10.06.2010

 - Газета

Translations. Вспоминая Вавилон

Трудности перевода – бесконечная тема, русско-белорусский аналог которой режиссер Николай Пинигин нашел в пьесе с англо-ирландским сюжетом. Плохо переводятся языки, люди, страны, «наши» и «не наши», плохо переводятся просто другие жизни, в которых все по-своему.

Трудности перевода – бесконечная тема, русско-белорусский аналог которой режиссер Николай Пинигин нашел в пьесе с англо-ирландским сюжетом.

Плохо переводятся языки, люди, страны, «наши» и «не наши», плохо переводятся просто другие жизни, в которых все по-своему.

Мягко, по-родственному и по-дружески приходят англичане в ирландские местечки, но оказывается, это – военная операция. Нужно уточнить информацию – измерить, нанести названия на карту, но «обозначить» означает дать новые имена, понятные и благозвучные для английского уха. И ситуация с налогами тоже изменится в зависимости от вновь учтенных размеров земельных участков.

А язык – лишь шифр, форма записи вашего личного внутреннего мира, или ментальности народа, или жизни целой страны. Если мир этот неповторим, актуален и язык. А если повторяем, можно и по-английски сказать. (Чтобы быть до конца честным, отметим, что и внутри одного языка могут быть наречия разные. Так отличаются друг от друга язык Быкова и язык Макаенка.)

В сюжете «Translations» есть и романтическая история. Так же, как история взаимодействия языков, она остается без четкого окончания, но финал прочитывается все же грустный, даже трагичный. Трудности перевода и здесь налицо, но чувственность все же находит импульсивный выход. А что будет дальше – неясно, финал остается открытым.

Относительно завершения всей истории в целом мы с коллегой даже поспорили: увязнет ли сильная английская линия в слабой ирландской? Смогут ли слабые сковать действия противника своей наивностью, и одновременно мудростью, милосердным простодушием и уверенными глубинными знаниями своего мира, своей жизни. Или победа сильного будет однозначной и неизбежной.

Общий вывод, похоже, состоит в том, что если нет понимания между людьми – это война. Грозные бойцы в латах – олицетворение военной мощи всех времен и народов (читай: глобализация) практически полностью разрушают локальный мир маленькой страны.

Текст пьесы легко проговаривается и полон милыми современному слушателю сентенциями. Например, о том, что некоторым людям для счастья нужно несчастье – в том смысле, что для счастья им нужны неприятности и, соответственно, возможность пожаловаться, побыть обиженными.

К спорным моментам спектакля я бы отнесла излишнюю, на мой взгляд, традиционность постановки. Не факт, что зрителям, даже нашим патриархальным, обязательно нужно все разжевывать. Аллегории и метафоричность порой бывают более эффективными. А сплошная буквальность прочитывается мгновенно, и зритель теряет интерес к происходящему. Это касается и актерской игры: штампы старой школы сильны, и хотелось бы, чтобы исполнители отрывались от них как можно чаще. Александр Козелло, Светлана Зеленковская, Анна Хитрик, Светлана Аникей – актерский состав спектакля замечателен, и есть все основания надеяться, что они не станут нарабатывать собственные шаблоны. Отчасти ситуацию спасает юмор: смешные русско-белорусские акценты, склонность к пьянству самых интеллектуальных персонажей, их «живые» диалоги с античными героями.

Так и продолжается разрушение Вавилона – в разных контекстах. А притча остается востребованной, понятной и угрожающе повторяемой в реальном времени.

Подготовила Любовь ГАВРИЛЮК


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах