01.11.2012

 - Газета

Княжая Гора и легенда о княгине Ольге

Южнее дер. Ляхчицы Кобринского района Брестской области расположено урочище Княжая Гора. На этой возвышенности растет живописный грибной лес. Недалеко от Княжей Горы, возле дер. Коташи расположено единственное в Беларуси озеро с песчаными пляжами. Согласно местному преданию, в урочище Княжая Гора находится могила княгини Ольги.

Юрий БОРИСЮК

Южнее дер. Ляхчицы Кобринского района Брестской области расположено урочище Княжая Гора. На этой возвышенности растет живописный грибной лес. Недалеко от Княжей Горы, возле дер. Коташи расположено единственное в Беларуси озеро с песчаными пляжами. Согласно местному преданию, в урочище Княжая Гора находится могила княгини Ольги.

Krest_na_Knyagey_Gore

 «Давно это было. Княгиня Ольга здесь проходила. Была она наша, русская… Некогда убили мужа ее, Владимира, и пошла Ольга воевать с врагами… Ольга хитростью победила врагов, перековав у лошадей подковы на копытах наоборот. Но за Дывином был пост, и оттуда солдаты ее догоняли. В то время наша гора над болотами стояла, леса на ней не было. Там княгиня и остановилась. Вражеские войска наступали с юга, от Новоселок. На горе и нашла смерть Ольгу… Там ее и похоронили. Могила была почти под вершиной. С тех пор гора и называется Княжая гора либо Княжна. Издавна на могиле стоял простой деревянный крест, но, наверное, при большевиках его сняли…»

Как удалось выяснить, предание связано с конкретными историческими фактами. В 1287 году галицко-волынские князья пошли в поход на Польшу. Владимиро-волынский князь Владимир Василькович, тяжело больной, послал вместо себя воеводу. В Раю на Волыни князь вручил две дарственные грамоты. Одну грамоту о даровании ему земли своей и городов после смерти – двоюродному брату князю Мстиславу Луцкому. Вторую – своей жене Ольге Романовне, в которой ей был завещан город Кобрин и село Городел (Городец). Кроме того, в грамоте князь записал: «… а княгиня моя оже восхочет в черничь поити поидеть, Аже не восхочет ити, а како ей любо мне не воставши смотрети, что, кто маеть чинить по моем животе». К тому же князь вынудил преемника целовать крест, что он не отдаст приемную дочь Изяславу против ее воли замуж, а только так, как захочет Ольга.

Для того чтобы понять, зачем нужен был княгине Ольге Романовне Кобрин и почему она могла и хотела поехать после смерти мужа на окраину своих владений, подробнее остановимся на биографии этой образованной, незаурядной женщины, которая была не только достойной женой, но и соратницей мужа, но, как пишет краевед Г. Мусевич, жизненный подвиг владимиро-волынской княгини до наших дней оставался в тени.

Да и могло ли быть иначе? Ведь Ольга – внучка святого-книжника князя Михаила Черниговского, племянница святой Евфросиньи Суздальской, брат Ольги, Олег Романович, отрекся от княжества, ушел в монахи и также впоследствии был канонизирован.

Тетя Ольги, княгиня ростовская Мария, имела прямое отношение к ростовским летописным сводам, фрагмент которых академик Д. Лихачев назвал «Летописанием Марьи Ростовской», где увековечила подвиг мужа Васильки Ростовского в битве на реке Сыти в 1228 г. При ее участии было составлено «Житие» отца, Михаила Черниговского.

Двоюродная сестра Ольги, жена короля Чехии Пшемыслава II – Кунгута Ростиславовна, стала первой чешской поэтессой.

Однако ближе всего оказалась связана с древнерусской книжностью дочь Романа Михайловича и внучка Михаила Черниговского Ольга.

В июле 1263 года Ольгу Романовну отдали замуж за княжича волынского – Владимира Васильковича. С этого времени коренным образом меняется стиль галицко-волынского летописания.

Начисто исчезает уважительное отношение к дяде Владимира Васильковича, князю Даниилу Галицкому, который был более удачливым в соперничестве с дедом Ольги, князем Михаилом Черниговским, а потом и к его потомкам – Льву и Юрию. Покончив с избыточным восхвалением Даниила, летописец выводит из его тени брата Василька. Во многих местах текста приложение «и его брат Василько» появляется после любого упоминания князя Даниила. Автор ненавязчиво, но иронично акцентирует внимание на дефиците у Даниила как дипломатических способностей, так и... личного мужества. Создается впечатление, что на пергаментных страницах состоялся посмертный реванш книжников черниговской школы за прижизненные поражения своего покойного князя.

Первое появление Ольги Романовны в летописи именно в скрупулезном описании брачной церемонии с Владимиром Васильковичем в Брянске. Да и потом ее отец Роман Михайлович Брянский упоминается в летописи значительно чаще, чем того требовало его реальное влияние на волынские дела. 

Владимир Василькович (в крещении Иоанн) начал княжить после смерти своего отца Васильки. Основной исторический источник, рассказывающий о времени княжения Владимира Васильковича (1270 – 1288 гг.), – это часть «Галицко-Волынской летописи», которая получила название «Повесть о Владимире Васильковиче». В научных кругах ведутся споры, кто автор повести.

Автор «Повести о Владимире Васильковиче» являл обширную осведомленность в теории и практике книжности и необъяснимую близость к князю: «Сий же Благоверный князь Владимир возрастомъ бе высокъ, плечима великъ, лицемъ красенъ, волосы имея желты кудрявы… Речь же бяшеть въ немъ толкова и устна исподняя дебела, глаголаша он ясно отъ книгъ, зане бысть философъ великъ.., кротокъ, смиренъ, незлобливъ, правдивъ, не мьздоимецъ, не лживъ, татьбу ненавидяше, питья же не пи отъ возраста своего, любовь же имяше ко всимъ паче же и ко братьи своей, во хрестьномъ же целованьи стояше со всею правдою, истиною нелицемерною; страха же Божия наполненъ». Избыточность собственных чувств, которая прорывается через кованые решетки канона средневековой эпитафии (чего стоит только «руки были красивые и ноги»), не имеет аналогов в древнерусском летописании. Ближайшая прямая аналогия – панегирик князю Васильку Ростовскому, созданный, как мы помним, родной теткой Ольги Романовны.

В Арадском списке «Кормчей» 1286 года текст сопровождается следующим пояснением: «Так как из-за недуга измучилась очень. Из-за этого нельзя было ей сопровождать его». Это был настолько исключительный случай, что волынский летописец подчеркнул и выделил этот эпизод, сделав пояснение к нему.

Следует сказать, что князь Владимир собственноручно переписал такие книги как «Житие Дмитрия Солунского» и «Паренесис» Ефрема Сирина, Евангелие, Апостол, а также множество другой духовной литературы, которые дарил в церкви, монастыри, епархии, а самое ценное Евангелие (окованное серебром и украшенное жемчугом, а в середине – с образом Спаса на финифти) он подарил в Черниговскую епархию – в знак благодарности за воспитание его супруги.

Также, читая «Повесть о Владимире Васильковиче», встречаем летописца в местах и ситуациях, куда постороннему человеку проникнуть было невозможно, – при размышлениях о возведении новых городов, княжьем завещании, переговорах с польским послом.

Чрезвычайно подробно описаны последние дни и смерть князя в Любомле 10 декабря 1288 г. и внутренние переживания княгини. Напомню, вся элита княжества осталась во Владимире-Волынском, с князем были только дворовые слуги и княгиня Ольга Романовна.

На основании этих фактов исследователи справедливо предполагают, что именно княгиня Ольга была автором «Повести о Владимире Васильковиче».

В канву таких уникальных и исключительных для средневековой истории фактов вписывается и завещание мужа, по которому Ольга получила во владение несколько сел и город Кобрынь. Украинский исследователь С. Синюк пишет: «Со значительной вероятностью можно предположить, что именно в Кобрынь княгиня перебралась около 1290 года. Возможно, этому предшествовал некий конфликт с наследником князя Владимира Мстиславом. И именно Ольга сохранила контроль над летописью, иначе ничем нельзя объяснить прерывание жизнеописания Мстислава прямо на середине. Создается впечатление, что последние строки летописи писались вообще за пределами Владимира-Волынского. Записи о смерти пинского и степанского князей звучат как донесенные издалека вести, а попасть в кодекс княгини Ольги они смогли именно потому, что Степанское и Пинское княжества расположены недалеко от Кобрина». Как видим, народное предание о могиле Ольги Романовны на Княжей Горе возле дер. Ляхчицы, находит научные подтверждения.

Память об Ольге и ее могила на Княжей Горе многие столетия бережно хранятся местными жителями.

О Княжей Горе существуют письменные сведения в исторических источниках. В ревизии Кобринской экономии 1563 года записано: «Княжая Гора, урочище села Рухович». Позже Гора присутствует на русских картах XIX века и на польских – начала ХХ века. В конце XIX века археолог Ф. В. Покровский со слов священника записал: «с. Хабовичи… Блоцкой вол., Кобринского уезда. В 5 верстах к юго-западу от села есть небольшой холм, называемый в народе Княжая гора. Называется так потому, что здесь будто бы во время боя убита какая-то княжна».

Княжая Гора оказала большое влияние на развитие дер. Ляхчицы и соседней округи. В Ляхчицах очень распространено женское имя Ольга. В Покровской церкви села Хабовичи, в приход которой входили Ляхчицы, хранилась летопись о событиях, связанных с урочищем, а 24 июля, «на Ольгу», отмечается храмовый праздник. По преданию, на могиле княгини Ольги стоял деревянный крест, росли цветы барвинка. Могила Ольги была очень почитаема местными жителями, например, к княгине обращались, чтобы волки не уводили домашний скот. После войны крест и могила были утрачены. В 1999 году местными жителями на вершине горы установлен металлический крест.

Решением Белорусской республиканской научно-методической рады по вопросам историко-культурного наследия при Министерстве культуры Республики Беларусь от 22 февраля 2012 года принято решение внести предложение в Совет Министров Республики Беларусь о придании статуса историко-культурной ценности топонимическому объекту – названию урочища Княжая Гора, которое находится возле дер. Ляхчицы Кобринского района. Это первый топоним, который планируется взять под охрану государства.

На страницах свободной энциклопедии «Википедия» в интернете созданы страницы дер. Ляхчицы на русском, белорусском, польском, украинском, английском и немецком языках с информацией об урочище Княжая Гора.

В июле 2012 года Княжую Гору посетила съемочная группа телеканала RenTV (Москва).

Ко дню поминовения святой равноапостольной княгини Ольги, а также к 725-летию первого упоминания Кобрина, по просьбе местных жителей 22 июля 2012 года настоятелем храма Преподобного Сергия Радонежского в дер. Корчицы протоиереем Валерием Зарубой был освящен крест на Княжей Горе. На освящение собрались жители деревень Ляхчицы и Корчицы, представители Хидринского сельисполкома и СПК «Радонежский». Особым гостем на празднике был Генеральный консул Украины в Бресте Олег Мысык и представители Украинского научно-педагогического союза «Берегиня» из Бреста.

После освящения креста жительницы дер. Ляхчицы Анна Степановна Назарук и Нина Павловна Борисюк рассказали местное предание о княгине Ольге, а кобринский клуб «Обринь» и Екатерина Павлович (Брест) показали историческую реконструкцию легенды. Закончилось мероприятие небольшим выступлением коллектива «Полесские перезвоны» городского Дома культуры.

Сейчас в Каменце краевед Георгий Мусевич, художник Михаил Максимович предложили рассмотреть вопрос о канонизации благоверного и благочестивого князя Владимира Иоанна Васильковича, как местнопочитаемого святого. В настоящее время идет сбор подписей в поддержку этой идеи. Но как мы видим, жена князя Ольга не менее заслуживает увековечения своей памяти.

Урочище Княжая Гора можно активно использовать в туристической индустрии, так как не надо выдумывать каких-то новых мифов, а «раскрутить» имеющееся предание. Уже сейчас Княжую Гору посещают не равнодушные к истории краеведы, ученики местных школ и колледжей.

Следует сказать, что в 2013 году дер. Ляхчицы, как и урочище Княжая Гора, будут отмечать 450-летие первого упоминания в Ревизии Кобринской экономии, составленной королевским ревизором Дмитрием Сапегой в 1563 году. Планируется к традиционному празднику деревни приурочить проведение на Княжей Горе фестиваля средневековой культуры.

Надеемся, что поддержка многовековых народных традиций и памяти князей не ограничится в Кобрине установкой скульптурной композиции, и в следующем году при поддержке руководства района на могиле княгини Ольги Романовны, которая находится на Княжей Горе, будет установлена памятная доска с информацией о народном предании и дорожные указатели к данному памятнику, а почитаемое и историческое место будет включено в районные и областные туристические маршруты.

Ведь это и есть историческая память народа!


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах