13.12.2012

 - Газета

Судьба одного памятника

Для города Кобрина, который расположен на западе Брестской области, памятник первой победы русских войск в 1812 году стал своеобразной визитной карточкой. Не только в юбилейный год 200-летия войны, но и ранее на туристических брошюрах и буклетах наряду с гербом города и бюстом А.В. Суворова постоянно присутствовала фотография этого монументального памятника, который является одним из самых посещаемых в городе и районе объектов.

Юрий БОРИСЮК, фото Сергея ПЛЫТКЕВИЧА

Для города Кобрина, который расположен на западе Брестской области, памятник первой победы русских войск в 1812 году стал своеобразной визитной карточкой. Не только в юбилейный год 200-летия войны, но и ранее на туристических брошюрах и буклетах наряду с гербом города и бюстом А.В. Суворова постоянно присутствовала фотография этого монументального памятника, который является одним из самых посещаемых в городе и районе объектов.

Многие жители Кобрина считают его чем-то незыблемым, да и не всем посетителям рассказывают о сложной судьбе этого монумента, разделившего все перипетии той истории.

Бой под Кобрином, а точнее полный разгром 15 (27) июля 1812 года русскими войсками саксонской бригады на начальном этапе Отечественной войны 1812 года, считается первой крупной победой русских войск в Отечественной войне.

Кобрин

24 июня 1812 года Наполеон вторгся в Российскую империю широким фронтом от Бреста до Балтики на севере. Основные силы французов перешли Неман и действовали против размещенных там 1-й и 2-й русских армий. На юге французам противостояла 3-я обсервационная армия русских генерала от кавалерии Тормасова (от 25 до 45 тысяч человек).

17 июля Тормасов получил приказ от военного министра Барклая-де-Толли действовать на правый фланг французской армии. Приказ удачно совпал с перестановкой войск в стане противника. Наполеон отзывал с юга на главное направление 33-тысячный австрийский корпус Шварценберга, послав вместо него 7-й саксонский корпус Ренье (17 тысяч).

3-я армия атаковала в тот момент, когда австрийцы отвели свои войска, а саксонцы еще не заняли полностью оборонительную линию. Сначала по плану должен был быть взят Брест, потом Кобрин.

Тормасов стянул наличные силы к Ковелю, разделив армию на 5 частей.

Отряд генерал-лейтенанта Сакена прикрывал тыл, оставаясь в Луцке.

Генерал Щербатов 24 июля занял Брест, выбив из города два вражеских эскадрона из корпуса Ренье. Одновременно генерал Мелиссино 25 июля выбил отряд саксонцев из Пинска в 170 км от Бреста. Ренье с главными силами находился возле Янова (современный город Иваново), примерно посередине между Кобрином и Пинском, в состоянии некоторой растерянности, не в силах определить направление главного удара русских и их силы.

27 июля главные русские силы (прим. до 18 тысяч солдат, 130 орудий) подошли к Кобрину: Тормасов с юга, а отряды Ламберта и Щербатова с запада.

Кобрин был занят 5-тысячной саксонской бригадой под командованием генерал-майора Кленгеля из 22-й пехотной дивизии корпуса Ренье. Саксонцы ожидали русских со стороны Бреста и заняли позицию в 2 км от города силами кавалерии на дороге и стрелками вдоль дороги. С юга саксонцы засели в зданиях усадьбы на окраине, преграждая вход авангарду Тормасова.

Ранним утром Ламберт атаковал противника на западе силами иррегулярной конницы, стараясь выманить саксонцев в открытое поле. Тормасов приказал генералу Чаплицу с авангардом обойти Кобрин с востока, оставив немного конницы для блокирования засевших в зданиях на южной окраине солдат Кленгеля. Ламберту удалось сбить заслон саксонцев с дороги, но они закрепились в городских зданиях, преграждая путь в город с запада. Когда Чаплиц ворвался с 13-м егерским полком в Кобрин с востока, Ламберт послал два полка иррегулярной конницы на северную дорогу на Пружаны, чтобы отрезать саксонцам пути отхода. Таким образом, бригада Кленгеля оказалась в полном окружении. Саксонцы попытались сбить заслон русских с дороги на Пружаны, но были отброшены обратно в Кобрин.

Тем временем в 9 часов утра к Кобрину подтянулись главные силы русских. Тормасов послал в Кобрин еще 2 пехотных полка, остальные полки окружили городок плотным кольцом. В городке из деревянных построек саксонцам негде было закрепиться. Русская артиллерия легко расстреливала любую позицию, город горел. Из 630 городских строений после боя уцелело лишь 79. Князь Вяземский на следующий день записал в дневнике впечатления от боя:

«Все в пламени, жены, девушки в одних рубашках, дети, все бегут и ищут спасения; сражение в пожаре, быстрое движение войск, раскиданные неприятелем обозы, ревущий и бегущий скот по полю, пыль затмила солнце, ужас повсюду…»

К полудню сражение окончилось. Оставшиеся в живых саксонцы во главе с генералом Кленгелем были загнаны в полуразрушенный Кобринский замок и сдались в плен.

Современник и участник войны 1812 года военный историк А.И. Михайловский-Данилевский тогда же отметил важнейшие особенности этого события: «Тогда, после беспрерывных реляций об отступлении Барклая де Толли и князя Багратиона, в первый раз гром пушек с Петропавловской крепости обрадовал жителей Северной столицы. Судьба предоставила Тормасову завидную участь в горестное для России время: первому утешить своих соотечественников радостною вестию».

За первую победу, одержанную под Кобрином, император Александр I пожаловал генералу Тормасову орден Св. Георгия 2-й ст. и 50 тысяч рублей золотом. Командовавший авангардом граф Ламберт получил в награду золотую саблю, украшенную алмазами, с надписью «За храбрость» и производство в генерал-лейтенанты.

На месте братской могилы русских солдат, погибших во время Кобринского боя 15 июля 1812 года, в 1864–1868 годах в знак отмены крепостного права воздвигнут Александро-Невский собор. На соборе установлена мемориальная доска: «...в честь победы русских войск 1812 года».

В преддверии столетия памятного 1812 года у офицеров 150-го пехотного Таманского полка, расквартированного в Кобрине, возникла мысль о создании скромного памятника, посвященного победоносной битве. Идея таманцев нашла поддержку у всего личного состава 38-й пехотной дивизии, местных властей и населения Гродненской губернии, а также у потомков частей кобринских героев. Так появилась возможность возвести памятник, достойный первых победителей наполеоновской армии, торжественная закладка которого состоялась 15 июля 1912 г. и была приурочена к торжествам по случаю 100-летия Отечественной вой­ны 1812 г.

Сохранилось описание юбилейных торжеств, проходивших в Кобрине в 1912 году в честь годовщины первой победы русских войск над французами.

К этой дате город преобразился. Улицы, украшенные зеленью, цветами и флагами, выглядели нарядными. К назначенным торжествам в город прибыли делегации от воинских частей, присутствовали гродненский губернатор В.М. Борзенко с представителями губернского дворянства, архиепископ Гродненский и Брестский Михаил (Василий Федорович Ермаков) и делегация крестьянского населения губернии.

Утром 15 июля в соборе Александра Невского в присутствии гостей и местного населения архиепископом Михаилом при участии многочисленного духовенства была отслужена Божественная литургия. По завершении службы состоялся крестный ход на Бобруйскую улицу – к месту, определенному для возведения памятника. Здесь, недалеко от собора Александра Невского, при большом стечении народа архиепископ Михаил вновь провел богослужение, затем состоялась закладка памятника.

Завершились торжества на Бобруйской улице парадом войск местного гарнизона, в котором принимали участие и представители местного Суворовского батальона. Парад принимал генерал от артиллерии М.И. Стрижев.

По окончании парада почетные гости были приглашены на праздничный обед, состоявшийся в здании канцелярии предводителя дворянства Кобринского уезда. Волостным старшинам и всем нижним чинам, принимавшим участие в параде, были розданы книги с описанием подвигов героев Отечественной войны 1812 г., платки и пакеты со сладостями.

Вечером на городской площади состоялось народное гулянье, на котором присутствовали и представители местной администрации. На нем были организованы различные состязательные мероприятия: бег, лазание на мачты и пр. Всем присутствующим на гулянье бесплатно раздавались специально изданные для народного чтения брошюры о героях 1812 года, чай и прохладительные напитки. Во время гулянья, продолжавшегося до позднего вечера, играл военный духовой оркестр.

В день столетия Бородинского сражения, 26 августа, в Кобрине вновь было организовано народное гулянье, а вечером устроен фейерверк.

Но памятник славной победе русских войск под Кобрином был возведен только в следующем году. В январе 1913 г. была собрана достаточная сумма средств на устройство монумента, а в феврале составлен проект, который уже 13 марта был утвержден императором Николаем II. Его автором был гродненский инженер-строитель Д.В. Макаров. Лепкой и отливкой бронзового орла, изготовлением и установкой мраморных досок с перечнем полков, участвовавших в бою, и перечнем воинских частей, принимавших деятельное участие в устройстве памятника, занимался известный варшавский скульптор Сигизмунд Отто. Кстати, в Беларуси, было всего несколько работ этого скульптора – для костела Свв. Симеона и Елены в Минске он сделал фигуры 12 апостолов, а для усыпальницы Умястовских в Субботниках Ивьевского района – две скульптуры (наука и вера).

15 июля 1913 г. состоялось торжественное открытие прекрасного монумента в виде гранитной скалы с бронзовой фигурой двуглавого орла, разрывающего лавровый венок с вензелем Наполеона. Перед памятником, окруженным цепью, было установлено четыре мортиры периода 1812 г.

На торжественном открытии присутствовали представители войск Варшавского военного округа, местные власти, духовенство и жители Гродненской губернии.

Но этот памятник в своем изначальном виде стоял всего около двух лет. Во время немецкой оккупации, в Первую мировую войну орел и две боковые бронзовые плиты были демонтированы и вывезены. Как мы видим на немецкой почтовой открытке, датированной 31.05.1916, орел еще на месте.

В польское время вместо орла был установлен бюст Т. Костюшко работы местного скульптора Б. Видацкой, который только в 1951 году был заменен одноглавым орлом (скульп­тор М. Керзин), держащим в клюве и лапах венок. Некое подобие в осанке и форме крыльев «изначального» и «послевоенного» орла позволяет предположить, что М. Керзин мог пользоваться эскизами либо другими материалами времени создания первой скульптуры.

На Кобринщине были установлены и другие памятники в честь событий 1812 года.

В 1962 году в дер. Стригово Тевельского сельсовета был открыт обелиск в честь победы в бою 13 августа 1812 года, в котором вблизи этой древни 38-й егерский полк русской армии отбил массированное наступление наполеоновской кавалерии. Обелиск является копией аналогичного памятника у дер. Поддубно Пружанского района.

В 1986 году в дер. Лесково Буховичского сельсовета на месте предполагаемой могилы российских солдат, погибших 13 июля 1812 года, насыпан курган высотой 1,5 м, на котором установлена стела с изображением памятника победы 1812 г., расположенного в Кобрине.

Но все названные памятники в величественности и лаконизме уступают монументу в Кобрине. И это несмотря на то, что за 62 года бронзовому орлу М. Керзина даже удалось побывать и белого и черного цвета.

В настоящее время памятник в честь первой победы в 1812 году является историко-культурной ценностью Республики Беларусь.

Недавно кобринские краеведы предположили, что двуглавого орла в Первую мировую не должны были просто отправить на переплавку, а могли использовать в качестве памятника на территории Австро-Венгерской империи, а может, он просто пылится где-то в музейных запасниках. Ведь на заключительном этапе войны 1812 года Австро-Венгерская империя также сражалась с наполеоновской Францией, кроме того, она, как и Российская империя, имела герб в виде двуглавого орла. Эти гербы были похожи, как близнецы, и отличались только изображением на груди (в России это герб Москвы – Георгий Победоносец, а в Австро-Венгрии – щиток с гербами австрийских земель). На Кобринском памятнике грудь орла была закрыта венком.

Были направлены запросы в Австрийский и Германский государственные архивы, а также в ряд других правительственных и общественных организаций этих стран. Несмотря на полученные пока только отрицательные ответы, работа продолжается, определены направления поиска как в собственных фондах, так и в других учреждениях. Следующим этапом этих поисков стало обращение к пользователям социальных сетей Германии и Австрии с просьбой оказать помощь в поиске скульптуры.

Поиски бронзового двуглавого орла продолжаются, как и споры о необходимости его возвращения как в Кобрин, так и на свой постамент. Важно, что внимание к этому историческому монументу привлечено, художники города решили сделать копию скульптуры, а в Кобринском военно-историческом музее им А.В. Суворова рассматривается возможность представления в экспозиции изначального вида памятника. Возможно, со временем простой белорусский турист где-то в западной стране обнаружит бронзового двуглавого орла, разрывающего лавровый венок с литерой «N», и вспомнит, что эта скульптура должна быть в Беларуси, в Кобрине…


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах