван. Не утюжить вещи здесь норма. Главное, каждый день стирать. Мой сосед, наоборот, каждый день утюжит и раз в неделю стирает. Зато всегда наутюжен.

Магазинчики ютятся на первых этажах, продавщицы, черные девушки, улыбаются. Некоторые туристы сразу побежали прикупить французского вина в магазинчик напротив. Вино оказалось неплохое и недорогое. После дегустации за вином бежит уже вся группа. Обзорная экскурсия, прогулка на катере по Сене, вечером пешая экскурсия на Монмартр.

Экскурсовод рассказывает: «После революции во Францию приехало много выходцев из колоний. Французы всегда ратовали за свободу и равенство, и приезжие остались как равноправные граждане. Сейчас в Париже на одного новорожденного белого ребенка приходится девять новорожденных черных». Шокирует свобода в движении транспорта. Медленно движемся в пробке у въезда в тоннель.

Выезд  вправо перекрыл полицейский, но машины пытаются проскользнуть. Полицейский останавливает машину, и водитель начинает спорить, доказывать, что ему нужно вправо, а не в тоннель, куда его пытаются развернуть. Во время их спора в правый выезд в ускоренном темпе проезжают другие желающие. Развернув  машину, полицейский останавливает следующую, и история повторяется. Кроме того, машина, которую он развернул, опять пытается проехать.

Пожилой женщине с желтым шифоновым шарфом  понадобилось проехать поперек улицы с оживленным движением вне перекрестка. Открыв окно машины, напоминающей клопика, махая шарфом, как флагом, она останавливала машины на каждой полосе движения по очереди.

Что-то каждому объясняла и довольно быстро оказалась на противоположной стороне. Ей кивали, улыбались и… пропускали. Парижане доброжелательны и позитивны.

Мосты Парижа

Экскурсия  по Сене на катере: любуемся мостами, набережной, замками на берегу. Нам улыбаются и машут руками с берега и с мостов гуляющие. Париж богат мостами: мост Шарля де Голля, Аустерлиц, Мост Согласия, построенный из камней разрушенной Бастилии, и др., всего 38 мостов. Парижские мосты воспеты поэтами.

Самый красивый мост Александра III, построен в честь заключения франко-русского соглашения, с позолоченными колоннами и крылатыми конями. В основание моста собственноручно заложил  камень русский царь Александр III.  Венчают мост четыре скульптуры-аллегории: Науки, Искусства, Торговли и Промышленности. На островке Сите находится Собор Парижской Богоматери, который знает даже тот, кто в Париже не был.  

Лувр

Универсальный музей  на берегу Сены в старинном королевском дворце Филлипа-Августа. Коллекции Лувра хранят шедевры искусства разных цивилизаций, культур и эпох. В музее около 300 000 экспонатов, из которых только 35 000 выставляются в залах.  Именно здесь можно увидеть «Джоконду» Леонардо да Винчи.  Для картины отведен зал, она за бронированным стеклом и защищена специальным излучением. Фотографировать нельзя.

louvre

Долго стою у картины, она совсем не такая, какой я представляла. Значительно меньше по размерам и более живая. Перехожу из одного угла зала в другой, смотрю на нее под разными углами и всегда встречаюсь с ее взглядом. Душа наполнена восторгом, я ее чувствую. Нельзя прочувствовать картину, глядя на копию или репродукцию. Только подлинник обладает силой влияния на душу, которой наделил его художник.

 Здесь и другие произведения знаменитых художников, но «Джоконда» – это шедевр шедевров. Написать ее мог полубог, смертному такое не под силу. Передо мною чудо! Она прекрасней, чем была в моих мечтах. Экспонаты Лувра разбиты на коллекции: Древний Восток, Египет, Греция, Рим, Искусство ислама, Скульптуры и другие.

Обратили внимание: по стеклянной пирамиде перед Лувром автоматический чистильщик стекол,  в виде планочки с подведенной к ней жидкостью, сам по себе, без участия человека, ползал по стеклам, очищая их.

Улица Красных фонарей

«Мулен Руж» в переводе «Красная мельница». Когда-то здесь была мельница, а рядом по вечерам собирались и плясали прачки, а теперь ресторан,  и пляшет кордебалет. Времена меняются, привычки – нет. О прогулке по улице Красных фонарей в двух словах. Экскурсовод вел  нас по сверкающей огнями вечерней улице Красных фонарей. Жалюзи на витринах  были подняты. Днем жалюзи опущены, и улица не отличается от других.

Гид проинструктировал: «Если на доме красный фонарь или даже одна красная буква, это означает, здесь платный секс. Заходи, плати и получай». Наша социалистическая закваска вызвала отрицание увиденного. Не давала  все рассмотреть. Группа смешанная, мужчины и женщины. Стесняемся друг друга и того, что вокруг, делаем вид, что просто прогуливаемся.

Головы прямо, ну а глаза? Глаза под максимальным углом поворота смотрели по сторонам, до боли напрягая шею, которая удерживала голову  в положении «только вперед». Чего мы не видели?.. Вай-вай!  Другой мир и другие рамки морали. Не наш мир, и мы не хотели бы здесь оказаться. Посмотреть  любопытно. Как в кино попали. Только находимся не в зале, а на экране.

Было неудобно среди платной сексуальной вседозволенности. Но должна признать, знатные «красотки» были представлены на этой панели, излучая призыв к чувственному наслаждению. Совсем не похожие на стоящих у наших дорог. Куколки, знающие себе цену, с бархатной кожей и точеными формами. Мужчине трудно пройти мимо Такой.

Одна в черных кружевных чулочках, как в витрине, прогуливалась в оббитой фиолетовым бархатом комнате с подсветкой. Обнаженная, без лишнего макияжа. И все места, где должны быть волосы, их имели. К удивлению, не вульгарная, а спокойная в своей наготе. Никто из группы не сделал шаг в сторону, но все были впечатлены. В отеле сразу пошли принимать душ, есть сухую колбасу, пить французское вино и делиться впечатлениями.

Парижское утро и  красный костюм

Утром спустилась  в кафе раньше других. Французский завтрак: круассан, сыр, ветчина, масло, джем, кофе. Первые туристы неспешно спускались по лестнице к завтраку, когда я встала из-за стола. Усталости как не бывало, ожидание новых впечатлений бодрило. Сказала «спасибо» на русском и вышла подышать воздухом французской столицы. Смогу  ли еще побывать в Париже?

Шагнув из дверей прямо на перекресток, осмотрелась. Прохожие редки, машины спят на обочинах. Улицы чистые, похоже, убирают ночью. Вечером мусора было полно. К моей гордости, у нас на улицах по вечерам по сравнению с Парижем очень чисто. Вдыхаю свежий воздух полной грудью, я здесь и сейчас. До экскурсии минут пятнадцать. Ясное небо предвещает жару. Прогуливаюсь, вправо от перекрестка шагов тридцать, затем назад и влево от перекрестка шагов тридцать.

Ориентир – дверь отеля. Жду группу. Вправо от перекрестка шагов тридцать, влево от перекрестка шагов тридцать. Лицо мечтательное. Вдруг весьма респектабельный мужчина в костюме и дорогих ботинках подхватил меня под локоток. Мелькнуло: «Ожидается 32 градуса, почему в костюме?   Дресс-код  на работе?» Мужчина что-то спросил  журчащим голоском, такого тона у мужчин в жизни не слышала.

Ново, что мужчины могут говорить таким нежным голосом. Что значит француз! Те два слова на французском, которые знала, я тут же забыла. Возникло замешательство, я ничего не поняла. Ветерок волнения пробежал по спине. Мужчина  симпатичный и ласково улыбается. Со мной так ласково мужчины не разговаривали, только покойный муж старался быть джентльменом, когда первую неделю за мной ухаживал. К сожалению, через неделю мы расписались.

Каждой женщине хочется встретить джентльмена или рыцаря, не говоря о принце на белом коне. А здесь иностранец, и так похож на джентльмена. Не поняв вопроса, очарованная журчащим голосом, робко ответила: «Ай эм рашан, ноу спик францужен». Француз явно не понял и, наклонившись, поддерживая под локоток, нежно-нежно защебетал, как птичка.

Смутившись и недоумевая, заподозрив в этом что-то интимное, растерянно добавила: «Русиш туристо», и тут же вырвалась спасительная фраза из любимого фильма «Бриллиантовая рука» – «облико морале». Юмор меня часто подводит. Могу сострить до того, как подумаю, вот и сейчас сказала до того, как подумала. Благо, что француз этого фильма не смотрел и юмора не понял, возможно, вообще ничего не понял.

Он продолжал говорить, глядя в глаза. Но я уже была на волне «Бриллиантовой руки» и отчеканила: «Русиш туристо. Облико морале. Ничего не понимаю. Бай». Он ушел. Я продолжила прогулку. Тридцать шагов влево от входа в отель и тридцать шагов вправо. Жду группу. Странно, через 2 минуты таким же нежным жестом меня взял под локоток шатен приятной наружности в сером костюме. Смотрит на меня заинтересованно, явно понравилась.

Редкий случай. Не ожидала.  Насторожила смутная догадка, что-то здесь не то. Не понимая вопроса, на всякий случай, проговорила растерянным голосом ту же фразу. А он, улыбнувшись, стал мне снова что-то говорить. Глаза добрые. Последнее время меня мужчины из толпы не выделяют. Или я не замечала?  Мужчина не уходил, поддерживал под локоток, жест такой бережный, нежный, располагающий. К сожалению, у наших мужчин нет таких жестов. Если бы мне такое рассказали, не поверила бы, подумала анекдот.

Но это происходило здесь, со мной и сейчас, теперь точно знаю: анекдоты – это случаи, взятые из жизни. Твердым голосом по-военному отчеканила: «Русиш туристо. Облико морале. Ничего не понимаю. Бай». Он ушел. Смутные сомнения перешли в уверенность: «Он предлагал что-то дружеское, возможно, романтический ужин вдвоем, в ресторане, со свечами, скрипкой и обязательно с большими крабами». Представила себя на ужине. Похоже, я ему понравилась.

Жаль, не понимаю на французском. Неуч, трудно было до поездки хоть пару фраз выучить? Я бы приняла предложение. В кои веки выпадет поужинать в ресторане в Париже. Самооценка стала расти, это повергло меня в легкую эйфорию. Оставалось пару минут до сбора группы. Воздух прогревался быстро. Количество прохожих увеличилось и через минуту…, это невероятно,  но, правда, кто-то снова нежно взял под локоток и чарующим голосом замурлыкал нежно-нежно. Обернулась, и дыхание захватило.

Передо мной статный, лет сорока, черный мужчина. Кожа гладкая, просто блестящая, как у резиновой игрушки. Волосы кучерявые, упругие, зубы белые. Глаза черные и добрые. Приветливо улыбается и что-то ласково говорит. Сердце замерло. Глаза округлились. И с сожалением в голосе повторив уже ставшую привычной отговорку, отошла, опустив голову. И он ушел. А я посмотрела ему вслед, все еще витая в облаках. Фантастика. Группа дружно высыпала на улицу, и я им все рассказала. Раздался дружный хохот.

Полковник (турист со второго сидения в автобусе) как-то даже «заржал»: «Ну, Валентина, ха-ха… Пользуешься спросом, ха-ха-ха…  Вчера на улице Красных фонарей что сказали? Ха-ха… Опознавательный знак платного секса – красный цвет. Ох, рассмешила. И работают они с 23.00 до 4.00. Ха-ха-ха.  А ты в ярко-красном костюме на перекрестке у гостиницы прогуливаешься в 8 утра, вне конкуренции.  Ха-ха-ха….   Не боишься налоговой? Вот уморила». Растерянно хлопая глазами, я оказалась в центре внимания.

Бизнесменша (третье сиденье в автобусе слева) вполне серьезно сказала: «Валентина, открывай бизнес. Помогу». Молодежь запросилась в долю. Все веселились. Саша (сидел с женой-«фифой» за мной)  предложил себя в охранники и, спрятавшись за полковника, подмигнул. На фоне всеобщего внимания моя самооценка поднималась выше и выше. И я сказала: «Ребята, шутки шутками, но у нас на меня никто не обращает внимания, а здесь три мужика, да еще интересных, да еще француза, да еще за 15 минут. Оказывается, я могу здесь даже деньги заработать. Обалдеть».

Посмеяться-то мы посмеялись, но ехать на экскурсии в ярко-красном костюме я решительно отказалась. Женщины проявили солидарность. Даже «фифа» стала доброжелательной. И мы все вместе отправились в магазин, покупать мне что-нибудь более приемлемое. Так как у меня набор одежды, взятый с собой, был ограничен. 

Эйфелева башня

В новом наряде я органически вписалась в толпу. Однако среди серой толпы встречались арабы в белом, индуски в сари, крепкие ширококостные черные женщины в ярких платьях с необъятными юбками. У подножия Эйфелевой башни посмотрела вверх, и меня сковал страх. Подниматься отказалась: «Подожду внизу». Меня дружно уговаривали: «Побывать в Париже и не посмотреть на него с высоты птичьего полета. Зачем тогда было ехать?» Отвечаю: «Посмотреть «Джоконду» в подлиннике».

eifel

Группа не хотела оставлять меня внизу, уговаривали все, похоже, стала кумиром группы.  Посмотрела на поднимающийся лифт, и подошвы закололи иголочки. «Не поднимусь даже за деньги – заявила я. – Зачем рисковать, еще весь Париж не посмотрела». Минут тридцать меня уговаривали шагнуть в небо. Убедил полковник, спокойно и обстоятельно разъяснив, что у лифтов несколько систем страховки, хорошо налаженное техническое обслуживание, недавно был техосмотр и т.д.   
Напряженное выражение моего лица контрастно выделялось на фоне улыбающихся лиц иностранцев, гуляющих по металлическому перекрытию второго этажа башни. Далеко внизу крыши домов и соборов, плывущие по реке катера. Собравшись, представила себя  Бонапартом. Ха, Париж у моих ног, но о бездне под ногами не забываю. Только когда нога ступила на асфальт, заметила, что крышка  фотоаппарата жалко болтается, где-то наверху не заметила, как ударила о стойку башни. В ремонте участвовала вся группа, но устранить поломку не удалось. 

Версаль

В Версаль выехали рано утром. Версаль – дворцово-парковый ансамбль, бывшая резиденция французских королей. Славится целостностью замысла и гармонией архитектурных форм  преобразованного ландшафта, получил статус музея с 1830 г. Памятник эпохи «короля-солнце». Здесь снимался фильм «Анжелика и Король».  Забавно гулять по местам съемок и представлять себя Анжеликой. 

С Версалем связано множество событий французской и мировой истории. История дворца начинается с очень скромного охотничьего замка, возведенного по желанию Людовика XIII из кирпича, камня и кровельного сланца в  1623 году. Сейчас здесь мраморный дворец. Множество картин, предметы обихода королей, а какой ландшафт! Крупнейший парк в Европе. Версаль послужил источником вдохновения для Петра I  при создании Петергофа.

Парк поражает размахом, простором. По мере удаления от дворца терассы парка понижаются. Фонтаны, газоны, скульптуры гармонично взаимосвязаны.  Во время экскурсии к нам присоединилась группа из четырех человек. На выходе они робко  заговорили: «Вы откуда? Как там у вас?» Оказывается они из Нью-Йорка, эмигранты из России. Они с любопытством расспрашивали, как нас выпустили в Париж?

Мы для них – весточка Родины. В глазах и голосе ностальгия. Как ни хорошо в гостях, а дома лучше. Родину, как и родителей, не выбирают. «Имея, не храним, потерявши плачем». Были еще интересные моменты: посещение музея д'Орсе, поездки в метро, покупка Микки-Маусов, но все не опишешь. Поездка удалась.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах