12.02.2009

 - Газета

О странностях любви, или Как приготовить буйабес

Если вам когда-нибудь захочется хоть ненадолго отключиться от суеты и осознать, что счастье не успевает угнаться за теми, кто постоянно торопится, или чтобы просто ощутить неторопливое движение времени, поезжайте в Прованс.

Сергей МИЛЮХИН, фото автора

5-5 Если вам когда-нибудь захочется хоть ненадолго отключиться от суеты и осознать, что счастье не успевает угнаться за теми, кто постоянно торопится, или чтобы просто ощутить неторопливое движение времени, поезжайте в Прованс.

Снимите домик на краю небольшой французской деревни и поживите там недельку, а может быть, и две. Покатайтесь по живописным дорогам древних владений гордых сеньоров и романтических трубадуров, остановитесь вечером на берегу ближайшей реки и посмотрите на то, как лошади, которых так любят потомки древних галлов, идут на водопой. Полюбуйтесь желтыми подсолнухами, которые, словно миллионы маленьких солнц, созревают под теплым южным небом, и надышитесь нежным ароматом расцветающего миндаля и душистой лаванды. Но, прежде чем окунуться в размеренную жизнь южной французской провинции, прежде чем насладиться долгожданным уединением, посетите Марсель - один из удивительнейших городов Франции.

Много лет назад даже в самых смелых фантазиях я не мог представить, что познакомлюсь с этим городом. Но уже тогда мне казалось, что я очень хорошо его знаю. Помню, будучи школьником, несколько дней подряд, не притрагиваясь к урокам и забывая про сон, зачитывался приключениями графа Монте-Кристо, многие из которых связаны с Марселем. Я, словно наяву, видел улицу, спускающуюся к морю, по которой бежала красавица Мерседес навстречу своему возлюбленному. Многие художники мечтают запечатлеть живописные уголки Марсельского залива на своих полотнах, а французские кинорежиссеры просто обожают снимать погони на узких улочках этого приморского города.

5-6

Мы приехали в Марсель на машине с нашими французскими друзьями и, оставив ее где-то в районе церкви Сен Винсен де Поль, пошли в сторону Старого порта.

Пахло морем. Многим знаком этот ни с чем не сравнимый запах приморских городов: там воздух пропитан соленым ветром. Точно так же море пахнет в Одессе, в Барселоне, в Стокгольме или в любом другом портовом городе в теплые солнечные дни.

Мы шли по набережной Канебьер. Вдоль каменного парапета, кстати, самого длинного в мире, неторопливо прогуливались горожане и гости этой старейшей гавани Средиземноморья. Отличить местных жителей от приезжих несложно: первые - сдержаны в эмоциях, не засматриваются на лотки и витрины магазинов и уж тем более не заходят в сувенирные лавки. Они просто неторопливо гуляют, размышляя о чем-то. Этого нельзя сказать о гостях города. Те, напротив, опья-нев от пряного морского воздуха и удивительно красивой гавани, улыбаясь всем встречным, разглядывают безделушки на прилавках мелких торговцев, долго слушают уличных музыкантов, а порою просто замирают, вглядываясь в даль морской бухты.

У самого причала пришвартовано много небольших рыбацких катеров, которые, как правило, часам к десяти-одиннадцати утра возвращаются с промысла. Прямо на набережную рыбаки вытаскивают добычу: рыбу и ракушки. Начинается продажа улова: жены и подруги рыбаков, подоткнув подолы своих длинных и широких юбок за пояс, порою смеясь, а порою ругаясь друг с другом, наперебой начинают хвалить свой товар, создавая неповторимый колорит марсельского рыбного рынка. Покупателей всегда хватает, и весь улов будет продан. Сюда за свежей рыбой приезжают даже из пригорода Марселя, да и многие кафе и рестораны охотно скупают морские деликатесы. Только здесь, на набережной Канебьер, можно попробовать уникальнейшее блюдо прованской кухнимарсельский буйабес.

Наши друзья, Жерар и Софи, пригласили нас в небольшой ресторан La Cuisine au Beurre, в котором они заранее заказали столик. Когда-то этот ресторан часто посещал любимец всей Франции, прекрасный артист и великий комик Фернандель, о чем свидетельствуют несколько старых черно-белых фотографий на стенах ресторана. На одной из них Фернандель дает советы шеф-повару, как правильно готовить буйабес. На самом-то деле это блюдо совсем несложное, но по-настоящему делать его могут немногие. Для его приготовления необходимо несколько видов морской рыбы, причем обязательно морской скорпион, морской петух и рыба-солнечник.

Буйабес часто называют провансальским рыбным супом. Но это не совсем так. Во-первых, и это самое главное, рыба для буйабеса должна быть поймана в Марсельском заливе. Во-вторых, что тоже немаловажно, необходимо строго соблюдать последовательность его приготовления. Сначала повара отваривают кости мелких рыб и панцири креветок в бульоне, сдобренном душистыми прованскими травами, а затем отдельно варят овощной суп из помидоров, лука и чеснока. Потом два этих блюда смешивают и добавляют туда филе мелких недорогих рыб, после чего варят еще около часа.

5-7

Только потом в образовавшееся пюре добавляют слегка отваренную крупную рыбу, креветки, мидии и апельсиновую цедру, щедро посыпают шафраном и подают к столу со слегка поджаренными пшеничными хлебцами и чесночным соусом айоли, присыпанным тертым сыром грюйер. И уже венцом гастрономического блаженства станет пара бутылочек сухого вина, непременно розового, лучше из виноградника Tavel.

Звучит неторопливая музыка, из динамиков Патриция Банбер поет про осенние листья. "Какая чудесная песня", - подумал я и посмотрел на Жерара и Софи, которые сидели напротив меня. Им обоим за шестьдесят, но их отношение к жизни и друг к другу не имеет никакого отношения к их возрасту. Они говорят, что возраст человека напрямую зависит от уровня обмена энергией с окружающей средой, и чем этот уровень выше, тем человек моложе. А еще они поняли, что депрессии и негативное отношение к жизни - есть не что иное, как преступление человека против самого себя. Может быть, поэтому, как позже выяснилось, жители юга Франции, перешагнувшие шестидесятилетний рубеж, вовсе не думают о покое и считают, что в это время настоящая жизнь только начинается и многое еще впереди.

Еще недавно они наперебой рассказывали о том, как надо правильно есть буйабес, по-отечески подкладывая нам лучшие куски морских деликатесов, а сейчас Софи, слегка разомлев от солнца и вина, просто склонила голову к плечу Жерара. Тот, прищурив глаза, казалось, слушал биение ее сердца. Женщина, должно быть, поступает таким образом только в минуты абсолютного счастья и полного доверия к мужчине. А любому мужчине приятно доверие любимой женщины.

По каменному ребру парапета, никого не пугаясь, неторопливо прогуливались чайки, смешно переваливаясь с одной ноги на другую; покачиваясь на волнах и подставив округлые бока пусть осеннему, но все же теплому солнцу, грелись в полудреме небольшие суденышки и яхты; афрофранцузы в смешных одеждах, словно коробейники на Руси, опытным взглядом выискивая приезжих, предлагали им незатейливые сувениры и попросту всякие безделушки; вся в розовом, с розочками на шляпке и кружевами, уличная певичка напевала знаменитые на весь мир песни французских шансонье. Из всех эти маленьких эпизодов и складывалось наше представление о Марселе.

От Марсельского залива и от набережной город как будто поднимается на гору вместе со своими узкими кривыми улочками, зелеными парками и скверами, площадями и фонтанами. Некоторые его районы и сегодня заселяются по принципу национальной принадлежности. Алжирские, креольские, итальянские, корсиканские и армянские кварталы Марселя создавались в разные исторические периоды. Жители Северной Африки просто искали счастья и хотя бы лучшей доли, а армяне, например, спасались здесь от турецкого геноцида. Так и создавалась неповторимая атмосфера города, впитывая культуру этих народов, их традиции и национальные особенности. Сейчас Марсель - своеобразные ворота Средиземноморья. Он не похож на другие французские города, он весьма колоритен и уникален в своей интернациональности. И, наверное, не зря в 2008 году Марсель, ставший приютом для людей разных наций, признали европейским Центром культуры.

Поднимаясь по улочкам все выше и выше, мы приближались к самой драгоценной, самой радостной святыне жителей города - к собору Нотр Дам де ля Гард, к базилике Пречистой Девы Марии - хранительницы Марселя. Это настоящий архитектурный шедевр и один из самых известных символов города. На вершине собора установлена позолоченная десятиметровая фигура Девы Марии, которую считают не только хранительницей Марселя, но и святой покровительницей всех моряков. Каждый рыбак, моряк или судовладелец, хоть однажды заходивший в порт Марселя, считает своим долгом принести сюда, в базилику, изображение своего судна или его небольшую модель. Сотни макетов кораблей находятся внутри светлого и просторного собора. Это делает его в какой-то степени похожим на магазин игрушек. Все стены храма украшены византийской мозаикой. На некоторых из них укреплены таблички со словами благодарности Деве Марии за чудесное спасение. За короткой информацией - судьбы тысяч мореплавателей. Здесь же на стенах базилики - картины о морских сражениях и полотно, на котором изображен корабль с прибывшей в Марсель Девой Марией.

На широких белых лестницах у собора оборудованы смотровые площадки. На одной из них саперами 7-й французской армии в годы Второй мировой войны установлен памятный знак со словами благодарности хранительнице города. Именно Дева Мария, считают саперы, спасла заминированный фашистами в 1943 году исторический центр Марселя от уничтожения. И никто не смеет оспорить это предположение

Со смотровой площадки прекрасно виден форт Сен Николя, построенный шевалье Кренвилем в XVII веке, для того чтобы следить за мятежным городом. Гарнизон этого форта знаменит тем, что впервые запел "Боевую песню Рейнской армии", именно так тогда называлась "Марсельеза" - гимн современной Франции. Недалеко от форта находится и самый величественный собор Марселя - Нувель Мажор. Там покоятся все марсельские епископы. От собора Нотр Дам де ля Гард город и морские заливы видны как будто на ладони. В марсельском порту отдыхают огромные белоснежные океанские лайнеры. Белые скалы, покрытые небольшими деревьями, окружают город с трех сторон, купола церквей и соборов яркими пятнами выделяются на фоне светлых зданий этого второго по величине города Франции.

В середине Марсельского залива видна гряда Фриульских островов с острыми скалистыми берегами. На одном из них находится замок Иф. По сути, это вовсе не замок, а крепость. С 1524 года там стоял военный гарнизон, защищавший город с моря, и только в XIX веке ее переоборудовали под тюрьму. В ее застенках томилось немало государственных преступников или просто людей, неугодных власти. Здесь отбывали наказание видный деятель Французской революции и не менее известный обольститель граф де Мирабо и, если верить некоторым легендам, человек в железной маске, личность которого доподлинно до сих пор неизвестна.

С пристани на остров к замку Иф в тихую погоду каждый час отправляются прогулочные катера. Сопровождающие гиды рассказывают об истории замка, не разделяя правду и вымысел. Конечно же, особый период печального бастиона связан с именами аббата Фариа и графа МонтеКристо. История, столь изящно и искусно рассказанная, пожалуй, самым великим французским выдумщиком Александром Дюма, уже давно воспринимается как реальность. Кстати, аббат Фариа, в отличие от придуманного графа, действительно был здесь узником.

Посетителям замка любезно предлагают посидеть в камере, в которой якобы долгие годы томился Эдмон Дантес, и пролезть в специально сделанный подземный ход в камеру аббата Фариа. Но мне почему-то совсем не хотелось даже не по-настоящему посидеть в тюремной камере, а тем более ползать по подземным норам.

Я бродил по пустынному острову и думал о странностях любви. Я думал о том, что человек может быть счастлив только в том случае, если научится любить. А если человек научился любить, то, скорее всего, ему придется научиться и ненавидеть, потому что от любви до ненависти, как известно, совсем немного, всего один маленький шаг. А ведь месть графа Монте-Кристо была не чем иным, как проявлением ненависти к обидчикам. Очень искусная, очень изощренная и, более того, очень заслуженная, но тем не менее ненависть. А может, в этом мире и существуют только два чувства: любовь и ненависть. А все остальные - всего лишь производные от них: Прогулочный катер возвращался на берег. В лучах заходящего солнца на вершине марсельского собора сияла фигура Девы Марии с младенцем на руках. Из порта на вечернюю прогулку выходили яхты и небольшие корабли. С огромного портрета, закрепленного на торце пятиэтажного дома, стоящего на набережной, улыбался Зинедин Зидан - футболист номер один современной Франции, родившийся в этом городе. Вот таким и остался в памяти Марсель.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах