13.12.2012

 - Газета

Белорусские альпинисты взошли на вершину Аконкагуа – самую высокую гору Южной Америки

Южная Америка, Аргентина, Анды… Эти слова ассоциируются с чем-то далеким, недоступным, нереальным.

Петр КОНОПЛЕВ, руководитель экспедиции, фото Ивана НОВАША

Южная Америка, Аргентина, Анды… Эти слова ассоциируются с чем-то далеким, недоступным, нереальным.

Мысль посетить Америку, почувствовать ее просторы, полюбоваться красотой и величием самой длинной в мире горной цепи Анды – Кордильеры возникла у меня давно. Она то угасала, то вновь будоражила воображение. Как всегда не хватало времени и средств. Когда исполнилось 60 лет, мы с друзьями сходили в 2010 году на Эльбрус. Чувствовали себя отлично, поэтому созрело решение: Анды, Аконкагуа. А в 2011 году после восхождения на Казбек в Грузии окончательно утвердилась мысль: да, Аконкагуа, 6962 м! Хотя на горах-семитысячниках не были с конца девяностых годов прошлого века…

Альпинизм-3

Подняться на вершину более шести тысяч метров над уровнем моря – это не просто прогуляться по горам. Такие треки требуют от восходителей немалого опыта, технического мастерства, физических сил и огромного желания. Все участники восхождения – это люди, для которых спортивный туризм, альпинизм – вторая половина их жизни. Петр Коноплев – руководитель экспедиции, обладатель звания «Снежный Барс», которое присваивается за восхождение на пять семитысячников Памира и Тянь-Шаня (пики Победы, Коммунизма, Корженевской, Ленина, Хан-Тенгри). Святослав Клепацкий – мастер спорта по лыжному туризму, человек-легенда спортивного туризма Беларуси, руководитель сложнейших лыжных походов, неоднократный победитель чемпионатов СССР в номинации лыжных походов высшей категории сложности. Игорь Миклашевич – кандидат в мастера спорта по пешему туризму, участник многих сложных пеших и горных путешествий по Тянь-Шаню, Памиру, Кавказу – в этой экспедиции установил для себя рекорд высоты. Иван Новаш – кандидат в мастера спорта по пешему туризму, участник сложнейших пеших и горных походов, восхождений на семитысячники Памира и Тянь-Шаня.

Международная экспедиция в горную систему другого континента – это не только интереснейшее туристско-альпинистское путешествие. Подобная экспедиция – это серьезное общественное мероприятие, связанное с большими финансовыми затратами, визовой поддержкой, взаимодействием с общественными и спортивными организациями Беларуси и Аргентины, перелетами и переездами в тысячи километров, проведением самого восхождения на вершину с обеспечением снаряжением, питанием и медицинским контролем здоровья участников восхождения. Участие в такой экспедиции – это не только большая ответственность и доверие, это и приобретение опыта и мастерства высотных восхождений, повышение спортивной квалификации и выполнение разрядных требований. Почему же в составе экспедиции, кроме маститых участников, не нашлось места молодежи? Или в Беларуси нет молодых людей, занимающихся альпинизмом и туризмом? В Минске нас провожало более двадцати человек, активно занимающихся спортивным туризмом и альпинизмом, в возрасте от 20 до 75 лет. И каждый из провожающих хотел бы оказаться в нашей команде. Но в Аргентину полетели только четверо…

Критерий отбора: высотный опыт и финансы.

Непосредственно подготовка заняла полгода. Это звонки, факсы, е-мейлы по поводу информации о восхождении, приобретения авиабилетов, получения виз, поиск спонсоров. С последними было туговато. Единственное государственное учреждение, которое помогло нашей экспедиции, – это Белорусский национальный технический университет (БНТУ).

Поддержку экспедиции БНТУ оказал, потому что все четверо восходителей – это работники или выпускники БПИ-БГПА-БНТУ. Игорь Александрович Миклашевич – доктор физико-математических наук, заведующий научно-исследовательской лабораторией динамики систем и механики материалов машиностроительного факультета. Иван Владимирович Новаш – заместитель декана энергетического факультета, кандидат технических наук, доцент кафедры «Электротехника и электроника». Петр Васильевич Коноплев – заместитель директора по качеству ООО «Восточный Вектор Плюс» и Святослав Александрович Клепацкий – заместитель председателя ОО «Белорусская федерация альпинизма» – выпускники машиностроительного факультета БПИ. Поэтому восхождение на Аконкагуа проходило под флагом Белорусского национального технического университета. Флаг БНТУ развевался в базовом лагере «Аргентина» (4200 м) и на вершине Аконкагуа – 6962 м.

Для экспедиции университет предоставил высотные палатки и универсальные горелки, которые безотказно работали и на бензине, и на сжиженном газе. Служба безопасности университета предоставила нам портативные переговорные устройства, с помощью которых мы переговаривались между собой во время восхождения. На высоте каждый идет своим темпом, и на расстоянии в несколько десятков метров, да еще при сильном ветре, друг до друга не докричишься. Информация о том, что с твоими товарищами все нормально, вселяла в каждого из нас уверенность продолжать восхождение.

Команда-в-кальгаспорах-Игорь-Миклашевич,-Святослав-Клепацкий,-Петр-Коноплев,-Иван-Новаш--(слева-направо)

Команда в кальгаспорах Игорь Миклашевич, Святослав Клепацкий, Петр Коноплев, Иван Новаш (слева направо)

Любое путешествие дает возможность участникам увидеть и узнать много нового. Но для успешного проведения путешествия на другом континенте надо проделать очень большую и серьезную подготовительную работу дома. Благодаря интернету после первого скромного запроса в две строчки на меня обрушилась лавина информации и предложений. Нас интересовали прежде всего маршруты, наиболее благоприятное время для восхождения, погодные условия на горе и соответственно этому одежда, снаряжение, питание и т. д. Аргентинские фирмы, занимающиеся приемом и сопровождением иностранцев на горе, настойчиво предлагали свои услуги. А их было достаточно много: гиды, гостиницы, доставка, сопровождение и т. д. на любой вкус и деньги.

Надо сказать, что правила предоставления услуг фирм довольно демократичны. Хочешь – принимай весь пакет обслуживания, но можно обойтись и отдельными предложениями. Наша группа имела достаточный опыт походов и восхождений в горах Европы и Азии. Ото всех предложений мы вежливо отказались, кроме ангажирования одного мула для заброски части снаряжения и продуктов в базовый лагерь «Аргентина», чем вызвали некоторое разочарование директора фирмы «Аконкагуа-Трек», с которой мы завязали отношения, г-на Хебер Орона: «Как, столько переписки, вопросов, визы и только один мул?» Этот мул мог тащить 60 кг первые три дня трекинга от старта в долине Вакас до базового лагеря «Аргентина» и стоил «всего» 300 $. Весь остальной груз на весь период экспедиции мы тащили сами.

Груз для мула был тщательно упакован в три мешка, завязан и перевязан новеньким репшнуром. Вот этот реп и понравился одному из мульянеров, так благозвучно называются в Андах погонщики мулов, и после недолгих переговоров мы договорились (с согласия Славы, это был его репшнур) подарить ему веревочку в обмен на часть дополнительного груза, в связи с чем нагрузка на мула увеличилась килограммов на десять, но мул этого не заметил и нам ничего не сказал. Для нас же облегчение рюкзаков было очень кстати, особенно на третий день пути от Casa de Pedra до базового лагеря «Аргентина» 4200 м – перепад высот составляет 1000 метров.

Восхождение на Аконкагуа было организовано под эгидой Белорусской федерации альпинизма, председатель которой Александр Годлевский оказал нам существенную помощь в подготовке экспедиции в части переговоров с президентом FASA Аргентины, что способствовало получению виз в Посольстве Аргентины в Москве, куда мы специально ездили сумрачным январским днем, т. к. в Беларуси посольства Аргентинской Республики нет.

Часть продуктов из экономии мы закупали здесь, дома, в том числе и мясные консервы (это в мясную-то страну Аргентину!), так как там они стоили реально дороже, а лимит веса в самолете это допускал. Хотя ввоз продуктов в Аргентину особо не приветствуется, но допускается не более 5 кг на человека. Существенное требование: продукты должны быть в виде консервов или в другой промышленной упаковке. Особо встал вопрос: «А сало?» Игорь проявил инициативу и взял на себя провоз этого важного продукта через все таможни и границы. Забегая вперед, скажу, что это было самое лучшее и вкусное «блюдо» похода, особенно в его высотной части. Последний кусочек сала мы со Славой доедали в Чили, на Тихоокеанском побережье…

Но вот все хлопоты позади, мы в самолете. Рейс Москва – Буэнос-Айрес с пересадкой в Риме. Ночной перелет занимает около 20 часов, и рано утром мы ступаем на американский континент! Усталость перелета перемешивается с восторгом, ощущением того, что мы уже здесь, в Аргентине, достигли, добрались, вместе с тем сознавая, что все еще впереди…

От аэропорта до автобусного терминала Retiro в центре Буэнос-Айреса едем на городском автобусе, который петляет по улицам, улочкам и переулкам в пригороде Буэнос-Айреса, и через 2 часа мы добираемся до терминала, откуда нам предстоит ехать в Мендозу, пересекая всю Аргентину с востока на запад.

В городском автобусе познакомились с молодым парнем Федерико, который, узнав, что мы только что из Европы, любезно согласился помочь нам в покупке билетов до Мендозы и устройстве в гостиницу. Но особо ценны были его советы касаемо традиций и нравов, царящих в местах скопления народа: на вокзалах, автостанциях. Выйдя из автобуса и собрав рюкзаки в кучу под пальмой рядом с вокзалом, мы с Игорем, владеющим немецким, английским, польским и др. языками, собирались пойти в кассу за билетами в Мендозу, оставив Ваню и Славу караулить наши вещи. Но наш новый друг испуганно и горячо начал доказывать, что тут нельзя, опасно, могут запросто утащить. Надо идти на вокзал и желательно под присмотр полиции. Кстати, просто так в кучу рюкзаки тоже бросать нельзя: их надо блокировать, т. е. связывать веревкой или карабином все рюкзаки, иначе их по одному легко растащить (а вес наших рюкзаков немаленький). Кстати, на обратном пути на вокзале у одного из нас какой-то парень сорвал прямо с шеи фотокамеру (с ценными кадрами) и мигом скрылся на глазах у сотен людей. Вообще нельзя расслабляться. Мы в латиноамериканской стране…

Сдав наши баулы в камеру хранения и устроившись в гостиницу, пошли гулять по Буэнос-Айресу. Пару дней у нас было на знакомство с одним из самых густонаселенных мегаполисов мира. Если смотреть на карту, то сам город будто аккуратно расчерчен под линейку на кварталы. Пару широченных авеню пересекают центр города, а так улицы относительно узкие, высоченные здания, скверы, площади, много памятников. Есть весьма грандиозные памятники-ансамбли, огороженные высокой решеткой, дабы исключить желающих полазить по монументам. Люди на улицах приветливые, улыбаются, всегда готовы помочь, объяснить незнакомцам.

 

Аргентина – испаноязычная страна. Английский язык, так хорошо используемый в Европе, там распространен весьма слабо. Часто приходилось лазить за словарем, ну и, конечно, пользоваться международным языком жестов. Довольно плотное дорожное движение, выделяются автобусы с большущими номерами маршрутов, хорошо видимые за 100–150 метров. Кстати, автобусный транспорт налажен очень хорошо как в столице Аргентины, так и на междугородных рейсах. Вся страна опоясана сетью автодорог. А вот железнодорожный транспорт развит слабо. Это особенно заметно, когда мы ехали в горы. Параллельно нашей асфальтовой дороге шла узкоколейка, в свое время знаменитая трансмагистраль Буэнос-Айрес – Сантьяго, пересекавшая весь южно-американский континент с востока на запад. Сейчас она представляет жалкое зрелище: рельсы занесены песком, камнями, растут колючки…

Всю ночь наш автобус катил на запад, в Мендозу, столицу виноделия и альпи-низма Аргентины.

Альпинизм

Мендоза – город тихий и спокойный по сравнению с Буэнос-Айресом. Он также разлинеен по квадратикам-кварталам, но почти отсутствуют высотные здания. Много одноэтажных коттеджей, улицы все в зелени, много парков, памятников великим людям Аргентины в основном XVI–XIX веков. На улицах довольно людно: гуляют, делают покупки в магазинах, повсеместно кафе, бары, рестораны. На каждом шагу иностранная речь: туристы, альпинисты и просто отдыхающие. Город-курорт. Два дня мы провели в Мендозе: ходили по магазинам, базару, закупали продукты, газ, бензин на предстоящее восхождение.

Планировалось, что восхождение зай­мет 14–16 дней плюс 4 запасных дня на случай непогоды и других обстоятельств. Обязательным условием восхождения на высшую гору Америки является приобретение пермита – документа, разрешающего восхождение и пребывание на территории Национального парка Аконкагуа. В самый пик сезона с декабря по январь пермит стоит 750$ на человека. Мы выбрали средний период – февраль – 500$. Если идти в марте, то дешевле, но много шансов, что попадешь в непогоду.

Наконец, все формальности позади, и теплым февральским утром мы покидаем Мендозу. Автобус мчит нас дальше на запад. По сторонам кругом виноградники, дальше пустыня, кактусы, впереди белеют снежные шапки Анд.

Дорога заняла около трех часов, и мы в Los Puquios, где нас встречает англоговорящий Эммануэль. Перегружаем наши рюкзаки в его мини-бус, рассаживаемся по местам. Поехали. Через 200 метров остановка. Приехали. Выходим, вытаскиваем рюкзаки. Конечно, эти 200 метров мы запросто прошли бы и пешком, но та встреча и сервис умиляют…

Ставим палатки. Мы в горах. Правда, еще недалеко от цивилизации: рядом довольно напряженная трасса на Санть­яго, большегрузные фуры возят свои товары в Чили и обратно. Всю долину постоянно продувает западный ветер. В полутора километрах находится уникальное явление природы Puente del Inca – мост Инков. Это бурная река прорезала огромную дыру в склоне на выполаживании. Рядом ванны с минеральной водой. К сожалению, доступ на мост и к минеральным водам был временно закрыт. Но сам вид ревущей реки, уходящей под мост, впечатляет.

Первая ночь в палатке прошла спокойно. Высота небольшая, все выспались. Отныне палатка для нас самое комфортное жилье на все время экспедиции. После завтрака Эммануэль подбрасывает нас на бусе к Punta de Vacas – начало маршрута. Дальше передвигаются только пешком.

У входа в долину располагается первый контрольный пункт, где отмечают наши пермиты, регистрируют в журнале и выдают пронумерованные (именные) полиэтиленовые мешочки, куда надлежит класть весь мусор, носить с собой и сдать в последнем базовом лагере на выходе из Национального парка. Сохранение гор в естественном чистом виде, уважение к экологии четко налажено во всех лагерях на склонах Аконкагуа.

Проблема оправления естественных потребностей в горах стоит не менее остро, чем в обычной городской жизни, и было бы ханжеством обойти стороной эту часть человеческой жизнедеятельности. Так вот. В лагерях Plaza de Mulas, Argentina и других нижних лагерях существуют специальные кабинки-туалеты, причем каждая фирма имеет свою кабинку, на ней замок, а ключ висит на гвоздике у входа в кают-компанию этой фирмы. Естественно, пользоваться может только клиент этой фирмы: взял ключ, топай в туалет, открыл, сделал дело, закрыл, ключ на гвоздик. Обойти эту процедуру, спрятаться где-то затруднительно, учитывая пустынный пейзаж местности.

Сложнее обстоит дело в высотных лагерях. Там кабинок нет. Поэтому в последнем базовом лагере рейнджеры выдают еще один номерной пластиковый пакет для экскрементов. Зашел за камень, оправился и сгреб свое аккуратно в пакетик! Носишь его с собой, пользуешься в горах, а на спуске в базовый лагерь сдаешь его со всем содержимым рейнджерам с отметкой в пермите. Контроль данного действия поставлен четко и строго. При утере номерного пакета или отсутствия там «доказательства» твоей жизнедеятельно-сти – штраф 100$.

Для нас это непривычно, зато на маршруте восхождения при достаточно большом количестве восходителей со всего мира чистота идеальная. Штрафы за нарушения экологии, установку палаток в запрещенных местах, разведение костров исчисляются сотнями американских долларов. Горными рейнджерами контролируются все участки маршрута восхождения.

В день штурма горы, около 15.00 часов, нас предупредили спускавшиеся рейнджеры об ухудшении погоды и сказали, что в 16.00 вершина будет закрыта. Поднявшись на вершину в 15.45, мы были удивлены, что в 16.10 нас действительно попросили начать спускаться вниз дежурившие наверху горные рейнджеры. Контролируется не только экология, но и безопасность людей, находящихся на горе. Есть чему учиться у наших зарубежных друзей.

Итак, начало. Идем по хорошей тропе. Через 15 минут достигаем тополей, растущих вдоль тропы. Это первые и последние деревья на всем нашем маршруте. Дальше только кусты, трава, а еще выше вообще никакой растительности нет. Национальный парк Аконкагуа представляет собой высокогорную пустыню. Климат сухой, осадков мало, снега мало, ледники относительно небольшие, а с севера их вообще нет.

Погода отличная, солнце жарит вовсю, на небе ни облачка. Тропа идет почти горизонтально, плавно набирая высоту. Пересекаем ручейки с чистой водой, правда, их не так много: кругом рыжие камни, до снегов еще далековато. У одного из ручьев останавливаемся на обед.

Нас догоняет на лошади рейнджер, который регистрировал нас на старте. Останавливается, отдыхает. Предлагаем перекусить с нами. Парень внимательно смотрит на нас, никуда не спешит, что-то говорит по своей рации. Поели, начинаем собирать свои рюкзаки. Он, улыбаясь, спрашивает, не устали ли мы, может, подкинуть рюкзаки на мулах. Вежливо отказываемся: не в наших правилах, мол. Наш рейнджер опять озадаченно что-то говорит в рацию на испанском. Еще пару переходов сопровождает нас. А я начинаю соображать: он ждет, когда нам надоест таскать такие здоровые по местным меркам рюкзаки и запросим о помощи. Дело в том, что носить полные рюкзаки на подходах там не принято. Нормальные люди идут с легкими рюкзачками 5–10 кг, остальное тянут мулы. У нас получалось как бы наоборот.

Так мы спокойно и уверенно к вечеру дошли до стоянки Pampa de Lenas (2850 м). Перепад высот небольшой, ночь обещает быть спокойной. Нас встречает тот самый рейнджер. Широко улыбается, протягивает руку: «Отличная работа, отличная работа!» За­уважал, значит.

На третий день после обеда мы добрались до базового лагеря (БЛ) «Аргентина» (4200 м). Представитель от фирмы Aconcagua Trek встречает нас большой кружкой холодного апельсинового сока! Наши баулы нас опередили и валялись на земле рядом с отдыхающими мулами. Все. Дальше придется тащить самим. Прибегаем к обычной челночной тактике: на следующий день делаем акклиматизационный выход, часть груза забрасываем в лагерь Л1 (4900 м) и возвращаемся в БЛ. Еще день отдыха, во время которого настроили и опробовали наши рации и сходили на небольшую вершину на противоположном склоне, откуда открывался великолепный вид на Гору!

Альпинизм-2

Погода идеальная: солнце печет – все-таки начало февраля, разгар лета по-южноамерикански! Перебираемс­я в Л1, затем опять заброска в лагерь Л2. Дальше предстоит траверс с небольшим набором высоты в лагерь Колера 5970 м. Для большинства групп это штурмовой лагерь, хотя до вершины почти километр по вертикали. Для этой высоты – это много. Предстоит последний день восхождения на вершину. О-о-чень тяжелый день. Правда, некоторые группы ставят свои палатки под гребнем Ameghino  6250 м, но там постоянно дуют сильные ветры и ночи очень холодные.

Накануне выхода на вершину делаем дневку. Пока все по плану. Настроение хорошее, все чувствуют себя относительно хорошо, если это определение подходит для высоты под 6 км. Хотя аппетит оставляет желать лучшего, но голова не болит, явной горняшки нет. Доволен, что к главному дню экспедиции подошли в неплохой форме. Весь день валяемся в палатке, слушаем Владимира Высоцкого. Иногда выходим, топчемся около палаток, гуляем по склону. Заглянул в гости Сергей Баранов, российский гид. Он тоже идет завтра на вершину с клиентами. Хорошо поговорили. Интересный молодой человек.

Выхожу из палатки, вглядываюсь в склон. На нем хорошо видны тропы, идущие серпантином вверх до перегиба, а дальше – непонятно. Общаюсь с людьми, которые вышли на восхождение этой ночью и спускаются обратно в лагерь. Многие вернулись довольно быстро: наверху ночью страшный ветер, мороз. Обращаю внимание на ребят, которые как-то неуверенно собирали рюкзаки. Оказалось, парни из Индии. Один из них мне сказал, что на вершину не взошли: мороз и сильный ветер, обморозил руки, не может согнуть пальцы. Он показал их. Картина не радовала. Я подумал: вероятно, не обойдется без ампутации. Со мной уже случалось подобное на Эльбрусе… Варежки у парня были из синтетики, а не из натурального меха или пуха. Помог индийцу собраться и посоветовал как можно быстрее спускаться вниз, чтоб показаться доктору…

Вообще на горе много европейцев – англичан, немцев, французов. Общались тепло с литовцами и русскими. Много американцев и латиноамериканцев. Помнится разговор с одним итальянцем среднего возраста. Спрашиваю:

– Ты был на вершине?

– Нет-нет. Сильный ветер и очень холодно… А вы откуда?

– Из Беларуси.

– ??

– Ну, это между Польшей и Россией.

– А, Раша! Ну, так вам нормально! Вы взойдете!

По лагерю с утра прошел слух об ухудшении погоды. Народ уходит вниз. Но пока что небо ясное, перистых облаков, указывающих на изменение погоды, не видно, хотя читал, что в Андах погода меняется очень быстро. Однако уходить вниз не хочется. После обеда подхожу к рейнждеру, дежурившему в лагере, чтоб узнать о погоде «из первых рук». Говорит: «Завтра еще о'кей!» Это ободряет. Но народ все равно линяет вниз, лагерь пустеет на глазах. Готовимся к выходу, собираем необходимые вещи, ссобойку на завтрашнее восхождение. Главное – потеплее одеться. Выход ночью. Мороз, на гребне возможен ветер. Ложимся рано, но я почти не сплю. Это плохо. Ворочаюсь, сон не идет.

Подъем в 3 часа, небо в звездах. Быстро позавтракали. Несколько групп уже потянулось вверх. Идем по хорошей тропе. Тихо, ветра нет. Начинает светать. С первыми лучами солнца поднимаемся на гребень Ameghino. Там у полуразрушенного домика-будки отдыхают две группы. После небольшого отдыха взбираемся на перевал. Открывается красивый вид в сторону вершины. Хорошо видна снежная тропа, плавно поднимающаяся к огромной вертикальной скале. Далее начинается 400-метровый подъем по знаменитой Каналете: по снегу вдоль скал на саму вершину.

Идется тяжело, чувствуется высота, не хватает дыхания. Идем своим темпом, немного растянувшись, но в пределах видимости. Это нормально. Использую давно испытанный метод: прокручиваю в голове Высоцкого на альпинистскую тему. Помогает, придает силы. Спасибо, Владимир Семенович. Принимаю свой энергетический напиток – пару глотков алтайского золотого корня, настоянного на белорусской водке.

Спускается группа. Нас предупреждают, что в 16.00 вершина «закроется». Оказывается, там наверху рейнджеры отслеживают и этот важный для безопасности момент. Это тоже придает импульс: пройти столько и чтоб тебя завернули за 50 – 100 м до вершины? «Ускоряюсь» кое-как.

Но вот,  наконец, вершина! Там уже Слава с Ваней, подходим и мы с Игорем. 15 февраля в 15.45 по аргентинскому времени мы – на вершине! Вершина представляет собой плоское каменистое поле. Узнаю известный по фоткам крест. На вершине человек 10 – 15. Все, кто может, улыбаются. Счастливые. Устраиваем фотосессию. Вот она, высшая точка Америки! 6962 метра. Почти семь!

Но пора вниз. Вначале до скалы. Отдых, далее по знакомой тропе к «домику». Погода идеальная. Солнце садится, но светлого времени еще достаточно. Идется хорошо. Любуюсь видами, фотографирую. Доходим до гребня, к домику. Ваня замечает, что Игорю нехорошо. Странно, я этого не видел, а должен, ведь я руководитель. Но Ваня у нас врач, поставил диагноз правильно. Слава тут же предлагает мне взять рюкзак у Игоря. Мне казалось, что в этом не было необходимости: Игорь шел нормально, не спотыкался, не падал. А что устал, так мы уже на ногах более 12 часов. Смотрю на Игоря. Он послушно снимает рюкзак. Значит, действительно не все так хорошо. Забираю его рюкзак. Пока запихиваю в него свой, ребята ушли вниз за гребень. Закидываю его большой, но нетяжелый рюкзак. Делаю пару шагов. Неудобно: рюкзак слишком большой для меня. Игорь – парень атлетического телосложения, соответственно и рюкзак у него огромный.

Неожиданный порыв ветра сбивает с ног. Откуда он взялся? Весь день была идеальная, тихая погода. Поднимаюсь, вожусь с рюкзаком, укорачиваю лямки. Дует ветер, резко похолодало. Наконец, начинаю спуск. Внизу за гребнем – ветра нет, тихо. Навстречу поднимается Ваня, обеспокоенный моим отсутствием. Солнце село, резко темнеет. На небе высыпали крупные звезды. Слава с Игорем где-то внизу, возможно, уже дошли до палаток. Ваня связывается по рации. Оказывается, еще не дошли, идут тоже не быстро, но лагерь уже видят внизу. Это успокаивает. Вскоре мы их догнали и в лагерь пришли почти одновременно.

На следующий день спустились в лагерь Nido de Condores (Гнездо кондоров). Огромное пространство, много места для палаток. Ставь, где хочешь. Небольшая проблема с водой. Имеются небольшие озерца, но вода там не питьевая. Аконкагуа – гора вулканического происхождения, и многие озерца-лужицы ядовито-желтого цвета, но есть и чистые с виду, однако на вкус вода там противная. Воду добываем из стекающих со снежников ручьев или из снега.

Далее спуск в базовый лагерь Plaza de Mulas (Площадь мулов) – очень добротный огромный лагерь с развитой инфраструктурой: кафе, бары, интернет-клуб. Пользование интернетом 10$ за 15 мин. Отправляем сообщение родным, что все в порядке. Отдыхаем. Назавтра – длинный спуск в лагерь Confluensia, и, наконец, на четвертый день спуска выходим в цивилизацию – местечко Los Horcornes, где рейнждеры регистрируют наш выход из Национального парка.

Итак, траверс Аконкагуа с востока на запад с восхождением на вершину по Северному склону успешно завершен.

У нас еще достаточно времени для знакомства с Аргентиной, отдыха на Атлантическом побережье, поездки в Чили и Уругвай.

За восхождение на Аконкагуа наша команда стала призером первенства Беларуси по альпинизму 2012 года в высотном классе восхождений.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах