13.11.2008

 - Газета

Сергей ПЛЫТКЕВИЧ: "Пересекая границу у Бреста, через час турист может оказаться в позапрошлом веке"

Нет такой страны Полесье, она не отмечена на картах, но она - у всех на устах. Это больше, чем географическое понятие, это - целый мир, огромный континент на планете Беларусь. Директор издательства "Рифтур" Сергей Плыткевич с фотокамерой исследовал такие далекие уголки Полесья, куда не то что не водят туристов, а лишь совсем недавно проложили дороги. Жизнь там замерла: хаты стоят, еще крытые соломой, как и сто-двести лет назад.

Нет такой страны Полесье, она не отмечена на картах, но она - у всех на устах. Это больше, чем географическое понятие, это - целый мир, огромный континент на планете Беларусь. Директор издательства "Рифтур" Сергей Плыткевич с фотокамерой исследовал такие далекие уголки Полесья, куда не то что не водят туристов, а лишь совсем недавно проложили дороги. Жизнь там замерла: хаты стоят, еще крытые соломой, как и сто-двести лет назад.

45-6

Но местные жители и власти считают это пережитком, жалкой приметой бедности края в прошлом, который нужно устранить в настоящем. И вот тогда, мол, заживем. Но, по мнению Плыткевича, сегодня из местной этнографии в сочетании с девственной природой можно сделать яркий туристический бренд - не только Полесья, но и всей Беларуси. Как и из чего конкретно - об этом наш разговор.

- Сергей, вы родились, выросли на Полесье, видели, знаете регион не только изнутри, но и c высоты птичьего полета, о чем свидетельствуют фото из альбома "Неожиданная Беларусь". В чем же изюминка этих мест?


- Полесье расположено на пограничье. Историки давно спорят, это больше украинская или белорусская территория, хотя по соседству есть и польское, и российское Полесье. Но на самом деле эта земля - ни та, ни другая, ни третья, а очень своеобразная, самобытная. И совсем не удивительно, что в начале 90-х годов были даже идеи создания Полесской автономии. Конечно, первое, что здесь бросается в глаза, - обилие болот. Но точнее было бы сказать - обилие вообще воды в сравнении с другими областями Беларуси. Когда реки разливались, они превращали деревни в острова, до которых невозможно было добраться постороннему, не знающему этих мест человеку. Непроходимость местности и стала той причиной, которая оградила культуру Полесья от влияния цивилизации извне, или, как мы сказали бы сегодня, от глобализации - законсервировала ее. Даже в войну здесь были селения, в которые так и не дошли немцы. Природа также уцелела потому, что долгое время человеку было не под силу справиться со здешними многокилометровыми массивами - освоить их и приспособить под свои хозяйственные нужды. Все стало меняться с началом массовой мелиорации.

Там, где раньше была дикая природа и сохранялась культурная архаика, сейчас - осушенные болота, зачастую бесхозные, но зато воздвигнуты дамбы, проложены дороги. Вроде бы все это облегчило жизнь людей. Однако настоящее богатство этих мест - дикость - не оценено (об уникальности региона ученые рассуждают с XIX века) и так и не использовано с толком. Кстати, осушенные земли вновь начинают заболачиваться. Вкупе с привнесенными элементами цивилизации все это могло бы стать большим плюсом: по хорошим дорогам Полесья можно было бы возить туристов и показывать им местную экзотику.

45-7

- Так что же нужно сделать, чтобы начать продвижение направления не только на словах, но и на деле?

- Как ни странно, но на первом этапе: нужно ничего не делать. Еще уцелело несколько аутентичных деревень, которые просто должны сохраниться в таком виде, в каком дошли до нашего времени. Одна из таких, наиболее типичная - Кудричи, у впадения Ясельды в Припять. Раньше здесь все вокруг заливалось водой, и по многу месяцев люди жили на островах, а когда вода отступала, то в земле оставались те наносы, которые приносила стихия - отличные удобрения, чтобы собирать богатые урожаи. Здесь все было для жизни от природы. Кудричи тем и необычны, что там уцелело многое из того, что почти повсеместно вышло из употребления в современной жизни даже в деревне: крыши здесь по-прежнему накрыты камышом, сельчане пользуются самодельной домашней утварью. Теперь необходимо довести до людей, что это их "старое" и "отсталое" в образе жизни - их же богатство. Потом уже можно организовывать сюда экскурсии, налаживать инфраструктуру, ну, а местные жители могли бы продолжать жить по старинке, и одновременно у них появилась бы дополнительная статья доходов, как у "сотрудников" живого этнографического музея.

- Сразу вспоминаются экскурсии в джунгли Таиланда, Индии, в деревни на сваях и прочие диковинные места, где продолжается первобытная жизнь и параллельно оборудованы примитивные жилища для туристов...

- Так должно быть в любой стране, развивающей туризм. Возьмите Тунис, знаменитые берберские деревни. Вас привозят и показывают элементарные вещи: как мелют муку, как лепят горшки. И все это делают артисты. А у нас, в Кудричах - понастоящему. Это совсем не Строчицы, в которые свезли хаты со всей Беларуси на голое место, не Дудутки, популярные, но также "сделанные", не "белорусская деревня" под Могилевом, которую более уместно назвать потемкинской. Все это хорошо, пусть создаются и псевдоисторические развлекательные объекты, в которых тоже развиваются белорусские традиции. Но в том-то и дело, что, в отличие от многих стран, нам не нужно что-то изобретать заново: вся "экзотика", этнография еще жива - нужно только научиться ее использовать. Нужно создать такие условия, чтобы деревенские жители не стеснялись своих соломенных крыш, а чтобы они приносили им выгоду, ну, и всей стране в целом. Я думаю, что прошли те времена, когда приходилось стесняться нашей "вясковасц_".

- Однако для развития туризма нужна еще и инфраструктура. Кто ее будет создавать?

- Есть государственная программа по развитию въездного туризма. Выделяются немалые средства на издание рекламной продукции, на строительство различных объектов. Должны быть определены "стратегические" районы Полесья, на которые следует сделать акцент в развитии направления, вычислить, что конкретно здесь могло бы заинтересовать гостей из-за рубежа. Возьмите те же Кудричи: там не так уж много нужно сделать. От Пинска - всего 17 километров: это значит, что в городе есть где расселить туристов, а также совместить этнографический маршрут с экскурсией по старинному центру столицы Полесья. В самом Пинске очень много фактуры, которая заинтересует и поляков, и израильтян, и немцев, и россиян. Пожалуй, трудно в Беларуси найти уголок, где бы современность и прошлое, цивилизация и первобытный образ жизни еще сосуществовали в реальности так, как на Полесье.

- Кроме необычной культуры Полесье известно еще и как зона сохранения уникальных природных явлений, многие здешние растения и животные занесены в Красную книгу. Насколько этот факт известен в мире?

- Поделюсь впечатлениями иностранцев, с которыми доводилось встречаться, бывать в совместных экспедициях. Английский болотовед, впервые очутившись на полесском верховом болоте и увидев настоящую трясину, засунул руку в жижу по самый локоть, взял грязи, размазал по белой рубахе, по щекам и воскликнул: "Моя мечта сбылась! Пошли пить водку!" Итальянцы, посетив Туровский луг в Национальном парке "Припятский", не ожидали увидеть столько птиц, к разнообразию которых давно привыкли местные жители. Голландский кинооператор долго не мог прийти в себя, обнаружив в Полесском радиационном заповеднике волков больдов были даже идеи создания Полесской автономии. Конечно, первое, что здесь бросается в глаза, - обилие болот. Но точнее было бы сказать - обилие вообще воды в сравнении с другими областями Беларуси. Когда реки разливались, они превращали деревни в острова, до которых невозможно было добраться постороннему, не знающему этих мест человеку. Непроходимость местности и стала той причиной, которая оградила культуру Полесья от влияния цивилизации извне, или, как мы сказали бы сегодня, от глобализации - законсервировала ее. Даже в войну здесь были селения, в которые так и не дошли немцы. Природа также уцелела потому, что долгое время человеку было не под силу справиться со здешними многокилометровыми массивами - освоить их и приспособить под свои хозяйственные нужды. Все стало меняться с началом массовой мелиорации.

Там, где раньше была дикая природа и сохранялась культурная архаика, сейчас - осушенные болота, зачастую бесхозные, но зато воздвигнуты дамбы, проложены дороги. Вроде бы все это облегчило жизнь людей. Однако настоящее богатство этих мест - дикость - не оценено (об уникальности региона ученые рассуждают с XIX века) и так и не использовано с толком. Кстати, осушенные земли вновь начинают заболачиваться. Вкупе с привнесенными элементами цивилизации все это могло бы стать большим плюсом: по хорошим дорогам Полесья можно было бы возить туристов и показывать им местную экзотику.

- Так что же нужно сделать, чтобы начать продвижение направления не только на словах, но и на деле?

- Как ни странно, но на первом этапе: нужно ничего не делать. Еще уцелело несколько аутентичных деревень, которые просто должны сохраниться в таком виде, в каком дошли до нашего времени. Одна из таких, наиболее типичная - Кудричи, у впадения Ясельды в Припять. Раньше здесь все вокруг заливалось водой, и по многу месяцев люди жили на островах, а когда вода отступала, то в земле оставались те наносы, которые приносила стихия - отличные удобрения, чтобы собирать богатые урожаи. Здесь все было для жизни от природы. Кудричи тем и необычны, что там уцелело многое из того, что почти повсеместно вышло из употребления в современной жизни даже в деревне: крыши здесь по-прежнему накрыты камышом, сельчане пользуются самодельной домашней утварью. Теперь необходимо довести до людей, что это их "старое" и "отсталое" в образе жизни - их же богатство. Потом уже можно организовывать сюда экскурсии, налаживать инфраструктуру, ну, а местные жители могли бы продолжать жить по старинке, и одновременно у них появилась бы дополнительная статья доходов, как у "сотрудников" живого этнографического музея.

- Сразу вспоминаются экскурсии в джунгли Таиланда, Индии, в деревни на сваях и прочие диковинные места, где продолжается первобытная жизнь и параллельно оборудованы примитивные жилища для туристов...

- Так должно быть в любой стране, развивающей туризм. Возьмите Тунис, знаменитые берберские деревни. Вас привозят и показывают элементарные вещи: как мелют муку, как лепят горшки. И все это делают артисты. А у нас, в Кудричах - понастоящему. Это совсем не Строчицы, в которые свезли хаты со всей Беларуси на голое место, не Дудутки, популярные, но также "сделанные", не "белорусская деревня" под Могилевом, которую более уместно назвать потемкинской. Все это хорошо, пусть создаются и псевдоисторические развлекательные объекты, в которых тоже развиваются белорусские традиции. Но в том-то и дело, что, в отличие от многих стран, нам не нужно что-то изобретать заново: вся "экзотика", этнография еще жива - нужно только научиться ее использовать. Нужно создать такие условия, чтобы деревенские жители не стеснялись своих соломенных крыш, а чтобы они приносили им выгоду, ну, и всей стране в целом. Я думаю, что прошли те времена, когда приходилось стесняться нашей "вясковасцi".

- Однако для развития туризма нужна еще и инфраструктура. Кто ее будет создавать?

- Есть государственная программа по развитию въездного туризма. Выделяются немалые средства на издание рекламной продукции, на строительство различных объектов. Должны быть определены "стратегические" районы Полесья, на которые следует сделать акцент в развитии направления, вычислить, что конкретно здесь могло бы заинтересовать гостей из-за рубежа. Возьмите те же Кудричи: там не так уж много нужно сделать. От Пинска - всего 17 километров: это значит, что в городе есть где расселить туристов, а также совместить этнографический маршрут с экскурсией по старинному центру столицы Полесья. В самом Пинске очень много фактуры, которая заинтересует и поляков, и израильтян, и немцев, и россиян. Пожалуй, трудно в Беларуси найти уголок, где бы современность и прошлое, цивилизация и первобытный образ жизни еще сосуществовали в реальности так, как на Полесье.

- Кроме необычной культуры Полесье известно еще и как зона сохранения уникальных природных явлений, многие здешние растения и животные занесены в Красную книгу. Насколько этот факт известен в мире?

- Поделюсь впечатлениями иностранцев, с которыми доводилось встречаться, бывать в совместных экспедициях. Английский болотовед, впервые очутившись на полесском верховом болоте и увидев настоящую трясину, засунул руку в жижу по самый локоть, взял грязи, размазал по белой рубахе, по щекам и воскликнул: "Моя мечта сбылась! Пошли пить водку!" Итальянцы, посетив Туровский луг в Национальном парке "Припятский", не ожидали увидеть столько птиц, к разнообразию которых давно привыкли местные жители. Голландский кинооператор долго не мог прийти в себя, обнаружив в Полесском радиационном заповеднике волков больше, чем, как он сказал, "во всей Европе". Людей из "стерильной" Европы искренне удивляет наша дикая природа.

- В начале нашего разговора шла речь о том, что Полесье - трансграничный регион. Может, стоит "продвигать" Полесье сразу нескольким странам сообща?

- Налаживать связи между полесскими регионами разных стран, конечно, нужно. Но и у нас понемногу развивается гостиничное хозяйство, лесхозы располагают охотничьими домиками, строятся гостиницы в национальном парке "Припятский" - для начала уже хорошо. К тому же, нам не нужно с кем-то делить то, что может стать исключительно белорусским брендом. Мы должны быть первыми, "застолбить" Полесье за собой. Пересекая границу у Бреста, через час турист оказывается в позапрошлом веке - это та реальность и та "изюминка" Полесья, которую наша страна могла бы предложить миру и на которую, думаю, клюнут любители экзотики.

Беседовал Виктор КОРБУТ


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах