27.09.2012

 - Газета

«Октоберфест» минского разлива

В устоявшийся календарь белоруских фестивальных мероприятий все настойчивей входит такое пришедшее из германской Баварии явление, как «Октоберфест» (по-нашему – просто «октябрьский фестиваль»). Смысл его прост: собраться в одном месте компанией за кружкой пива – и провести время как можно интереснее. Будучи наслышанным об этом масштабном мероприятии в Германии, автор взял с собой своего гостя, завсегдатая аналогичных австрийских развлечений из Линца Арнольда-Юлиуса Мейера, и отправился в минский ресторан-пивоварню «Раковский бровар», благо столичные заведения первыми в стране откликнулись на модное поветрие с Запада.

В устоявшийся календарь белоруских фестивальных мероприятий все настойчивей входит такое пришедшее из германской Баварии явление, как «Октоберфест» (по-нашему – просто «октябрьский фестиваль»). Смысл его прост: собраться в одном месте компанией за кружкой пива – и провести время как можно интереснее. Будучи наслышанным об этом масштабном мероприятии в Германии, автор взял с собой своего гостя, завсегдатая аналогичных австрийских развлечений из Линца Арнольда-Юлиуса Мейера, и отправился в минский ресторан-пивоварню «Раковский бровар», благо столичные заведения первыми в стране откликнулись на модное поветрие с Запада.

Честно признаюсь, шел я на минский вариант баварского «Октоберфеста» с предубеждением: ну нам-то это зачем? Что, разве мало поводов у народа собраться за хмельным столом – еще и немецкую традицию подавай? Зачем нам белорусская гулянка на мюнхенский лад? Оказывается, мой взгляд был слишком прямолинеен – и знакомый с философией пивной концепции не понаслышке Арнольд помог мне во всем разобраться.

«Октоберфест»-по-мински

…«Раковский бровар», мое излюбленное место праздничных времяпрепровождений, встретил нас ярким светом и германским колоритом: невидимые пока музыканты вовсю наяривали быстрые, как ручеек, тирольские, швабские, баварские мотивы. Честно признаться, удивил подход администрации заведения к делу: по обоим этажам, сноровисто разнося высокие кубки с пенным напитком, сновали официантки в традиционных костюмах. Темных цветов блузы с черной юбкой до колена и синим в крапинку фартуком – дирндль по-немецки, освеженные белизной сорочек, смотрелись необычно и привлекательно. Хватало и девушек, одетых под баварок, но на свой цветовой лад. Некоторые из пришедших в это веселое место минчан были в традиционных баварских кожаных шортах. «У меня тоже такие есть!» – расплылся в улыбке Арнольд. Заметив, что друг слишком навязчиво смотрит по сторонам, я повел его к заказанному столику в уголке – их в тот день было найти не так просто. Присутствующие, сдвинув по нескольку столов вместе, объединялись в большие круги – и взрывы хохота то и дело эхом отзывались от высокого потолка.

– Правильно, так и надо! – хлебнув темного «Старовиленского», сразу же вступил со мной в полемику 29-летний наследник рыцарей-крестоносцев из 190-тысячного Линца. – Ты погляди, как себя ведут белорусы в заведениях: каждый за столом боится голос на полтона повысить, обернуться, развернуть плечи.

– Так ведь это элементарное приличие, Арди!

– Может быть, и приличие, не спорю, но уж какое-то оно зажатое слишком! – не согласился мой друг-культуролог, специализирующийся на Древней Руси. – Посмотришь – аж грустно становится. Вот ты мне скажи: почему в Беларуси так много объявлений о знакомствах? В газетах, на сайтах, на радио, даже бегущей строкой по телевизору? А я тебе скажу: от неумения вести себя непринужденно в обычной обстановке. И еще: от незнания меры. Вы, белорусы, похожи на русских и украинцев в этом: нет у вас середины – либо скромненько, либо так, чтобы все аж рушилось кругом.

– Ментальность, видимо…

– И менталитет тоже. Так ведь и его подкорректировать можно. Для того в Баварии, по всей Германии и собираются многотысячные фестивали пива: чтобы человек почувствовал себя частью чего-то целого, знал, что не одинок – вокруг множество людей, которые развеселят-подскажут-помогут.

– Ну прям-таки!

– Вот-вот, именно, как я говорю! У нас в Линце сейчас проходит пивной «Октоберфест» тоже: так туда, словно на биржу труда, съезжаются и безработные, ищущие заработка, и путешественники за попутчиком, и молодежь – за знакомством. У нас давно нет бирж труда, даже сайты по поиску работы не всегда успешно конкурируют с социальными сетями, где тебя, чтобы договориться о важном деле, вполне могут пригласить на обсуждение в формате «четыре глаза – две кружки». Без нужных связей с такого мероприятия точно не уйдешь: сближение в неформальной обстановке всегда комфортнее. Углы не просто сглаживаются – они попросту топятся в пиве и заедаются острыми закусками, – не­уклюжевато, по-баварски пошутил Арнольд.

Причем как оказалось, особым шиком считается явиться на обсуждение в национальной одежде, вплоть до мужской шляпы с перышком. Скажете – маскарад? Нет – дань уважения национальной традиции, которая не умирает и в повседневной жизни: баварец запросто является в кожаных шортах на любое мероприятие – от гостей до заседания совета директоров банка с уставным капиталом в 100 млн евро! Даже анекдот-притча на этот счет есть, от которой в Баварии пошло много крылатых фраз. Приглашает врач баварца на осмотр и настойчиво требует пройти обследование, предварительно сдав все анализы, на что пациент отвечает: «Зачем, мне некогда ходить по кабинетам – возьмите на обследование мои шорты!» Элемент одежды так прочно вошел в быт людей, словно прирос к телу – вот это, я понимаю, поддержка национальных культурных традиций.

А мы? Наши национальные костюмы можно увидеть на улице лишь на артистах в День города – для Мейера это просто дико.

…Пропустив бокал темного, австриец перешел к светлому – «Пильзенскому» и развернулся на стуле чуть ли не на 180 градусов: такой пируэт родился не только благодаря пивным градусам. «Вон там вроде весело», – сказал он на вполне сносном русском – и смело шагнул в круг незнакомых людей, бодро чокающихся бокалами. Вот уж точно: что для белоруса – смерть, для австрийца – радость. Без смущений-стеснений, так привычных нам реверансов и притираний, Арнольд-Юлиус познакомился с двумя дюжинами минчан: и за полчаса нашел, у кого сегодня можно переночевать, одолжить велосипед для прогулок по Минску, а также попутчиков по музеям столицы в свой будущий декабрьский приезд на практику в институт культуры. Скорость, с которой были проделаны все эти «мероприятия», меня просто поразила: что самое интересное, главным «спонсором» легкого контакта с представителями было все же далеко не пиво. Привыкшие пить пиво, как мы сок, баварцы не пьянеют и после десятка кружек. Тем же меня, кстати, удивляли и англичане: жители деревеньки Тарлетон (что под Ливерпулем) графства Ланкашир выпивают и больше, после чего вовсю играют в бильярд, попадая в лузы чаще трезвых гастарбайтеров, каким был я в 2005 году.

«А что же помогло в общении?» – спросит читатель. Атмосфера, отвечу я. Именно атмосфера, возможно, несколько хмельная, но дурманящая больше ощущением психологического комфорта, чем пенным напитком, обволакивающего со всех сторон и не отпускающего потом еще очень долго даже после конца «Октоберфеста». Это, поясним близкими белорусу категориями, своего рода Новый год. Только нет елки, игрушек-хлопушек-конфетти и курантов по ТВ. Праздник рукотворный – на 100 процентов, причем не надо абсолютно никаких изысков. И пожалуйста: слава фестиваля пива – на всю Европу, от Англии до Сибири. Чем мы, белорусы, хуже? Одна проблема – зажатость в общении – названа. Вторая причина, почему посиделки по-белорусски возможны только между нами, – это отсутствие знаковых атрибутов. Про одежду понятно, но раз фестиваль связан с угощением, важны еще и искони белорусские кулинарные «фишки». «Раковский бровар», подхватив цимус «Октоберфеста» по-мюнхенски, приготовил посетителям не только свежесваренное пиво, но и жаренные крылья с острым соусом, колбаски из индейки, свиную рульку и блюдо № 1 для пивного фаната из Баварии – брецели.

Вертя этот традиционный для юга Германии 15-сантиметровый крендель в руках, я лишний раз убеждался: наша мачанка, верещака, драники, колдуны, смажни ничем не хуже. Почему же они пропадают из меню сразу же за белорусской границей, а иноземная сдоба – живая реклама всего немецкого – тут как тут? Только побывав на «Октоберфесте» по-мински, поглядев даже не на сам заграничный праздник, а на его отечественную кальку, начинаешь понимать многое. Главная причина, почему западная сфера въездного туризма задает тон всему миру, не в том, что Франция или Германия богаче. Загвоздка № 1 в том, что в концепции их праздников лежат национальные корни. Мероприятия Германии – тот же мюнхенский «Октоберфест» – живут не потому, что в той стране есть гостиницы-дороги-символика-сувениры, а потому что жив национальный колорит, органично вписывающийся в современность, любимый взрослым поколением, но и не отторгаемый молодежью. Там, где есть аутентичный фундамент, а не наскоро, непрофессионально состряпанный случайными людьми лубок, его пародирующий, всегда возможно создать самые пышные воздушные замки с последующим преобразованием их в настоящие.

Постскриптум

Выписывая по дороге домой ватными ногами заковыристые кренделя, Арнольд разоткровенничался:

– Ты знаешь, а мне понравилось. Главное украшение «Бровара» были все же не брецели, не пиво (хотя оно удалось на славу!). Лучшее, что есть у вас – это люди. Белоруса нужно только растормошить – и он становится дружелюбным и немного сентиментальным, как тиролец или шваб. Есть у вас «боевые» брендовые мероприятия вроде турниров по мотивам Грюнвальда – будут и свое «мирные», оригинальные – вроде «Октоберфеста». Только если в Грюнвальде вы гарантированно побьете нас, на «Бульбафесте» мы вас все равно перепьем. Gut?

Пивом на «Октоберфесте» по-мински угощался Алексей СЕРЕБРЯКОВ


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах