23.10.2008

 - Газета

Минск - город-герой Первой мировой

Начать наше путешествие по городу, посвященное памяти героев Первой мировой, предлагаем с Военного кладбища. В его центре высится хорошо знакомый минчанам храм Св. Александра Невского - в сущности, единственная православная церковь города, практически не изменившая свой облик со дня постройки.

Вячеслав БОНДАРЕНКО

Военное кладбище. Храм Св. Александра Невского

42-7 Начать наше путешествие по городу, посвященное памяти героев Первой мировой, предлагаем с Военного кладбища. В его центре высится хорошо знакомый минчанам храм Св. Александра Невского - в сущности, единственная православная церковь города, практически не изменившая свой облик со дня постройки. Храм был заложен в честь победы России над Турцией в войне 1877-1878 гг. и торжественно освящен 2 февраля 1898 года Симеоном, епископом Минским и Туровским. 20 июля 1914 года, в день объявления высочайшего манифеста о начале боевых действий против Германии, все пространство перед храмом было запружено людьми в военной форме. Солдаты и офицеры 119-го пехотного Коломенского полка пришли в свой полковой храм молиться о победе над врагом. До завершения войны из тех, кто произносил молитву в тот летний день, не дожил почти никто: "Родной" Минску 119-й пехотный Коломенский полк (стоял в городе с 1864 года, в его честь даже называлась улица - ныне Свердлова) понес жесточайшие потери в сражениях Великой войны, от полка осталось не более двухсот человек. Завершил полк войну на далеком Румынском фронте, в марте 1918-го. И, кстати, он чуть было не "лег в основу" независимой Белорусской армии - 30-ю дивизию в 1918-м предполагалось "белоруссизировать": Но, к сожалению, мало кто в современном Минске помнит о том, какие воинские части квартировали в столице сто лет назад.

А ведь кроме 119-го полка, стоял в Минске и его "сосед" по бригаде 30-й пехотной дивизии - 120-й пехотный Серпуховской полк. У него в Минске тоже была "своя" улица, ныне Володарского. А полковой храм серпуховцев, деревянная церковь Преображения Господня, освященная в 1907 году, высилась примерно на том месте, где сейчас стоит памятник Якубу Коласу (кстати, сам Якуб Колас тоже повоевал в Первую мировую, закончил ее подпоручиком 282-го пехотного Александрийского полка).

На Военном кладбище сохранились могилы офицеров, служивших в Коломенском полку накануне Первой мировой. А вот и скромный, неприметный памятник безвестному герою войны. Это могила 22-летнего прапорщика 13го стрелкового полка Владимира Борисовича Коровацкого, погибшего, как следует из эпитафии, 22 января 1915 года в Карпатах, под деревней Лопушанка. На могиле надпись - "Память дорогому и незабвенному сыну и брату".

Площадь Свободы. Дом губернатора

До неузнаваемости перестроенный в 1968 году дом минского губернатора "включился в войну" уже 6 августа 1914 года. Тогда здесь был освящен лазарет Минской общины Красного Креста, попечительницей которого была жена губернатора, Л.А.Гирс.

Под лазарет отвели почти все здание. На первом этаже жили врачи и располагалась канцелярия, на втором этаже, в девяти комнатах, разместились палаты на 50 человек. Тут же находились операционная, две столовые, две ванные комнаты и кладовые. На третьем этаже размещались сестры милосердия. Все оборудование и снабжение было закуплено на частные средства. Лазарет, таким образом, был вполне автономным учреждением, не зависящим от государства.

Именно этот лазарет посетил во время своего краткого визита в Минск Верховный главнокомандующий - он же император Николай II. В среду, 22 октября 1914-го, он записал в своем дневнике: "Проснулся нехолодным дождливым утром. В 10 час. Приехал в Минск. На станции был прием начальства и несколько депутаций. Ехал по городу в своем моторе с Сухомлиновым. После собора осмотрел лазарет для раненых в доме губернатора и военный полевой госпиталь на краю города".

Вообще с началом войны Минск превратился в своего рода столицу прифронтовых госпиталей - не считая стационарных, здесь были развернуты четыре сводных минских госпиталя, госпиталь Курского губернского земства, лазарет Красного Креста Смоленской и Царицынской общин сестер милосердия и даже Приамурский отдельный госпиталь. Открывались и частные госпитали, например, минская семья Терещенко содержала свой собственный лазарет для офицеров. А еще один минский госпиталь стоит того, чтобы остановиться на нем подробнее. Тем более что и здание, где он находился, - историческое во всех смыслах.

Улица Богдановича. Минская духовная семинария

Ныне в этом перестроенном здании находится Минское Суворовское училище. А 17 сентября 1914 года в нем разместился походный санитарный лазарет духовно-учебных заведений Российской империи во имя Преподобного Серафима Саровского. Средства на него собирали учащиеся всех духовных семинарий и академий России. Шесть палат на 50 кроватей, операционная, перевязочная, аптека, кладовая, две столовые, ванная: Начальником лазарета стал отец Николай, в то время единственный в России врач-монах. А воспитанники Минской духовной семинарии организовали дружины для переноски прибывающих в Минск раненых с вокзалов в лазарет.

В августе - декабре 1915 года в связи с прорывом германских войск Серафимовский лазарет находился в эвакуации, затем снова вернулся в Минск. Известно, что 1 марта 1916-го на излечении в нем находились 5 офицеров и 145 нижних чинов.

Впрочем, напрасно искать на нынешнем здании Суворовского училища мемориальную доску, посвященную госпиталю. А ведь служившие в нем врачи спасли тысячи жизней! Назовем их фамилии: отец Николай, младший врач С.Черниховский, гвардии капитан С.В.Васильев, студенты Петроградской духовной академии С.В.Егоров, В.А.Панасюк, Ф.Морозов, студент Петроградского университета Замфаров, лицеист В.Зеньковский.

Улица Киселева. Здание Всероссийского земского союза

Неотъемлемой частью прифронтовой жизни (а Минск был именно прифронтовым городом) были так называемые "земгусары" - чиновники Всероссийского земского союза и Союза земств и городов. Эти наполовину правительственные, наполовину общественные организации занимались поставками в армию оружия, продовольствия, обмундирования и других необходимых на войне вещей. Дело, конечно, благородное, вот только очень быстро ВЗС и его бесчисленные дочерние филиалы стали местом, где вполне подлежавшие призыву люди "косили" от фронта. К 1917 году в структурах ВЗС числилось 150 тысяч молодых здоровых мужчин - десять дивизий, полноценная армия!

Тем не менее чиновники ВЗС стремились выглядеть не менее, а зачастую и более "военно", чем настоящие окопники. За этот шик и прозвали их "земгусарами".

А между тем ВЗС сделал во время Великой войны огромное количество полезных дел. Например, заботился о наводнивших территорию Беларуси беженцах из Польши. Куда было деваться этим оборванным, голодным, все потерявшим людям? В Минске для них действовали десять специальных общежитий, столовые, бесплатная клиника и даже юридическая консультация.

А еще в мастерских Минского губернского комитета ВЗС изготовлялись марлевые повязки (они так и назывались - повязки минского образца), которые спасли не одну сотню жизней в отравленных газами окопах. Так что стоит помянуть добрым словом и тех, кто был в годы Великой войны "земгусаром":

В Минске Всероссийский земский союз занимал здание Дома трудолюбия, которое затем было передано хлебозаводу No 2.

Аэродром "Серебрянка"


Жители Серебрянки, видимо, даже не догадываются о том, что еще каких-то девяносто лет назад территория их микрорайона была отдана под первый в Минске: военный аэродром. В марте - ноябре 1917 года там базировалась 3-я боевая авиагруппа, которой командовал штабс-капитан Пруссис. Истребители этого отряда попортили немало крови германцам во время летних боев 1917 года.

Кстати, среди военных авиаторов, защищавших наше небо в Первую мировую, насчитывалось 27 белорусов. Среди них - Георгиевские кавалеры подполковник Сергей Аркадьевич Бойно-Родзевич и капитан Иван Иванович Александрович. А лейтенант морской авиации, коренной минчанин Сергей Андреевич Лишин (1889-1920) стал первым Георгиевским кавалером - морским летчиком. Своего "Георгия" он получил за беспримерный по дерзости воздушный бой над Балтийским морем. Тогда на гидроплан Лишина насело два немецких самолета, один из которых он сбил метким выстрелом: из пистолета, а второй, потрясенный таким оборотом дела, попросту убрался восвояси:

Улица Маркса. Штаб Западного фронта

К 1915 году Минск был запружен не только тыловыми частями и госпиталями, но и штабами всех уровней. Тыловыми вопросами ведал штаб Минского военного округа, во главе которого стоял генерал от инфантерии барон Е.А.Рауш фон Траубенберг. Штаб МинВО размещался на Скобелевской, 5, в доме Чапского - там, где до войны был штаб 30-й дивизии (сейчас на этом месте старое здание Национальной библиотеки, дай бог ему долгой жизни:). А делами фронтовыми распоряжался штаб Западного фронта. Под него был выделен дом, который в мирное время занимало управление 4-го армейского корпуса (улица Подгорная, 36, дом Свентицкого, ныне Маркса, 34).

Командование Западным фронтом на протяжении большего периода войны было стабильным. Генерал от инфантерии А.Е.Эверт на этом посту Ставку вполне устраивал. Эверт, кстати, был одним из немногих генералов Русской императорской армии, которым удалось избежать репрессий при советской власти: престарелый генерал мирно жил в провинциальной Верее, занимаясь там пчеловодством:

А вот верхушка Западного фронта периода мая - августа 1917 года впоследствии вписала свои имена в историю гражданской войны в России. В это время в коридорах штаба можно было видеть главнокомандующего фронтом генерал-лейтенанта А.И.Деникина и начальника штаба фронта генерал-майора С.Л.Маркова - будущих героев Белого движения. Кстати, после Маркова, в августе - октябре 1917-го, начальником штаба фронта был генерал-лейтенант Н.Н.Духонин, которому выпала печальная честь стать впоследствии последним Верховным главнокомандующим русской армии.

Улица Червякова - улица Сторожевская. Братское кладбище


Завершить нашу прогулку по памятным местам Великой войны в Минске можно на территории Братского кладбища, основанного в нашем городе 29 ноября 1914 года. Оно было создано по инициативе генерал-лейтенанта Смородского, управляющего делами Александровского комитета о раненых. На кладбище было захоронено около 5 тысяч солдат и офицеров, умерших от ран в минских госпиталях. Причем хоронили их отнюдь не в общих могилах, как можно подумать, а в отдельных гробах (название "братское" подразумевало, что на погосте погребены братья по вере). В 1915-м на кладбище построили деревянную церковь.

Фамилии более 3 тысяч похороненных на Минском братском военном кладбище известны. Это, к примеру, прапорщик 301-го пехотного Бобруйского полка князь Иван Васильевич Челокаев, казаки Михаил Раздоров, Иван Турбин и Николай Лобанов, рядовой 20-го пехотного Галицкого полка Федор Ахтенко, рядовой 20-го Туркестанского стрелкового полк Андрей Кузуленко, рядовой 207-го пехотного Новобаязетского полка Иван Елкин, рядовой 168-го пехотного Миргородского полка Харлампий Шабаниц, ополченцы Петр Мишин, Петр Головкин, Устин Пшеничный: Десятки, сотни имен хранят списки, находящиеся в военно-историческом архиве России. У всех этих людей и сейчас, наверное, есть родственники, потомки:

Судьба Минского братского кладбища оказалась трагичной. Уже в 1930-е годы оно было совершенно заброшенным, а в 1941-м территория кладбища превратилась в концлагерь. К могилам героев Великой войны добавились могилы героев Великой Отечественной. Ну, а в 1950-х на территории погоста попросту разместили: Птичий рынок. Многие минчане еще помнят его, так как птичками и зверьем на бывшем кладбище торговали еще в начале 1990-х:

Начиная с 1996 года минская общественность не раз поднимала вопрос о необходимости создания на Братском кладбище мемориального знака или храма. Пять лет спустя на его территории запретили строительство зданий, прокладку коммуникаций и высадку деревьев. А еще два года спустя: правильно, строительство началось! И экскаватор выгребал из земли чьи-то останки: Подобная история повторилась в мае и октябре 2008 года! И это при том, что идея воссоздания Братского кладбища была одобрена и поддержана буквально всеми городскими структурами! Да что там - разговоры шли даже на международном уровне. Но, как известно, уровнем разговоров в наше время часто все и ограничивается. Так что когда на Братском кладбище появится храм-памятник и доски с именами героев далеких войн - неизвестно.

А ведь, если вдуматься, Братское кладбище (как и все прочие вышеперечисленные объекты) могло бы стать одним из пунктов туристического паломничества. Пунктом отдельного маршрута под названием "Минск - город-герой Первой мировой войны"...


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах