26.02.2009

 - Газета

Сергей ПЛЫТКЕВИЧ: "Мы всегда выполняли свой профессиональный долг - отражали время, которое нам досталось!"

1 марта 1994 года на формирующемся медиа-рынке страны появилось новое издание - газета "Туризм и отдых". Одной из причин возникновения такой газеты было, конечно, наличие соответствующего бизнеса, возможность существования которого напрямую связана с сокрушительным падением железного занавеса. Однако первое туристическое издание Беларуси и появилось, и росло под влиянием целого ряда факторов - творческих, экономических, политических. О том, как менялось издание вместе с туризмом и всей страной, накануне 15летия "Туризма и отдыха" мы беседуем с издателем газеты, директором издательства "Рифтур" Сергеем Плыткевичем.

1 марта 1994 года на формирующемся медиа-рынке страны появилось новое издание - газета "Туризм и отдых". Одной из причин возникновения такой газеты было, конечно, наличие соответствующего бизнеса, возможность существования которого напрямую связана с сокрушительным падением железного занавеса. Однако первое туристическое издание Беларуси и появилось, и росло под влиянием целого ряда факторов - творческих, экономических, политических. О том, как менялось издание вместе с туризмом и всей страной, накануне 15летия "Туризма и отдыха" мы беседуем с издателем газеты, директором издательства "Рифтур" Сергеем Плыткевичем.

plytkrvich– Сергей, тогда, 15 лет назад, создавая газету, можно было пойти разными путями. Например, сделать издание сугубо для путешественников - без проблематики турбизнеса, без затрагивания острых тем - просто красивые описания красивых стран, своеобразное окно в другой мир, который представлялся сплошным пленительным зазеркальем. Но ты пошел другим путем, придумав издание, во многом опирающееся на профессиональную тематику и туристические возможности Беларуси. Этого требовал рынок или, образно говоря, чувства вели?

- Если вспомнить историю, то первая волна туризма была связана с шоп-турами, пик которых пришелся на конец 80-х - начало 90-х. А газета ведь появилась только в 1994-м, и это было прямым следствием появления, так сказать, настоящего туризма - страна в то время уже находилась на принципиально ином уровне, и психологическое, материальное состояние людей тоже было иным. Да, первые выезды, скажем, в Грецию, включали в себя и обязательную покупку шубы, но эти туристы уже и на пляжах отдыхали, и на экскурсии ездили, и жили в приличных гостиницах. Приблизительно на рубеже 1993-1994 годов появились настоящие зарубежные экскурсионные туры, и это было для всех удивительно. Открылся пласт новых возможностей - понятно, что не у всех они имелись, но все мечтали о них, все хотели знать об этих возможностях, другими словами, нужна была информация.

- То есть стало понятно, что на этом можно делать не просто рекламный листок, но настоящую журналистику?

- Я думаю, произошло вот что: белорусы один-другой разок выехали за рубеж, пусть и не далеко - в Польшу, Чехию, Болгарию, - посмотрели, как живут люди, как они принимают гостей, что они им предлагают, и тут же возникли логичные вопросы. А что же Беларусь? Что мы можем предложить зарубежным туристам? Хотя, конечно, тогда, в 1994-1995 годах, четко выраженного интереса к Беларуси ни у кого, в том числе и внутри страны, не было. Но я принципиально начал уделять большое внимание этой тематике, много фотографировал Беларусь и уже тогда параллельно с производством газеты начал думать о путеводителях. Естественно, требовалось время, чтобы сформировался спрос, но инстинктивно мы чувствовали, что это надо, это будет востребовано. Потому что Беларусь не может бесконечно быть белой вороной, пусть с опозданием, но все процессы, которые идут у соседей, начнутся и у нас. И тогда в "Туризме и отдыхе" стали появляться материалы о Беларуси, о проблемах турбизнеса, который постепенно становился полноценной отраслью экономики, пусть развивающейся достаточно хаотично, но требующей осмысления, - чем, в общем-то, мы и занимаемся на протяжении этих пятнадцати лет.

Надо учитывать, что и журналисты были соответствующие - с опытом влезания в проблемы, с опытом работы в политической журналистике, люди, которые не просто пришли в коммерческое издание зарабатывать деньги, но готовые выполнять свой профессиональный долг - отражать время, которое нам досталось. Самое главное - концептуально мы всегда опирались на понимание того, что наша страна имеет такую же туристическую ценность, как и любая другая.

- О Беларуси мы еще поговорим, закончим с журналистикой. Не знаю, согласишься ли ты со мной, но, мне кажется, белорусская журналистика не стала профессиональнее за последние 15 лет. Очевидно, что ряд факторов мешал в частности государственным изданиям развиваться в творческом и коммерческом планах. Зато, надо признать, неплохо устроилась на рынке отраслевая пресса, что, безусловно, говорит о качестве изданий. Приблизительно в одно время с "Туризмом и отдыхом" в Беларуси появился целый ряд отраслевых изданий. По твоему мнению, кто больше преуспел в своей нише?

- Действительно, в Беларуси было несколько этапов расслоения журналистского цеха. На первом этапе нас, как помним, поделили на "чэсных" и "нячэсных" - то есть на журналистов государственных и негосударственных изданий - в большей степени это касалось, естественно, общественно-политических СМИ. Не секрет, что в конечном итоге большинство "нячэсных" изданий выдавили с рынка. Что касается отраслевых газет и журналов, с которыми связан второй этап расслоения цеха белорусских журналистов, то произошла интересная вещь - на нас меньше обращали внимание, нас не считали за нечто серьезное, мы могли гораздо раскованнее писать, и, самое главное, была замечательная возможность повышать свой профессионализм. Потому что когда журналист глубоко окунается в проблемы, становится профессионалом некой темы, отрасли, он совершенно по-другому мыслит, оценивает события и, естественно, по-другому пишет. И те профессиональные издания, которые хотели приобрести вес и влияние на рынке, а их в Беларуси немало, выросли в действительно солидную прессу. И тут, мне кажется, мы достигли одинаковых результатов - и "Туризм и отдых", и, к примеру, "Автобизнес", "Гастроном" и целый ряд других изданий. Оценить, кто больше преуспел, - невозможно. Все мы находимся в разных "весовых категориях". Турбизнес - гораздо менее емок по сравнению с автомобильной или компьютерной отраслями, которые огромны. В целом, есть определенное количество потребителей тех или иных услуг и есть конкретное количество денег, которое крутится на этом рынке. Часть общего оборота средств идет на рекламу, и больше, прямо скажем, нам рассчитывать не на что, поскольку мы живем за счет рекламы (сегодня, по крайней мере, живем, но не знаем, что будет завтра). А от количества денег, количества людей, интересующихся этой темой, зависят и тиражи, и объем изданий. Поэтому рейтинг успеха составить крайне сложно.

- Возвращаемся к Беларуси. Политика и газеты, и созданного вслед за газетой издательства "Рифтур" во многом основана на пропаганде возможностей Беларуси, в том числе (и даже в первую очередь) туристических возможностей Беларуси для самих белорусов. Если пролистать нашу подшивку, то периодически можно обнаружить редакционные статьи, в которых провозглашается некий, условно говоря, революционный прорыв. Например, открылся парк развлечений "Якутские горы", и нам показалось, что это предвестник бума частной инициативы в смысле строительства инфраструктуры - вот-вот туризм в стране разовьется по литовскому или польскому варианту: Ага, сейчас! Не тут-то было! Тебе не кажется, что страна в этом плане топчется на месте? Ведь концептуально мы продвинулись слабо. По сути, мы все там же - в 90-х годах прошлого века...

- Опять-таки парадокс: мы и продвинулись, и не продвинулись. Но если уж вспоминать открытие "Якутских гор", то надо заметить, что это действительно был шок. Новизна предложения, грамотная рекламная кампания - по сути, такого Беларусь еще не видела. И, на мой взгляд, самое главное, что произошло, - впервые реально, а не подпольно, проявил себя пласт людей, которым интересен отдых, - вспомним эти многокилометровые очереди из хороших автомобилей на подъездах к парку. До этого мы все время говорили: вот мы, белорусы, такие бедные, такие несчастные, у нас только избранные, только единицы могут позволить себе отдыхать.

Но открытие комплекса показало, что и в Беларуси почва для туризма уже созрела - и для выездного, и для внутреннего. Всем стало ясно: есть люди, которые хотят отдыхать и тратить на это немалые деньги. Кстати, последующий бурный рост чартерных программ на зарубежные курорты окончательно показал, что не такие уж мы и бедные, и хватит плакаться! После "Якутских гор" в стране появились другие, более крупные туристические комплексы - "Логойск", "Силичи". То есть первая частная инициатива повлекла дальнейшее развитие этого бизнеса, стало очевидно, что на этом можно зарабатывать деньги. А вот дальше снова парадокс. В последние годы мы, по сути, наблюдали только один всплеск туристической активности, и он связан с сельским туризмом.

Но надо признать, что это гораздо более низкий инфраструктурный уровень. Очевидно, желание одних людей отдыхать, а других - предоставлять соответствующие услуги - есть, это правда. Но есть и другая правда - несмотря на усилия властей, которые все эти годы твердили: стройте, вкладывайте! - частник так и не решился инвестировать в инфраструктуру туризма. Люди по-прежнему элементарно боятся вкладывать в свою страну большие деньги.

- Другими словами, инициатива пошла в ту нишу, которая кажется частнику пусть маленькой, но безопасной - домик в деревне. Если бы все сложилось по-другому, кроме домиков в деревне, мы могли бы уже понастроить spa-отелей в городах и кемпингов на трассах...

- Да, человек строит свой дом, принимает небольшие группы гостей. Все это выглядит вполне традиционно, в русле нашей белорусской психологии: не высовываться! Тот факт, что в стране стал резко развиваться сельский туризм, означает, что, с одной стороны, по масштабам строительства инфраструктуры мы опустились на ступеньку ниже, а с другой, - немного поднялись с колен, поскольку был дан выход частной инициативе.

- Наиболее болезненной темой для нас всегда был въездной туризм. Помню, лет пять назад ты произнес такую фразу: "Никуда они от нас не денутся!" (имея в виду иностранных туристов). Ты по-прежнему так думаешь?

- Честно говоря, задора и оптимизма сегодня у меня нет. Надо учитывать конкуренцию. Уповать на то, что все произойдет само собой, глупо: никогда этого не будет.

Наши конкуренты не стоят на месте. Литовцы, поляки, эстонцы - создают турпродукт, рекламируют его и продвигают, причем им это делать гораздо легче. Им не нужно ломать отрицательный имидж, который, не секрет, есть у нас: "последний бастион социализма" и прочее. А, как ни крути, имидж играет существенную роль при выборе туриста. Ведь серьезных туристических козырей у нас на руках нет. Плюс мы до сих пор не создали инфраструктуру. Я говорю об инфраструктуре в широком плане - мы ничего не придумали, чтобы привлекать туристов. Не организовали настоящих событий, праздников. Понятно, что тем же литовцам легче. Этот год для них чрезвычайно "урожайный": Вильнюс - культурная столица Европы, 1000-летие Литвы - и вовсе отдельная песня. На все это есть финансирование, страна будет подниматься и в культурном, и в инфраструктурном планах. А мы попрежнему никак не участвуем в общих процессах, и свои дивиденды, которые могли бы получать, если бы не отказались от собственной истории, не получаем. Ведь можно было и Новогрудок, и все те территории, с которых начиналась Литва, преобразить, включить в общие маршруты, привлечь туда туристов, создать в этих местах туристический бизнес, а значит, новые рабочие места. А мы только сейчас рассуждаем об этом на круглых столах в министерствах - вот, мол, неплохо бы сделать трансграничный маршрут к 1000-летию Литвы и пропускать через Беларусь туристические потоки. Все, поезд ушел! Два-три года назад надо было об этом думать!.. Поэтому такого оптимизма - мы, мол, в центре Европы, нас не объедешь - у меня уже нет.

Пожалуй, два футбольных матча, которые прошли в прошлом году в Минске, могли нас многому научить. Прежде всего, пониманию того, что для наших гостей надо создать мотивацию - для чего, собственно, к нам ехать, тратить деньги. Ведь эта армия английских болельщиков приехала не к нам, они приехали за своими футболистами. В отсутствие большого количества исторических, архитектурных сокровищ мирового уровня надо обязательно создавать подобную четкую мотивацию для туристов. Но опять-таки те же матчи показали, что Минск совершенно не готов принимать туристов. Нет мест в гостиницах, нет инфраструктуры развлечений, город по вечерам "мертвый". А теперь представим, сколько событий, конференций, праздников происходит в Европе! И они запросто переваривают эти огромные потоки гостей. Так вот, можно, конечно, сколько угодно радоваться тому, что за год количество усадеб в Беларуси увеличилось вдвое, но, по сути, это такая капля в море в масштабах страны и отрасли, я уже не говорю о тех процессах, которые идут в мире и касаются туризма. А мы по-прежнему стоим где-то на обочине.

- Ты действительно думаешь, что у Беларуси нет ни одного козыря, если говорить о въездном туризме?

- На сегодняшний день, кроме природы, я вижу единственный реальный козырь - это транзит. Нам необходимо воспользоваться небольшой величиной нашего государства и его местонахождением. Нужно сделать все, чтобы люди, которые направляются, например, в Москву или Питер, хотя бы на один день остановились в Минске. Мы имеем такие трассы, как Брест - Москва, Вильнюс - Минск - Гомель, Киев - Петербург. И до сих пор на этих стратегически важных линиях ничего не сделали. Но для того, чтобы начинать, видимо, надо отказаться от визового барьера - либо совсем, либо свести стоимость виз к минимуму. Наша задача, во-первых, сделать так, чтобы люди хотя бы раз проехали через Беларусь и, во-вторых, постараться, чтобы им у нас понравилось. На данный момент есть только масса разговоров на эту тему и куча рекламы вдоль дорог: "Здесь мог бы стоять ваш объект придорожного сервиса!". Пока дальше этого мы не продвинулись. Но как только в отсутствие виз появится настоящий поток транзитных туристов, грубо говоря, запахнет прибылью, наши частники, которые имеют деньги, мгновенно переориентируются, забудут свои страхи и начнут строить. И тут же появится настоящая туристическая ценность у озера Нарочь. Сейчас для литовцев и для тех иностранцев, которые приезжают в Вильнюс, ценность этого озера невелика, а между тем Нарочь и Голубые озера ближе к Вильнюсу, чем к Минску. Если открыть свободный доступ к этим водоемам, обустроить их по европейским стандартам - можно себе представить, сколько там будет зарубежных туристов!

- Первые лет пять-семь существования газеты мы много писали о плохих чиновниках и дурных законах, которые мешают развитию туризма и особенно турбизнеса. Ты достаточно много общаешься с государственными людьми по делам издательства. Как изменился белорусский чиновник?

- Отраслевое министерство - спорта и туризма - сейчас явно проводит более профессиональную политику, чем в первые годы. Вообще, многое изменилось. В первые годы развития туристического рынка было принято всячески зажимать туризм и турбизнес. Но зато было больше бурной инициативы снизу. А потом политика властей изменилась, сверху поступил жесткий приказ - развивать туризм и точка! Это касается и сельского туризма, и придорожного сервиса, и охотничьего туризма. Я действительно много общаюсь с чиновниками - и Министерства лесного хозяйства, и Министерства природных ресурсов, и Государственного комитета пограничных войск, - и могу констатировать, что на достаточно высоком государственном уровне уже давно не обсуждается вопрос: нужен или не нужен туризм. Нужен! На протяжении нескольких последних лет и деньги выделяются на развитие, и литература издается. То есть сверху механизм закрутился. Но, насколько я знаю, на уровне местной власти - районов, сельсоветов - были и есть проблемы: все зависит от конкретных людей, от их понимания и психологии.

- Ты часто ездишь по стране, видишь, как меняется глубинка. Беларусь все-таки становится ближе к Европе?

- Это еще один парадокс. Да и нет одновременно. Чисто белорусский вариант развития, который завязан на административном ресурсе. Ведь изменения тех же маленьких городов происходят по указке сверху: назначили "Дожинки" - и город поменялся, провели "День белорусской письменности" - пожалуйста, исторический центр благоустроен. А что касается белорусского села, то его лицо формируют агрогородки. Если сравнивать с той же Литвой, то там идет частное индивидуальное строительство, человек сам отвечает за все. В Литве городки и местечки преобразуются в стиле индивидуализма, а у нас - как продиктует государство.

Да, материалы для домиков в агрогородках используются более-менее современные, но десять домиков в одном стиле?! Я думаю, что они, как и "хрущевки", безусловно, войдут в историю, но это точно не Европа.

- 15 лет - своеобразный рубеж.  Какие перспективы ты видишь для газеты и туризма?


- Такие же, как для всей страны. А у страны нашей такие же перспективы, как у всего мира. Нам никуда не деться от общих проблем и глобальных процессов. Будет плохо в Америке или Германии - аукнется и у нас. Говорить, что мы находимся на каком-то "островке спокойствия", в каком-то "заповеднике социализма" - глупо. Нет никакого "островка"! Давно уже все перемешалось, исчезли кордоны, крутятся деньги, кочуют специалисты. Мы должны внимательно наблюдать за тем, что происходит у соседей и во всем остальном мире, брать все лучшее, по возможности - не повторять ошибок и, конечно, двигаться вперед.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах