02.08.2012

 - Газета

Неделя с людьми в черном, или 7 дней в мужском монастыре на греческом полуострове Афон

По счастливому стечению обстоятельств и не без помощи добрых людей мне довелось пожить в мужском монастыре  на греческом полуострове Афон. 

Александр ТОЛСТИК

По счастливому стечению обстоятельств и не без помощи добрых людей мне довелось пожить в мужском монастыре  на греческом полуострове Афон.  

Stavronikita_Aug2006

Монастырь Ставроникита

Афон – место во многом уникальное, статус у него особый,  и 20 православных мужских монастырей на нем находятся в церковной юрисдикции Константинопольского Патриарха. По сути, Афон является  государством в государстве, ведь  въезд туда даже греческому священнику  разрешен только по специальной визе, оформляемой заранее. Чтобы представить масштабы монастырского сообщества, привожу данные о том, что площадь Афона составляет 335 квадратных километров, и  в рейтинге десятки самых маленьких стран Афон, имея статус государства, занимал бы позицию между самой большой из маленьких Гренадой (340 км2) и Мальдивами (300  км2). Всем известный католический город-государство Ватикан мог бы уместиться на Афоне 762 раза.

Но  Афон  как явление  на слуху лишь в православных кругах, его можно смело назвать  Меккой  православия, для прочих же людей слово «Афон» – не более чем пустой звук. История Афона восходит к истокам христианства, расцвет его пришелся на византийский период, когда здесь проживало 50 тысяч монахов, а сегодняшнему всплеску популярности на постсоветском  паломническом рынке это место обязано  визитам  Путина, Януковича, Медведева и прочих властителей православных народов.

Вслед за вышеперечисленными на Афон потянулись любопытные олигархи, бизнесмены и другие, часто далекие от православия и духовности  люди. Подогрел интерес к Афону также визит афонских монахов в Москву с православной святыней – поясом Богородицы, и последовавший вскоре за этим арест греческими властями настоятеля монастыря Ватопеда, где этот пояс  хранится. Из осторожности не берусь связывать эти два события, отлично понимая,  что сегодня не канонически писать и шутить на тему Афона, а равно православия, это сродни тому же,  что плевать против ветра.  Тем не менее, как и один из моих любимых киногероев, скажу: «Любви, деньгам, вере, славе и справедливости предпочитаю правду».

Для любого паломника путешествие на Афон начинается с получения разрешения, называемого дьямонитирион.  Раньше, чтобы получить разрешение самостоятельно, паломник должен был звонить в монастырь  и по телефону вести беседу  с монахом –  должностным лицом, который одобрял или не одобрял ваше посещение. Три  года назад в посещении Афона мне отказали, мотивируя это отсутствием свободных мест, но, как пошутили  тогда мои знакомые, это оттого, что я перед звонком сережку с уха не снял, и вместо «пароля» – Христос Воскрес, в пасхальный-то период, сказал банальное мирское «здравствуйте».

Сегодня попасть на Афон просто, звонить в монастырь нет нужды, полно офисов, занимающихся паломническими турами, – плати деньги, и при наличии свободных мест лишних вопросов не задают. 

Прилетев в Салоники и преодолев 120 км до последнего светского пункта на полуострове городка Урануполи, паломники ночуют в гостинице, а с утра идут в офис, где, отстояв в очереди, получают на руки  заветный листок формата А4 с византийской печатью и своей  фамилией.   

Добираются  до монастырей паломники морем, на пароме,  отходящем от пристани  недалеко от офиса, а дальше, если монастырь  в горах, кто как сумеет: пешком, на осликах, на джипах – асфальтированных дорог и общественного транспорта на Афоне нет.

Уже на пароме меня жал первый сюрприз – паломники оказались  разношерстной и не всегда вяжущейся с монашеским аскетизмом  компанией. Я ожидал увидеть только серьезных, набожных мужчин со Священным Писанием в руках и смирением во взгляде, на деле  же на пароме, кроме священнослужителей и монахов, одетых в черное,  остальные  внешне ничем не отличались от обычных туристов. Количество человек меня также смутило – из всех источников звучало, что Афон принимает 100–120 человек в день,  девяносто процентов из них должны быть православные и десять процентов – на остальных. Народу на пароме  было минимум в два раза больше, и то, как определяют принадлежность к православию, для меня осталось загадкой. По-моему, озвучен результат простого естественного отбора. Кто, кроме очень православного человека, готов платить деньги за разрешения, ехать за тридевять земель в кельи без удобств, где по уставу, кроме длительных молитв, нужно участвовать в послушаниях (в миру сказали бы – работать  бесплатно)? Таких сумасшедших любопытных и просто поехавших за компанию «не знаю куда» как раз и набирается процентов десять, и их отлично видно, при наблюдении за пассажирами парома: чем дальше плывем, тем больше во взгляде непонимания. «Эк меня занесло… тут вовсе не специфический курорт, куда женщин не  пускают, отсюда и  самостоятельно уйти-то  не удастся – местность дикая, гористая, сплошь покрытая густым непролазным лесом».  Пляжей почти нет – камни да скалы,  впрочем, пляжи тут ни к чему – купаться запрещено уставом, как и петь, курить, пользоваться телефоном, ходить в майках и шортах,  делать видео- и фотосъемку без разрешения, распивать спиртные напитки, и еще много другого нельзя.  

Полная версия материала ­ http://www.tio.by/articles/14308


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах