06.11.2008

 - Газета

Белую Панну замуровали

Гольшанское привидение больше не повстречается туристам
Считанные дни остались до того дня, когда на двери бывшего монастыря францисканцев в Гольшанах повесят замок. Здание начала XVII века, где обитает призрак девушки в белом, находится в аварийном состоянии и угрожает жизни людей. Поэтому нахождение в этих стенах филиала Национального художественного музея считается нецелесообразным. Решение уже принято: экспозиция закрывается. А это значит, что туристы не смогут повидаться также и с привидением Белой Панны. Не секрет, что именно на встречу с ней многие и ездили в Гольшаны.

Гольшанское привидение больше не повстречается туристам

Виктор КОРБУТ

Считанные дни остались до того дня, когда на двери бывшего монастыря францисканцев в Гольшанах повесят замок. Здание начала XVII века, где обитает призрак девушки в белом, находится в аварийном состоянии и угрожает жизни людей. Поэтому нахождение в этих стенах филиала Национального художественного музея считается нецелесообразным. Решение уже принято: экспозиция закрывается. А это значит, что туристы не смогут повидаться также и с привидением Белой Панны. Не секрет, что именно на встречу с ней многие и ездили в Гольшаны.

44-5

Пиар от Короткевича

А начиналось все так хорошо. Владимир Короткевич своим романом "Черный замок Ольшанский" сделал Гольшанам такой промоушн, что из забытого богом провинциального захолустья это место стало одной из самых известных точек на карте страны. Короткевич, к сожалению, уже не смог увидеть плоды своей деятельности. Его детективный роман был опубликован только в 1983 году, даже Государственную премию БССР 1984 года за произведение писатель получить не успел - в том же году он ушел из жизни.

"Черный замок Ольшанский" прочли даже те, кто на белорусскую литературу смотрел довольно скептически. Поэтому если в отношении каких-то других достопримечательностей советских белорусов еще нужно было убеждать, что они не менее интересны, чем Золотое кольцо России или египетские пирамиды, то Гольшаны прочно вошли в национальное сознание как самое загадочное местечко.

Древнее селение, известное чуть ли не с конца XIII века, местечком, с формальной точки зрения, сегодня не является. Еще недавно это была деревня, а сегодня - агрогородок. Если бы не Короткевич, что было бы - вообще неизвестно. Замок, воспетый писателем, рассыпался и рассыпается по сей день. Говорят, готовится проект его реставрации. Но к работам еще не приступали. Поэтому оптимизм преждевременен. Сохранилась в бывшем местечке красивая застройка начала ХХ века - "дореволюционная" и времен Польши: в основном дома, принадлежавшие местным евреям, - с фасадами из красного кирпича в стиле эклектики.

Уцелели и некоторые постройки, возведенные в "польском" стиле - например, необарочное здание гмины (исполкома- 1920-1930-х годов. Но определяющим лицо Гольшан был и остается костел с монастырем. Основанные князьями Сапегами, здания эти еще недавно переживали не лучшие времена. В эпоху атеизма храм был закрыт, опустошен. Сотрудники Музея древнебелорусской культуры Академии наук БССР в свое время сумели спасти уже поврежденный вандалами фрагмент мраморного надгробия из усыпальницы Сапег (оно теперь хранится в Минске-. В 1990 году костел вернули верующим. А в 1989 году в здании монастыря (которое по тем временам еще не могли передать католической церквиоткрыли музейную экспозицию под светским названием (атеизма еще никто официально не отменял- "Архитектурый комплекс XVI-XVIII столетий". Тогда в республике было не так много музеев вообще, а посвященных временам "феодализма", а не революции и партизанам, - тем более. Поэтому открытие комплекса в Гольшанах было большим прорывом в отечественной культуре. Однако тогда сделали ошибку, очевидную только сегодня: монастырь начали обживать, не позаботившись заранее о его реставрации. Вероятно, понадеялись на методику Гая Юлия Цезаря: одной рукой будем развивать музей, а второй - чинить его стены. Начало 90-х годов прошло под знаком возрождения национальной культуры и: экономической стагнации. Увы, прав был Маркс, но без прочного базиса (экономики-, культуре (надстройке- развиваться очень сложно. Поэтому реставрационные работы не только в Гольшанах, но и почти по всей стране (не считая храмов- практически не велись. Да, почистили подвалы, что-то заштукатурили, но разве этого достаточно?

Мистика или сквозняки?

Вот так и пришел ноябрь 2008 года, когда неотреставрированное средневековое здание решили закрыть. До лучших времен. И не поспоришь: по словам Чеславы Окулевич, директора гольшанского музея, в помещениях, где расположена экспозиция, еще более-менее сносно, а большая часть бывшей обители ведь пустует. И там такие страшные трещины в стенах, что раньше в них проходила ладонь, а теперь и кулак можно просунуть...

Не кто иной, как Чеслава Францевна после Короткевича стала тем человеком, который продолжил "раскручивать" Гольшаны. Если Несвиж - это Радзивиллы, то Гольшаны - город призраков. Пусть будет так, решила Окулевич. Еще Короткевич придумал Черного Монаха, блуждающего по "черному замку". А директор гольшанского музея "вызвала" дух Белой Панны. Была легенда, а Окулевич сделала из нее бренд. Согласно легенде, Белая Панна - это девушка, замурованная строителями монастыря в те времена, когда закладывались его стены. Якобы с тех пор кости невинно убиенной "расшатывают" здание, отчего оно и расходится по швам. Но всех, кто приезжал сюда, интересовало другое: правда ли, что в кабинете Чеславы Францевны слышатся странные звуки, на самом ли деле тут свирепствует нечистая сила?

Директор подтверждает, что это так: "И сама я ни за какие деньги не переночую в своем кабинете. Хотя готова признать, что если и чуется что-то странное в старом здании, на самом деле все, возможно, более тривиально: в трещинах и необогреваемых залах гуляет ветер, и, может, он навевает всяческие мысли о потустороннем?"

Здесь как будто время остановилось: печное отопление, сводчатые потолки. Никакого намека на современность, ну не XXI век точно! А идти нужно в ногу со временем. Потому что есть план по приему посетителей, организации выставок.

Посетителей, к счастью, хватает. Особенно весной и осенью. В выходные приезжает до десяти, а то и более автобусов с туристами из Минска - людей почти столько же, сколько живет в агрогородке, а за год сюда наведывается 13 тысяч туристов.

"Не могу согласиться!"


Богатством экспозиции гольшанский музей, правда, похвастаться не может: кирпичи да черепки из раскопок в бывшем местечке и монастыре, работы здешних самодеятельных мастеров. "Из наших мест родом известный художник Фердинанд Рущиц, - с гордостью говорит Чеслава Окулевич. - Его внук, также Фердинанд, директор Национального музея в Варшаве, передал нам фотографии в паспарту, отснятые в экспедиции по местам, связанным с его семьей. Только у нас наиболее полно представлены работы Рущица в репродукциях, почти неотличимых от оригиналов. Последних в Беларуси почти не осталось".

Все это прекрасно, но чего греха таить - все посетители спешат скорее разыскать ту самую Белую Панну. Некоторые рискуют остаться ночевать в кабинете директора музея. Потом в газетах появляются откровения обывателей и знаменитостей, переживших свидание с призраком. Так слава Гольшан расходится по стране и миру.

Чеслава Окулевич согласна, что здание нужно закрыть и поскорее отреставрировать. Она знала, что это рано или поздно должно было случиться: "Об этом нас предупреждали еще десять лет назад. И сейчас уведомили предварительно. Владимир Иванович Прокопцов, директор Национального художественного музея, поблагодарил коллектив за работу, за несколько месяцев вперед нам выплатили зарплату. Мы с пониманием отнеслись к ситуации. Велись переговоры с руководством Гродно о передаче нашего музея на баланс области, но пока никто нас так и не принял: говорят, что "нет денег на детей", не то что на культуру. Но я не могу согласиться, что в Гольшанах ничего не будет!"

Пусть без Белой Панны, но музей в необычном селении должен существовать. Чеслава Францевна уже присматривается к зданию бывшей польской гмины, что недалеко от замка. Но кто профинансирует проект?

Гольшаны спасет только чудо?

Судьбу музея должны решать местные власти. По словам Надежды Усовой, заместителя директора Национального художественного музея по научной работе, теперь в культурной политике отказываются от политики "центризма". Главная художественная галерея страны уже передала на баланс Минска музей Заира Азгура, готовится передача на баланс Могилева музея Витольда Бялыницкого-Бирули. В ведении НХМ останется только Мирский замок, музеи в Раубичах под Минском и столичный Доммузей Ваньковичей.

В отделе идеологии Ошмянского райисполкома, куда я обратился за комментарием, пока "не владеют ситуацией". А вот в Министерстве культуры планируют, по словам замминистра Виктора Кураша, к 2010 году открыть по всей стране 24 музея, в 53 произвести ремонт. Неутомимой Чеславе Окулевич и Гольшанам остается только верить, что "чудо" коснется и их.

"Гольшаны были нашим самым далеким филиалом, - рассказывает Надежда Михайловна. - Коллеги во главе с Чеславой Францевной, несмотря на трудности, прекрасно справлялись со своей работой. Однако нам приходилось в Минске закупать для них дрова, чтобы люди не замерзли и экспонаты не пропали. Ненормально, когда такими вопросами должны заниматься в столице, а не власти на местах. Условия, конечно, в монастыре были экстремальные: мало того, что стены аварийные, из-за проблем с отоплением трудно было создать нормальную постоянную экспозицию: без поддержания стабильного температурно-влажностного режима бумага начинает коробиться, ткань портится. Из-за этого столь скромной была и экспозиция - фактически в Гольшанах существовал своего рода дальний выставочный зал Национального художественного музея. Если бы не Окулевич, ее энтузиазм и грамотный пиар - не было бы и этого".

А тем временем бывший монастырь все еще остается на балансе Национального художественного музея. Когда-то костел претендовал на это здание, но храму отдавать стены обители государство не соглашалось. Теперь столичный музей был бы только рад такому варианту решения проблемы. Если костел согласится взять эти стены на свой баланс, то здесь начнется новая жизнь, но уже не музейная. А музея в Гольшанах на данный момент уже нет.

Есть руины замка, "замурованная" в одиночестве Белая Панна, старинный костел и улочки с витающим над ними духом начала прошлого века: Нет в Гольшанах не только музея, нет и гостиницы, и инфраструктуры. По большому счету, Гольшаны как туристический центр до сих пор держались на энтузиазме местных музейных работников. Но время требует государственного подхода. Иначе, кроме руин, здесь вскоре может ничего не остаться.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах