13.11.2008

 - Газета

Хождение по мукам

Положение музеев в государстве точно отражает интерес его граждан к своей истории

"Нацыянальны музей - гэта твар нацыi, - рассуждает хозяин частной художественной галереи в Ракове Феликс Янушкевич. - Па гэтаму музею можна рабiць меркаванне, ёсць нацыя цi няма. Гэта культурная дзяржава ў дзяржаве эканамiчнай, вiзiтка нацыi".

Положение музеев в государстве точно отражает интерес его граждан к своей истории

Яна ШИДЛОВСКАЯ, фото Сергея ПЛЫТКЕВИЧА

45-8

Что посмотреть?

"...В Витебске наймите извозчика за два рубля. ...Скажите ему ехать на Слободу, на Барвин (где паром); от Слободы на Койтово, а Здравнево в одной версте от Койтова". Так в усадьбу Репина добирались в конце ХIХ века. Теперь по асфальтированной дороге туда ходят маршрутные автобусы. Музей-усадьбу русского художника знают скорее по печально известным фактам: дом горел дважды, однако его удалось отстроить заново. Коллекция работ Репина здравневского периода насчитывает как минимум шестьдесят работ. Но ни одного подлинника в музее нет. Зато несколько картин хранится в Витебском художественном музее. Почему бы не разместить картины в месте, где их нахождение было бы логичным? Оказывается, есть как минимум две причины, по которым музей не располагает подлинниками: температурные условия не позволяют хранить картины в усадьбе художника, да и вообще цели завозить их сюда никто перед собой не ставил, ведь это музей-усадьба, где рассказывают лишь о семействе Репина.

Подобная ситуация сложилась и в доме-музее Марка Шагала в Витебске. Вместо того, чтобы сделать музей визитной карточкой города, где родился великий художник, смотрители музея ежедневно смахивают пыль с предметов скудного интерьера. Скудность экспозиции не привлекает посетителя, а его отсутствие избавляет музей от стимула развиваться. Получается замкнутый круг. И в этом кругу возникает множество вопросов, на которые не всегда удается получить адекватный ответ.

"Визитка" нации


"Нацыянальны музей - гэта твар нацыi, - рассуждает хозяин частной художественной галереи в Ракове Феликс Янушкевич. - Па гэтаму музею можна рабiць меркаванне, ёсць нацыя цi няма. Гэта культурная дзяржава ў дзяржаве эканамiчнай, вiзiтка нацыi".

В каждой стране Национальный музей играет роль "старшего брата", пользующегося возрастной привилегией, при этом младшие региональные музеи не чувствуют себя ущемленными. Три концептуально новые экспозиции Национального музея истории и культуры Беларуси говорят, что дела музея не стоят на месте. "Я не могу сказать, что государство нас обижает, - говорит Светла на Гаврилова, главный хранитель фондов Национального музея ис тории и культуры Беларуси. - На бюджетные деньги мы купили очень много ценных предметов, которые значительно пополнили и без того богатую коллекцию музея".

Однако, кроме Национального, есть множество музеев по всей Беларуси, которым также необходима финансовая помощь. "Музей Нацыянальны развiваецца, - продолжает Феликс Янушкевич, - а далей па рэгiёнах сiтуацыя складаная. Абласныя цэнтры з-яўляюцца важнымi структурамi. Калi ў Гомелi адбудуюць ансамбль Паскевiчаў - гэта будзе, без-умоўна, вiзiтоўкай Гомельскай вобласцi. У Вiцебску музей занадта маленькi для таго, што там адбывалася. Гродзеншчына - гэта суперцывiлiзацыя, а там прыхапiлi толькi кавалак ад замка ды сядзiбу. Берасце - горад, дзе вырашалiся важнейшыя палiтычныя пытаннi. У музеях гэта належным чынам не адлюстравана. Калi прайсцiся па абласцях, становiцца зразумела, што з нацыянальнай палiтыкай у краiне вельмi трывожна".

Денег, дошедших до регионов, не хватает, чтобы покрыть музейные расходы на предметы старины. Если раньше люди, найдя диковинную вещь, несли ее в музей, то сегодня, зная, что скупщики антиквариата или частные коллекционеры заплатят больше, несут свои находки последним. Если не бить тревогу теперь, то вскоре достояние нации окажется далеко за пределами нашей страны.

Нужны ли платные услуги?

Решила сводить польского гостя в музей, и мне пришлось краснеть как минимум два раза. Первый - когда пришлось объяснять, почему за входной билет ему нужно платить в два раза больше, а второй - когда нас попросили подождать минут 20 - 30, ведь в музее... свадьба. Должны ли платные услуги отражаться на посетителях музея? "Музей не павiнен быць самаакупаемы. Гэта закон, якi распавядаюць любому студэнту-музеязнаўцу ў любой краiне свету ў першы ж дзень, - говорит Николай Плавинский, ве дущий научный сотрудник Национального музея истории и культуры Беларуси. - Ён не можа акупацца, бо сэнс яго ў тым, каб трацiць грошы, атрыманыя ад дзяржавы цi ад спонсара, каб людзi прыходзiлi сюды i аб нечым даведвалiся". В то же время оказание платных услуг совершенно оправданно, если речь идет, скажем, об экспертизе. "Человек, владеющий уникальной вещью, может обратиться к нам за консультацией, - говорит Светлана Гаврилова. - Эта услуга не может быть бесплатной, ведь наш сотрудник тратит на это свое время. Он должен поднять каталоги, покопаться в интернете". Казалось бы, количество таких услуг в музеях должно расти, но люди предпочитают упрощенные варианты: фото на фоне экспозиции, день рождения в музее и т.д.

Где прячутся музейные сувениры?

"В этом мы отстаем", - признается Светлана Гаврилова. Открытие сувенирной лавки на территории музея включает множество нюансов. "Музейная прадукцыя абкладаецца вялiкiм падаткам, - говорит Николай Плавинский. - Таму ўтрыманне сувенiрнай лаўкi аказваецца не на карысць музейнаму бюджэту." С другой стороны, утверждать, что все безнадежно, тоже было бы неверным. В Национальном музее, хотя этот вопрос и остается открытым, перемены уже есть. "Несмотря на то, что музейная продукция облагается налогом, выпускать ее надо, - говорит Светлана Гаврилова. - Сейчас мы работаем над выпуском каталогов по слуцким поясам, портретам Радзивиллов. По выставке "Золото и серебро", кроме каталога, планируем выпустить серию открыток, изображающих наши сокровища". Появляются сувенирные лавки и возле Мирского замка, и возле Несвижского дворца. Правда, пока в них превалируют сувениры китайские, но среди ярких статуэток все же можно найти предметы, изображающие наши исторические памятники.

Как музеи подготовлены ко въездному туризму?

"Калi б быў замежны турыст, яму б аказалi паслугу, - уверен Николай Плавинский. - Але зрэдку яны заходзяць, вось у чым праблема". А если редкий турист все же попадет в музей, экскурсию на английском ему, конечно, предоставят. Кроме того, в некоторых музеях экскурсии читают по-французски и по-немецки. Почему же иностранному посетителю неинтересно ходить по нашим музеям? Возможно, ответ найдется в Несвиже. Скоростными темпами там идет реставрация уникального, сохранившегося до наших дней, Радзивилловского замка. В отремонтированной части здания сегодня находится музей. Помещения блестят от недавнего ремонта: пластиковые двери, новенькие витрины для экспонатов. Лишь снимки, которыми увешаны стены, рассказывают о старом интерьере замковых помещений. Иностранец же приезжает не евроремонт оценить, а найти то уникальное, аутентичное, что помогло бы ему лучше познать страну, в которую он приехал. "Гэтую з-яву можна назваць псеўдагiсторыяй, - говорит Феликс Янушкевич. - Гэтыя новыя рэчы не цiкавыя нi нашым людзям, нi замежным. У нас з усяго, на жаль, толькi робiцца выгляд. Заходнiя музеi - гэта сапраўдныя скарбнiцы, таму людзi iмкнуцца трапiць туды ".

Какова судьба частных коллекций и музеев?

Если человек стремится создать что-либо свое, значит, его не устраивает то, что делается на государственном уровне. Рассказывает Феликс Янушкевич: "Стварэнне галерэi хутчэй было неабходнасцю. У Ракаве вельмi багаты гiстарычны пласт. Людзi прыносяць шмат рэчаў, чаму ж iх не паказваць наведвальнiкам, калi ў дзяржаўных музеях гэтыя каштоўныя рэчы, якiя ёсць падцверджанне магутнасцi нашай дзяржавы, не паказваюць i не рэкламуюць?"

Однако возникновение частных музеев не всегда устраивает государственные структуры. Вместо благодарности за сохранение истории владельцам сообщают о невозможности существования его музея или галереи и требуют все закрыть. В Гродно находится уникальный частный музей-аптека. Его владелец - директор научно-производственного кооператива "Биотест". "Это единственный музей-аптека во всей Беларуси, - говорит Виктория Ткачева, сотрудница музея. - Его уникальность не только в том, что он раскрывает тему древней медицины, плохо изученную в нашей стране, но и в том, что находится в одном здании с действующей аптекой". Над экспозицией музея Виктория работала сама: по архивам искала научные материалы, историческую фактуру, собирала экспонаты, продумывала интерьер. При входе в музей есть небольшой сувенирный отдел, где можно приобрести информационные буклеты о музее, предметы с эмблемами музея: кружки, блюдца, медицинскую посуду, копии с оригиналов, которые выставлены в экспозиции. Недостатка в посетителях у музея нет: уникальная экспозиция делает свое дело. Однако в скором времени ее может не стать.

"Сейчас решается вопрос о существовании музея, - говорит Виктория. - И сколько придется ожидать вердикта - неизвестно". Оказывается, согласно новым правилам (а законодательство у нас меняется часто), вход в аптеку должен быть один, и ничего лишнего в ней находиться не должно. Это и стало причиной возникновения вопроса о закрытии музея, ведь чтобы в него попасть, нужно сперва пройти через помещение действующей аптеки. Неужели мы опять лишимся одного из уникальнейших примеров белорусской истории?

Что делать?

Вопрос скорее риторический. Чтото должно поменяться на государственном уровне. Если учесть, что музейное дело не прибыльное и не самоокупаемое, должно прийти понимание того, что это действительно необходимо, надеяться не только на госбюджет, но и на щедрость меценатов. "Многое зависит от уровня жизни людей, - говорит Светлана Гаврилова. - Когда люди будут готовы платить за входной билет больше одного доллара, мы сможем улучшить наши экспозиции".

А если начать с простого сотрудничества? Если в Минске, пускай зачастую в добровольно-принудительном порядке или для штампа в ведомости, школьные классы в музеи всетаки приходят, то в регионах музейные сотрудники отмечают крайнюю пассивность учителей истории. Музей может стать украшением любого туристического тура, ведь кто, как не краевед, наиболее подробно расскажет об особенностях того или иного региона. Да и народные мастера могли бы занять свою нишу в музейном деле: сувениры из соломы, глины, дерева, лозы, тканые рушники, гобелены ценятся во всем мире и пользовались бы немалым спросом у туристов. Повара, официанты и горничные смогли бы работать в кафе и ресторанчиках.

После знакомства с экспозицией кто откажется отведать блюд национальной кухни? А ведь хорошие примеры уже есть - на базе Браславского музея традиционной культуры работает отель "Заезны двор". Когда белорусские музейные экспозиции будут такими же богатыми, как наше прошлое, тогда к нам и поедут туристы. Это аксиома.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах