25.10.2012

 - Газета

Сергей МИЛЮХИН: «Отправляясь в путешествие по Америке, я в первую очередь хотел посмотреть, как живут люди»

Сергей Милюхин, известный нашим читателям, а также белорусскому интернет-сообществу как Синдбад Мореход, недавно вернулся из путешествия по Америке. Мы надеемся, что в скором времени нас ждут встречи с присущими этому автору красочными репортажами и проникновенными рассказами. А пока мы решили поговорить с Сергеем об Америке в целом – о ее природе, многообразии, о качестве жизни, о взаимоотношениях между людьми. В общем, обо всем том, что бросается в глаза человеку, впервые попавшему в США.

Сергей Милюхин, известный нашим читателям, а также белорусскому интернет-сообществу как Синдбад Мореход, недавно вернулся из путешествия по Америке. Мы надеемся, что в скором времени нас ждут встречи с присущими этому автору красочными репортажами и проникновенными рассказами. А пока мы решили поговорить с Сергеем об Америке в целом – о ее природе, многообразии, о качестве жизни, о взаимоотношениях между людьми. В общем, обо всем том, что бросается в глаза человеку, впервые попавшему в США.

– Сергей, в своем отношении к Америке наши люди делятся на два вида. Первые не любят Америку, чувствуют какую-то ментальную неприязнь к устоям и ценностям этой страны, к тому факту, что, во многих сферах являясь мировым лидером, она стремится диктовать правила игры. Вторые (многие из которых так же, как и первые, ни разу не бывая в Америке) просто восхищаются этой страной – ее свободой, демократией, прогрессивностью. Какая позиция тебе была ближе до поездки?

– Я думаю, что вторая. Я отношусь с большим уважением к этой стране. И всегда относился. Но, честно говоря, мои скудные знания не позволяли предположить, что в Америке настолько интересно. Ясно, что мы живем в такое время, когда все и обо всем можно прочитать в интернете, но я отношусь к тем людям, которые предпочитают личный опыт.

IMGP5301

– То есть, образно говоря, ты хотел открыть Америку? Вообще что собой представляло это путешествие? Каков был маршрут?

– Нет, я абсолютно не претендую на то, чтобы сейчас в интервью рассказать что-то такое абсолютно новое об Америке, то есть «открыть» ее. Америка очень сложная, месяц – это слишком мало для того, чтобы познать ее глубоко. Начну с того, что это путешествие, наверное, не состоялось бы, если бы не двое моих хороших друзей, которые давно живут в Америке и которые долго настаивали, чтобы я к ним полетел. Это была встреча трех друзей, трех мальчишек, которые знакомы с пятого класса и до двадцатипятилетнего возраста жили рядом, а потом очень долго не виделись. Встреча получилась трогательной, мы чудесно провели месяц в Америке, вместе проехали 10–12 американских штатов. Летали на самолетах, ездили на машинах, увидели огромное количество интересных мест, побывали в национальных парках, в больших и маленьких городах, съездили на Ниагару…

– Понимаю, что впечатлений огромное количество. Что сейчас первым делом всплывает в памяти?

– Многое… Например, я вспоминаю Калифорнию, которую не зря называют целой отдельной страной. До сих пор эта местность остается самой плодородной долиной в мире. Там есть все – пшеница, оливки, кукуруза, цитрусовые. Огромные поля, которые 365 дней в году залиты солнцем. А Сан-Франциско – это уже совсем другая песня. Город-сказка, город, который никого не может оставить равнодушным. Там туманы, холодное течение. При этом удивительно красиво. Город расположен на берегу океанического залива, у берегов – огромное количество яхт. Дороги то опускаются, то поднимаются под углом в 45 градусов, потому что город построен на холмах. И непонятно, как паркуются машины, хотя пробок нигде нет и нет проблем с движением. Полицейские, которые следят за порядком в городе, дружелюбно общаются с гражданами. Я с интересом наблюдал, как стражи порядка разговаривают с бездомными, с нищими. Я видел, какие взаимоотношения между представителями этих совершенно разных слоев общества. Это тоже характеристика этого города. Мне показалось, что полицейские в Сан-Франциско – помощники граждан (по духу). Они ездят на велосипедах и останавливаются возле каждого человека, которому понадобится помощь, долго, терпеливо объясняют прохожему, как ему что-то найти или избежать чего-либо. В центре Сан-Франциско есть небольшой «сити» – там расположен офисный центр, банки. А в середине залива стоит знаменитая тюрьма – «Алкотраст». Над океаном парит всемирно известный мост «Золотые ворота». Я один раз прошел по этому мосту туда и обратно, и… в общем, кажется, я каждый день ходил бы по этому мосту и получал удовольствие. Там такой драйв! Мост очень высок, и в любую погоду с него всегда можно наблюдать красивые панорамы. Если, например, приходит туман, то он висит, как декор, – какой-то не­обыкновенной полосой. Вокруг – белые яхты, катера, тут висят дирижабли, там кружатся вертолеты...

– В общем, можно сказать, что в Америке у тебя возникало ощущение фантастичности?

– Фантастикой я называю то, что я ранее не мог себе представить. Я, действительно, не мог себе представить, что можно так изящно перекинуть фантастический двухкилометровый мост через океанический залив. Я не представлял себе, что в мире есть такие деревья, которые я видел в Америке, – секвойи, рядом с которыми люди выглядят, как тараканы. Я сделал вывод, что все Америке взаимосвязано. Почему такие могучие и величественные деревья остались на планете только там – в Калифорнии? Я спрашивал у людей: «В чем дело – в климате?» – «Нет, – отвечали мне, – не только в климате, а еще и в условиях жизни!» Американцы спрашивали у меня: «До какого возраста в Беларуси живут люди?» Я отвечал им так: «Приблизительно до 80, но после 80 уже недееспособны». – «А у нас 80 лет считается очередным «переходным возрастом», – говорили мне американцы. – Именно в эту пору происходит самый лучший и наиболее правильный «файлообмен» между поколениями…» То есть при нормальной жизни человек должен дожить до этого возраста. Более того, в 80 лет человек в Америке находится в здравом уме и трезвой памяти, с опытом, который он может и обязан передать следующим поколениям. Поэтому 80-летние специалисты в Америке заходят в операционные и оперируют больных, они идут преподавать в школы, в университеты, работают в конструкторских бюро. Они пользуются безумным авторитетом и уважением в обществе. Теперь о деревьях. Почему они в Америке так долго живут – по 3000 лет? Думаю, неслучайно они такие большие и такие могучие. Любая из калифорнийских секвой – это целая лаборатория – климата, экологии, человеческого к ним отношения.

– Америка – огромная страна и к тому же страна эмигрантов. Что можно выделить в американском образе жизни, что, на твой взгляд, объединяет общество в единое целое?

– В Америке есть все. Чего в Америке я не обнаружил, так это хамства – такого явно выраженного хамства, как это бывает у нас. Понятно, что разные люди видят то, что они хотят увидеть. Я, например, увидел, что в Америке действительно все для человека. Например, если вы хотите какую-то часть пути про­ехать в автобусе, а остальную – на велосипеде, то у вас не будет проблем. Впереди автобуса есть специальные рамы, куда ты ставишь велосипед, сам заходишь в автобус, потом выходишь, снимаешь велик и катишь дальше. А если в автобус надо зайти очень пожилому человеку или инвалиду, то на этот случай есть специальный трап. И так во всем – все для человека.

– Ты видишь в этом ментальные или социальные причины?

– Очевидно, на очень раннем этапе установления взаимоотношений в американском обществе, когда формировалась сама система, общество строилось с идеей о благополучии и счастье отдельного человека – а не всех, а значит, никого. Например, тот же важный вопрос: как заботиться о стариках? Кто у нас заботится о пожилых людях? В лучшем случае дети. Потому что нашему обществу старики не интересны – они ведь уже отработали свое. А в Америке пожилой возраст – золотое время: уважение, бесплатные экскурсии и так далее. При этом хочу подчеркнуть очень важный момент: Америка не относится к тем странам, в которые, едва попадая, хочется благостно воскликнуть: ах, как тут красиво, как тут замечательно! Ты все это видишь, но обязательно задумываешься: а почему здесь так все устроено? Вот почему паром, который ходит из одной части Нью-Йорка в другую, бесплатный?

– Почему?

– Потому что это Америка! Когда-то паром стоил около 50 центов, а теперь совсем ничего не надо платить.

DSC_4218

– Думаю, в этом есть разумный экономический расчет.

– Конечно. А разве не разумный экономический расчет движет теми странами, которые отменяют визы для туристов? В итоге они получают гораздо больше дивидендов – и моральных и материальных.

– Америка – первая экономика в мире. Бросается ли в глаза богатство?

– Я бы так не сказал. Но видно, что это страна возможностей. У обычного среднего американца есть все возможности, чтобы спокойно, без напряжения купить дом, машину (не как роскошь, а как средство передвижения), выучить детей, путешествовать – собственно, больше обычному человеку и не надо.

Но для этого нужно много работать. Очень эффективна, конечно, американская почасовая оплата труда. То есть ты работаешь 10 часов и за них получаешь достойное вознаграждение. А не так, как у нас: отсидел ты эти свои 8 часов или отпахал 12, – все равно ты получишь ту базовую величину, на которую договорился с работодателем. Ну, может, повезет, и за 12 часов получишь немножко больше. В Америке, если ты специалист, неважно – инженер, облицовщик, художник или врач, – ты сможешь обеспечить свою семью и не оказаться у черты бедности.

– Как устроились твои друзья в Америке?

– Все работают по тем специальностям, которые получили в белорусских вузах. Мостостроитель строит мосты в Сан-Франциско, энергетик обслуживает систему пригородных поездов, дизайнер разрабатывает упаковку для товаров. Хотя поначалу и хлеб развозили, и другой работой занимались.

– Как-то само собой получилось, что в этом интервью мы очень далеко ушли от собственно туризма, туристических маршрутов, достопримечательностей…

– Наверное, потому что моя цель в первую очередь была посмотреть, как люди живут.

– И как они живут?

– В основном в собственных домах, ведь не зря Америку называют одноэтажной. Если есть в городах такие блочные дома, как у нас, то это социальное жилье, для малообеспеченных людей. Но вся работа – в небоскребах: там офисы, магазины. Поэтому очень много времени тратится на дорогу – по три-четыре часа. Впрочем, и в Москве так происходит и во многих других мегагородах… В принципе я не могу сказать, что Америка уж слишком меня поразила. Нет, ощущения свои я, пожалуй, сформулирую так: Америка меня очень приятно удивила. Мне, например, было приятно, что никому ни до кого нет дела. Но это касается лишь твоей приватной территории. Никому нет дела, в чем ты вышел на улицу, какой у тебя пиджак, какого цвета волосы, что у тебя в ушах, в бровях. Хоть пусть хвост у человека торчит – никому до этого нет дела. Но эта личная территория нарушается всегда, когда ты попадаешь в беду или у тебя возникли проблемы и люди это видят. Американцы не проходят мимо чужой беды. Я это видел, я даже провоцировал такие ситуации. Американцы не равнодушны. И мне очень понравилось, что никто не пьет пиво на улице, почти никто не курит… и остановки общественного транспорта, извините, не заплеваны.

– А на Брайтон-Бич?

– Вот откуда, честно говоря, хотелось убраться поскорее! Специально поехал, посмотрел…

– Но это тоже часть Нью-Йорка и часть Америки.

– Нью-Йорк достаточно сложный город. Интернационализм, отсутствие расовой розни – это в Америке воплощено в жизнь. Есть часть города, где живут китайцы, а есть кварталы, где живут только афроамериканцы. В одном месте живут русские, в другом – ортодоксальные евреи. У одних чисто, у других грязно, у третьих шумно, у четвертых религиозно. Это опять-таки частная территория. Люди хотят так жить! Никогда ты не наведешь такой порядок на Брайтон-Бич, как на Стэйт Айленде. Там живет другой слой людей, с другой социальной предназначенностью. Одна моя знакомая, которая живет в Америке уже 30 лет, сказала, что Америку надо завоевать, просто так она никому не открывается. Надо заслужить право быть американцем. Я говорил с очень многими людьми в Америке, с эмигрантами, и никто мне не сказал: «Серега, здесь рай!». На­оборот, все говорили: «Здесь очень трудно, но здесь реально можно зарабатывать и нормально жить».

– Трудно ли адаптироваться эмигранту и приспособиться туристу?

– Если ты приехал, имея статус, если ты специалист, знаешь английский, то там нет разницы – ты коренной американец или свежеиспеченный эмигрант. Но психологическая адаптация у каждого проходит по-своему. Кто-то будет тосковать по зиме, а кому-то нравится, что все машины в Америке очень чистые. Там просто не бывает грязных машин. В городах нет пыли. Целый день проведя в Манхэттене, спускаясь в нью-йоркское метро, я приходил домой, мыл руки, и вода была чистой. Кстати, Нью-Йорк очень адаптирован для нужд людей и в первую очередь для туристов, которые не знают английского. Вставляешь банковскую карточку в автомат для продажи билетов в метро, он сразу же предлагает тебе выбрать язык, и среди большого перечня есть русский. Туристу вообще очень легко ориентироваться в Нью-Йорке. На любой станции метро получаешь цветные, компактные карты – видно, куда и на чем можно доехать, все это бесплатно. Почти на каждой станции метро – бесплатный туалет.

Опять-таки очень приятно ездить по американским дорогам. Потому что я еще только подумал о том, что надо перестроиться, показал поворот, и мне сразу уступили.

– Читателю наверняка показалось, что мы уж слишком идеализируем Америку…

– Конечно, Америка не идеальна, наверняка там тоже есть коррупция, преступность, это есть везде и во всех странах. Но там нет низкого отношения к человеку, я во всяком случае за месяц нигде этого не видел. Потому что каждый понимает, что такое личная территория. Но, я повторюсь, месяц – это слишком мало, чтобы точнее понять Америку. Хотя этого достаточно, для того чтобы, будучи туристом, познать какую-то ее грань…

– Что можно сказать об американской природе?

– Мне очень понравилось, что люди не испортили то, что им подарила природа. А Америка очень богата – водопады, горы, каньоны, долины. И американцы дружат с природой. Откровенно говоря, более трепетного отношения к природе я не встречал. В Йосемитском заповеднике ты поднимаешься высоко в горы по огромным валунам. Видели прекрасные озера. Все воспринимали как чудо света, и в этом чуде света проложены прекрасные дороги, построены отличные стоянки, стоят контейнеры для мусора, которые оборудованы простыми приспособлениями, чтобы туда не залезали медведи… Все сделано добротно, без вмешательства в природную среду. В лесу шишки диковинные лежат, я хотел взять одну, но мне сказали: «Не надо, это еда для белок и бурундуков». То есть надо думать и о белках, потому что ты в Америке.

– Что ты снимал в Америке? Какие фото получились наиболее характерными, «американскими»?

– Если я когда-нибудь доберусь до систематизации своих фоторабот, то обязательно сделаю цикл, который будет называться «Геометрия городов». Я очень много снимал в американских городах. Снимал здания – в Нью-Йорке, в Сан-Франциско, в маленьких одноэтажных городах. Конечно, много фотографий людей – как же я без них? А разве можно не расчехлять фотокамеру в каньонах, на водопадах, в горах, на лесных озерах? Сейчас смотрю фотографии и думаю: Америка – очень красивая страна. А мы и отправляемся в путешествия в поисках красоты!

Беседовала Лилия КОБЗИК, фото Сергея МИЛЮХИНА


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах