11.10.2012

 - Газета

До следующего свидания, Гавайи!..

Смотрю на сентябрьский номер National Geographic, читаю про самую высокую гору планеты – гавайский вулкан Mauna Kea и вспоминаю...

Варвара БАХТИНОВА

Смотрю на сентябрьский номер National Geographic, читаю про самую высокую гору планеты – гавайский вулкан Mauna Kea и вспоминаю...

День первый

Самолет все летел и летел, ровный гул моторов убаюкивал. Голубое небо сверху, синее море снизу. Два океана – и ты между ними. Нереальное ощущение, поневоле хочется за что-то зацепиться взглядом. И он начинает скользить по поверхности воды, отыскивая заветные точки, эти горные вершины, которые поднялись с морского дна настолько, что вышли на поверхность океана, зазеленели, заселились животными и людьми.

Вот что-то блеснуло внизу, еще и еще. Да, сомнений нет, эти зеленые бусины – пятидесятый американский штат, архипелаг островов – Гавайи. Это же название носит самый крупный из островов, его второе имя – Big Island.

Приземляемся в интернациональном аэропорту города Кона. Звучит высокопарно, а на самом деле ничего похожего на современные аэропорты-города с переплетением транспортных акведуков, обилием стекла и бетона. Все приземисто, просто, здания в типичном гавайском стиле – минимум стен и тростниковое покрытие на крыше. Но все работает четко, быстро, деловито – американская территория. Непривычное скоп­ление загорелых подтянутых людей всех возрастов с досками для виндсерфинга и подводным снаряжением.

На Гавайях нужна машина: интересных и красивых мест много, а общественного транспорта почти нет. Поэтому берем ее напрокат и – вперед, за впечатлениями. Отель зарезервирован ранее и находится севернее от аэропорта. Путь лежит вдоль западного побережья.

haw6

Самое начало лета, жарко, но сухо. Пейзаж вокруг настораживает, коричнево-бурые равнины, кое-где высохшая на солнце трава, и еще – то тут, то там выложенные белыми камнями надписи, чьи-то имена, знаки. Шоссе, одно из главных на Большом острове, пустынно. Любопытство берет верх, не доверяя глазам, останавливаемся. Воздух звенит, а бурая почва на самом деле оказывается застывшей лавой, заливавшей этот берег в XIX столетии. Белые надписи сделали туристы кусками кораллов.

Место для жизни на эти 8 дней мы выбрали подальше от берега в Paniolo Green Resort (paniolo – гавайский ковбой). Это получилось дешевле, номер был с полной кухней, бассейн, вокруг зеленые холмы и поля для гольфа, а до ближайших пляжей – 10 минут на машине. Быстро переодевшись, отправляемся на один из них. Золотистый песок, ровно уходящее дно, а главное – теплый Тихий океан.

Белоснежный серп пляжа обрамляют большие деревья (поля черной лавы остались южнее), многие из них цветут, и цветы падают в воду. Вот группа молодежи прошла вверх по пляжу, заходят в воду, как по команде, начинается заплыв. Красивое зрелище. Людей на пляже совсем немного, все смотрят, не отрываясь. Где-то рядом беседуют двое: «Я же тебе говорила, что здесь отдыхают ребята из национальной сборной, вот теперь сам видишь!» – звучит на чистом русском языке.

День второй

Кто-то любит весь отпуск пролежать на пляже, кто-то страдает гипер­активностью. Наши интересы где-то посередине: и полежать, и попробовать что-нибудь вкусное, и посмотреть, что за мир вокруг. Сегодня наш путь лежал на северную оконечность острова. Туда, где шоссейная дорога заканчивается и находится так называемый «черный пляж».

Утро – прекрасное время дня на Гавайях. Прозрачный воздух, ласковое солнце и ароматы цветущих деревьев и кустов окутывают тебя со всех сторон. После перелета внутренние часы еще не перестроились, поэтому в 7 утра мы уже в пути. И все хорошо, кроме одного: полиция то и дело останавливает, просит съехать на обочину и ждать. А мимо проносятся велосипедисты, сначала одиночки, потом десятки, а потом и сотни. Спрашиваем полицейского, что происходит, он укоризненно округляет глаза – оказывается, сегодня начался все­американсий триатлон Iron Man. Чувствуем свою вину и объясняем, что только вчера вечером приехали.

Вокруг растут кипарисы, среди них – виллы и небольшие ранчо. На берегу – исторический парк с древним рыболовецким поселением первых жителей, которые добрались сюда с островов Полинезии. Недалеко от этих мест родился в 1736 году вождь Камехамеха I, который и объединил в 1795 г. под своей рукой все острова архипелага под общим названием Гавайи. Благодарные потомки до сих пор почитают своего короля, украшая его оригинальную 2,5-метровую статую ожерельями из цветов (леями) и проводя ежегодные фестивали. Говорят, что в этих местах самые красивые на острове закаты, поэтому они и облюбованы художниками и фотографами.

haw2

Дорога заканчивается, дальше отвесный берег и речная долина. Крутая тропинка ведет вниз, к «черному пляжу». Здесь любят давать пляжам «цветные» названия. «Белые» – коралловые – пляжи находятся в основном на западном берегу. «Черный» – от вулканических пород – здесь, на северной оконечности. А еще есть «зеленый» – на самой южной точке острова.

Пустынный широкий пляж, огромные волны. Где-то за обломками скалы – лежбище морских котиков. Красноречивый знак просит их не беспокоить. И все это ограждено стеной леса, где сосны перемешиваются с земляничными деревьями и панданусами. Среди них остатки толстых корабельных канатов и ржавый трак от танка (а я думала, что такие можно встретить только в белорусских лесах). Прошлое догоняет нас везде.

Возвращаясь другой дорогой по середине острова, как будто попадаешь в другой мир. Высота, а дорога идет по горной гряде, туман, травы по пояс и огромные кедры вокруг. Вообще на острове 17 климатических зон – от пустынь до дождевых лесов и альпийских лугов, которые соседствуют друг с другом. Эта же горная страна принадлежит пастбищам, большим круторогим коровам, дородным быкам и, конечно, лошадям. Ранчо, ковбои, родео...

Деревья расступаются, и ты на равнине, синее пронзительное небо над головой, совсем рядом вулканы. Но об этом после, а пока путь лежит через знаменитое, одно из самых больших в США, Паркер Ранчо, которому уже 160 лет. Много поколений владельцев, среди которых даже известный голливудский актер, жили и умирали на этих землях. Сейчас их дом превращен в музей.

День третий

Солнце только что поднялось и заглядывает в комнату. Большие стеклянные двери, выходящие на зеленое поле для гольфа, раскрыты настежь и туда тоже заглядывают... индюки. Да, целая стая диких индюков прогуливается с утра в поисках завтрака. Ведут себя с достоинством: «Не хотите угощать, не надо, тут и так полно еды». Эвкалипты нежно шелестят листьями, источая аромат. Никаких мух. Завтрак кажется превосходным.

Сегодня путь лежит в Хило, крупный торговый город на восточном берегу. Пересекаем остров поперек, используя так называемую Saddle Road (седло). Она проходит как раз между двумя горами Кеа и Лоа. Периодически бывает закрыта, когда потоки лавы перерезают ее. Последний раз это было почти 60 лет назад. Зато значительно сокращается путь, и через пару часов мы уже на месте.

Здесь тропики, влажно. Весь высокий восточный берег покрыт непроходимыми тропическими лесами. Водопады, ботанические сады, гигантские баньяны – одно дерево, как целый лес. И цветы, цветы, цветы – рай для любителей орхидей. В Хило находится Гавайский университет с астрономическим центром и интернациональный аэропорт. Пляжи Хило – одни из лучших на Гавайях для занятия виндсерфингом.

Севернее города, там, где горные утесы обрываются в океан, находится водопад Акака. Среди джунглей река низвергается с высоты 130 м одним потоком. Очень уединенное место, где тебя окружает лес гигантского бамбука, джинджера, орхидей и древовидных папоротников.

Пока поднимались по дороге к водопаду, очень захотелось пить. На повороте парнишка с фермы продавал бананы, плоды гуавы. Наш натренированный глаз сразу стал искать бутылки с водой, а он предложил кокос. Отсек ножом верхушку, дал соломинку – пейте. До сих пор помним, как было вкусно.

Дорога петляет, повторяя очертания изрезанного речными долинами берега. А вот и то печальное место, о котором читали раньше. Мыс высотой 15 м, обрывающийся в океан. Когда-то на нем располагалась школа. 50 лет назад пришедшее от Алеутских островов цунами буквально слизало с лужайки целый класс детей вместе с преподавателями. Сейчас здесь памятник и стенд с фотографиями детей и взрослых, тех, кто исчез в то утро, но навсегда остался в памяти. Угроза «высокой волны» осталась и поныне. В разных местах острова стоят знаки «Точка эвакуации от цунами».

День четвертый

Гавайский национальный парк вулканов. На пути к нему одолевает искушение посмотреть южную точку острова Гавайи, самую южную точку США. Плодородна эта земля, покрытая вулканическими извержениями, травы на ней по пояс и необыкновенно густые. Съехав один раз на обочину, машина буквально села «на брюхо», еле-еле столкнули ее с этой подушки. Постоянные сильные ветры служат источником энергии. Ряды белых ветряков, синее-синее небо, сочная зеленая трава и скала, обрывающаяся в изумрудный океан, – таков он, этот край земли.

Вулкан Мауна Кеа – самая высокая гора планеты, поднимающаяся с морского дна на 9808 метров. Больше миллиона лет назад начал расти ее подводный конус. Вулкан поднялся над поверхностью океана, и его деятельность достигла своего апогея примерно 800 тыс. лет назад. Последние 130 тыс. лет Мауна Кеа имеет свои современные очертания. Теперь лава ищет пути выхода в разных местах, периодически заливая живописные равнины и стекая в океан. Из-за этого непросто было подъ­ехать к зданию музея. Дорога, которая действовала еще вчера, сегодня закрыта из-за повышенного содержания серы в воздухе. Гора в буквальном смысле слова «курится», дым поднимается над одним из кратеров, как будто запечатанным гигантской каменной «пробкой». Сульфаты оседают на траве и кустарниках в виде белого налета. Начавшееся в 1983 году самое крупное и продолжительное фланговое вулканическое извержение уничтожило городок Калапану и за последние 25 лет покрыло 16 тыс. акров пастбищ и тропических лесов. Тем не менее, соблюдая предосторожность, посетители парка находятся в полной безопасности, а уникальный Джаггер-музей на вершине дает возможность получить ответы на любые вопросы.

Захватывающее зрелище открывается внизу, там, где потоки лавы стекают в океан. Раскаленная до 1000 градусов магма, соприкасаясь с водой, заставляет ее бурлить и мгновенно испаряться. Огромный столб пара поднимается на километр к небу, а при наступлении сумерек его клубы окрашиваются в багровые тона.

День пятый

Хорошо, когда можно отдохнуть от полученных накануне впечатлений. После дымящихся пустынных пейзажей с черными асфальтовыми реками ты снова в мире зеленого цвета, среди шума волн и пения птиц. Это находится рядом, южнее города Коны, там, где западная цивилизация переплетается с исконно гавайской культурой. Это страна кофе. Кофейные плантации покрывают всю юго-западную часть острова. В ХIХ веке первые кофейные деревья были завезены сюда из Бразилии, прижились в подходящем для них климате и стали давать превосходный кофе. Одно из деревьев в свое время было подарено английской королевой Елизаветой II и является теперь предметом гордости плантаторов.

Заезжаем на одну из плантаций. Экскурсию по ней проводит миловидная японка, когда-то студенткой приехавшая на сезонный сбор кофе, влюбившаяся в это дело и вернувшаяся навсегда после окончания колледжа. Кофейные деревья посажены рядами, в одной части молодые, в другой – более старые. Деревья периодически подрезают, чтобы удобно было собирать плоды. Цвет зрелых плодов – темно-красный и отдаленно напоминает кизил. Все 11 экскурсантов и даже двое маленьких детей усердно дегустировали различные сорта кофе.

Плантация выращивает также манго, бананы и авокадо. Все авокадо, которые упали с дерева, гид раздала желающим. Я, любитель авокадо, могу вас заверить, что вкус только что снятого плода не сравнить с покупным.

Целью нашей поездки был исторический парк старого гавайского поселения – города. Больше он известен под названием Место беженцев. Сохранившиеся предания и найденные здесь артефакты позволяют судить об организации жизни древних гавайцев. Черная стена из вулканической пемзы окружает территорию, где находился дом вождя племени. Невдалеке хижина с острой крышей и стоящие рядом деревянные истуканы – это и есть то место, где могли укрыться беглецы. Хилые, совершившие преступления, побежденные в войнах обычно предавались смерти. Те же, кто успевал добежать и спрятаться под защиту гавайских богов, становились неприкосновенными.

Сейчас здесь стоит тишина. Высокие кокосовые пальмы шуршат в вышине перьями листьев, и слышатся в их шелесте голоса людей, живших здесь сотни лет назад. Далеко по вод­ной глади скользит каноэ. Типичное гавайское, с параллельным поплавком сбоку, оно бесшумно рассекает голубую воду. Прямо под ногами огромный серый валун шевелится и выползает из воды на гальку пляжа. Ух, ну и черепаха! Не меньше метра в диаметре, и рука тянется дотронуться до нее. Она смотрит на тебя равнодушно. Что ты такое в своей красной майке по сравнению с тем, что она видела за свою долгую жизнь?!

haw5

Возвращаясь на север, проезжаем бухту, где в свое время погиб капитан Кук. Посетив острова и расставшись с радушными туземцами, получив от них провизию на дорогу, капитан Кук решил снова вернуться на остров из-за поломки на судне. Гостеприимство островитян, очевидно, иссякло, и он окончил свою жизнь самым прискорбным образом. Сейчас здесь, на земле, выкупленной Англией, стоит монумент в его честь.

Еще одно место, которое хочется посетить по дороге, – ферма, где выращивается моллюск абаллоне. Он является дорогим деликатесом в кухне стран Тихоокеанского бассейна и особенно Японии. Однако для его жизни требуются очень холодные глубинные воды, они подаются по трубам, проложенным вдоль подвод­ного конуса острова-горы. Взрослая раковина сине-зеленого перламутра достигает размера ладони и используется для всевозможных украшений, а сами моллюски отправляются самолетом в Японию.

День шестой

Этот день был отмечен в нашем календаре заранее. Гора Мауна Кеа и обсерватории на вершине – туда без специального транспорта не заберешься, да и гид нужен. Поэтому экскурсию мы купили сразу после прилета. Начинается она в три часа пополудни и продолжается до полуночи, потому что главная цель нашего путешествия – это звездное небо, приближенное с помощью телескопов. Вдоволь накупавшись и назагоравшись с утра, в три часа мы погрузились в автобус с «усиленной» ходовой частью. Гид, он же и водитель, бывший работник одной из обсерваторий, заготовил для всех 14 человек теплые куртки-парки, над которыми народ подшучивал до определенного момента, обед, который нам был обещан условиями экскурсии, и кислородные баллоны.

haw4

Асфальтовая дорога сменилась грунтовой, каменистой. Зеленые холмы с сочной травой уступили место альпийским лугам и редким елям. Уши постоянно закладывало, и в конце концов это стало привычным. Автобус свернул к заброшенному ранчо, среди трав, цветов и шумящих елей уже был раскинут большой тент. Под ним помощник нашего экскурсовода, приехавший на своей машине заранее, поставил столы и стулья, а обед, взятый внизу в одном из ресторанов, приехал с нами. В ожидании, когда позовут, люди разбрелись кто куда. Одних заинтересовали старые пулевые отверстия в стене, других – выбеленные ветрами черепа животных, найденных в сарае. Оказалось, что среди нас есть молодожены. Девушка надела свою фату прямо среди травы, а молодой муж сплел ей венок из луговых цветов. Затерянный мир, никого вокруг. Обед был отличный, а главное, вовремя – все проголодались.

И снова в путь, вверх. Травы исчезли, каменистая почва вокруг меняла цвета – от красноватого до желтого или фиолетового. Стали встречаться пятна снега. Потом пошли облака, и земля внизу скрылась из глаз. Всем захотелось одеться. То один, то другой стал просить нас – а мы сидели сзади – передать курточку. Пояс облаков закончился так же внезапно, как начался, и снова вспыхнуло солнце. Снега вокруг было все больше, высота Мауны Кеа над уровнем моря 4100 м.

Пейзаж вокруг не лунный (тем более что белая пока Луна уже появилась на небе), а марсианский: все окрасилось заходящим солнцем в красные тона. Кстати, в этих местах NASA тестировала свои марсоходы. Все разговоры прекратились, народ прильнул к окнам и затих. На вершине открывалась еще более захватывающая панорама – белые шары, цилиндры телескопов и обсерваторий, где международное сообщество астрономов изучает ближний и дальний космос.

Конечно, наша экскурсия была не единственной на вершине, еще несколько автобусов и даже пару одиночек на джипах запарковались на ее поверхности. К сожалению, внутрь обсерваторий могли зайти только работающие там. Приехавшая при нас смена японских астрономов прошла внутрь в специальных комбинезонах и бахилах. Но впечатлений и так было предостаточно: утопающее в облаках заходящее солнце, темно-голубое небо, фантастические формы обсерваторий и легкое головокружение от разреженного воздуха. Cолнце скрылось, стремительно надвигалась ночь, пора было в обратный путь.

Километром ниже нас ждала еще одна остановка. Большая площадь перед специально построенным информационным центром уставлена большими и малыми телескопами, которые наведены на все самые известные созвездия, планеты. Тут мы провели оставшиеся два часа, слушая лекции о каждом из космических объектов, рассматривая в телескоп то Сириус, то кольца Сатурна, то Млечный Путь, согреваясь горячим какао и чувствуя себя частицей этой общности людей, объединенной мыслями о далеких мирах.

День седьмой

Сегодня пляжи, купание, плавание с трубкой и маской (snorc k el) и только одна маленькая экскурсия на фабрику, где перерабатывают известный местный продукт – орехи макадамия. В диком виде ореховые деревья растут по всему острову. В дело же идут только орехи, выращиваемые на плантациях. Фабрика – небольшое предприятие с экскурсоводом, который рассказывает об истории появления ореха на острове (в незапамятные времена он был завезен из Австралии) и о сложности подготовки и разделки продукта (орехи сушат в специальных печах, а потом разделывают на мраморных столах, смазанных маслом).

Ты идешь по залам, а за стеклянной стеной работают рабочие, и весь производственный процесс у тебя перед глазами. Очень много ручного труда, и качество полученных ядрышек чрезвычайно высокое. Макадамия – орехи с высокой степенью жирности и неповторимым вкусом. Небольшой магазинчик просто забит всякими кондитерскими вкусностями и изделиями из ореха. Оладьи, которые я испекла из ореховой муки, просто таяли во рту и были гвоздем программы на моем праздничном столе.

Желание купаться пересилило все другие в этот жаркий день, даже обед. Решили объехать несколько коралловых пляжей и выбрать самый интересный по подводному миру. Задача была нелегкой. Один из пляжей располагался возле старого заброшенного порта, где стаи цветных рыб пронизывали обросшие ракушками подводные сооружения, соревнуясь с солнечными лучами. В другом месте подводный лес из морских водорослей скрывал в своей тени больших и загадочных медлительных рыб. Больше всего времени мы провели там, где коралловые леса покрывали подводные камни. Кораллы всех форм и расцветок, красивые актинии, морские ежи, звезды и крабы. Веселые рыбки кажутся совсем ручными, а протянешь руку – и они мгновенно исчезают.

Несколько часов подряд, не выходя из воды, переплывали мы с места на место, дивясь этому миру. Дно уходило все глубже, подводные камни становились все выше. И вот в одной из расщелин появилась большая пятнистая голова. Высунулась и снова спряталась. Мурена. Застыв на водной поверхности, стараешься ее не спугнуть. Вот появляется снова, вытягивая свое длинное змеевидное тело толщиной с руку взрослого мужчины. Покачиваясь из стороны в сторону, высматривает добычу. Бойкие цветные рыбки проплывают, почти задевая ее по носу. Резкое молниеносное движение – и пятнистое тело снова втягивается в подводный грот.

На этом подводное плавание решено было закончить. Не спеша снимаем ласты, сидя по пояс в воде и пока еще не чувствуя основательно подгоревшей кожи на спине. После этого я навсегда запомнила, что часами «зависать» в воде с маской и трубкой под тропическим солнцем можно, только надев майку.

Время близится к вечеру. С большого орехового дерева, наклонившегося над водой, падают в воду переспевшие плоды. Рыбки, подплывая снизу, щиплют их, снимая зазевавшихся насекомых. Кто-то поет, аккомпанируя себе на гитаре, вслед уходящему солнцу.

День восьмой и последний

Сегодня к вечеру улетаем, а пока погуляем еще где-нибудь на прощанье. Полюбившийся западный берег с его кипарисами, пальмами, сухим, напоенным ароматами цветов и трав воздухом предлагает посетить недавно открывшийся частный ботанический сад.

Вывеска необычная, нарисованная художником, а не стандартный дорожный знак. В информационном центре, он же маленький магазин сувениров и ювелирных украшений, работает сама хозяйка, пожилая художница, переехавшая сюда с мужем много лет назад из штата Мичиган. Самим садом занимаются муж и двое их сыновей. Человек десять подсобных рабочих поддерживают жизнедеятельность этого живописного уголка. Тенистая зеленая площадка, окруженная высокими пальмами, к вечеру заполнится людьми. Молодые люди решили провести здесь обряд бракосочетания. На закате эти места выглядят простоволшебно.

А пока тихо и почти никого. Огромные цветы, порхающие возле них бабочки, кричащие павлины и шелестящие пальмы. То тут, то там попадаются бронзовые скульптуры гигантских насекомых. Над большим плоским камнем, с которого открывается восхитительный вид на простирающийся внизу океан, навис огромный бронзовый жук-богомол. Этот большой камень-ложе обладает чудесной способностью. Если ляжешь на него, закроешь глаза и загадаешь желание, то оно обязательно исполнится (так говорят).

Закрываю глаза и мысленно шепчу: «До следующего свидания, Гавайи!..»

haw1


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах