11.04.2013

 - Газета

Теряем имидж! или Как оживить въездной туризм в одном, отдельно взятом Пинске?

Ничего, что весна несколько запаздывает. Скоро на Полесье все изменится. Будет синее небо, яркое солнышко и необозримый разлив Припяти, Горыни, Ясельды, Стыра и других рек, который воскресит иллюзию Геродотова моря с плывущими среди его волн островными деревеньками наподобие Кудричей. Как известно, у Природы – отличный вкус, а посему удивительный шарм Полесья – важная составляющая туристического имиджа – будет обеспечен к началу активного туристического сезона с должным размахом. Тот редкий турист, который вопреки моде на заграницу отправится в наши края, будет вознагражден созерцанием вековых дубрав, бредущих по колено в воде, фантастических болот Полесской Амазонии и зеленых лесов, устланных бело-лиловым ковром первоцветов…

Татьяна ХВАГИНА, заместитель председателя Белорусского общественного объединения экскурсоводов и гидов-переводчиков, фото Сергея ПЛЫТКЕВИЧА

Ничего, что весна несколько запаздывает. Скоро на Полесье все изменится. Будет синее небо, яркое солнышко и необозримый разлив Припяти, Горыни, Ясельды, Стыра и других рек, который воскресит иллюзию Геродотова моря с плывущими среди его волн островными деревеньками наподобие Кудричей. Как известно, у Природы – отличный вкус, а посему удивительный шарм Полесья – важная составляющая туристического имиджа – будет обеспечен к началу активного туристического сезона с должным размахом. Тот редкий турист, который вопреки моде на заграницу отправится в наши края, будет вознагражден созерцанием вековых дубрав, бредущих по колено в воде, фантастических болот Полесской Амазонии и зеленых лесов, устланных бело-лиловым ковром первоцветов…

Но достаточно ли одной природной красоты, чтобы оживить въездной туризм в удаленном от центра Полесье? А как насчет привлекательного туристического имиджа Пинска и других достопримечательных мест Полесского края?

Пинск_пристань

Туристический имидж – это вам не пара-тройка коронных памятников, на показе которых держится вся местная экскурсионная программа. Это чрезвычайно сложная категория, состоящая из множества элементов и образов. К сожалению, привлекательный имидж так легко разрушить и так трудно воссоздать.

Что касается Пинска, то «адметнасць» города начинается с самого местоположения у слияния двух рек – Пины и Припяти. Такое явление, когда две реки соединяются и через сотню метров расходятся вновь, – большая редкость. Из года в год горожане и гости Пинска любуются этим необычным речным перекрестком с борта прогулочного теплохода.

Белый теплоход неотделим от облика Пинска, как неотделимы от него реки Пина, Струмень и Припять, золотые пляжи, каштановые и липовые аллеи на набережной и плавучий речной вокзал. Облик небесно-голубой деревянной пристани словно списан со старинных вокзалов купеческих городов Поволжья. Так и кажется, что вот-вот сюда причалит, дымя трубами, колесный пароход, и на берег сойдут, укрываясь от солнца кружевными зонтиками, дамы в длинных платьях, кавалеры во фраках, коммивояжеры с дорожными ридикюлями и прочая публика. А дальше – рассказ экскурсовода и старые фотографии оживят знаменитый пинский «торг на воде» с десятками уткнувшихся в берег лодок, прямо с которых торгуют душистым сеном, домашней живностью, свежей рыбой и прочим товаром, что свозился сюда по воде изо всех уголков Полесья.

К сожалению, знаменитый «торг на воде», что был особой гордостью и приметой Пинска, исчез ровно 60 лет назад, когда «местные геростраты» взорвали громадный костел Святого Станислава, поднимавшийся над старым Рынком, и разобрали торговые ряды у его подножия. Теперь эту утрату в историческом облике города нельзя восполнить ни за какие деньги. Спасибо, что не тронули коллегиум XVII в., которому с грустью пришлось принять соседство невзрачных «хрущевок».

И вот две новости: плохая и очень плохая. Во-первых, наш любимый белый теплоход больше не будет совершать обычных пассажирских рейсов вниз по Припяти до ближайших прибрежных деревень – Теребень и Кривичи, что признано экономически нецелесообразным. Эти рейсы: утренний – на рассвете – и вечерний – в предзакатную пору – были важны не только дачникам и сельчанам, которым предложили автобусную альтернативу. Горожане за умеренную плату имели возможность отдохнуть на борту теплохода, нередко всей семьей, да еще и с гостями из других городов и стран. А туристы, особенно участники ностальгических туров, высоко ценили пассажирские рейсы по Припяти за возможность плыть несколько часов среди низких, покрытых зарослями камыша, тростника и рогоза берегов, любуясь полесскими пейзажами в компании колоритных полешуков.

И вот традиционный на Полесье водный транспорт лишили дотаций, переведя его в категорию элитного, и как следствие, пассажирские рейсы на нем отменили. Конечно, большая группа туристов (человек 50 – 60) может позволить себе, уплатив несколько миллионов, арендовать теплоход на пару часов. Но небольшие группы туристов, что заглядывают в Пинск на микроавтобусах, и туристы-одиночки теперь будут лишены прелести водных путешествий по Полесью.

Профессионалы турбизнеса хорошо понимают, что нереально свести на один заказной загородный рейс разрозненные группы, которые приезжают в Пинск в разное время и каждая по своей программе. Не знаю, кому в голову пришла идея, что теплоход «Пинск» будет более полезен, стоя у набережной в ожидании редких прогулок, для осуществления которых всякий раз нужно собрать определенное – и немалое – количество пассажиров. Не исключено, что прогулки тоже отменят. Туризм на данном этапе не способен прокормить теплоход – туристов в Пинске становится все меньше и меньше. Крупного туроператора в регионе нет, только перевозчики и турагентства, которых заботит не въездной туризм, а спрос на Турцию, Египет и Эмираты. Реклама водного туризма в наших краях – «нулевая», а за эффективность использования полесских водных ресурсов почему-то держит ответ лишь команда теплохода, от которой, несмотря на профессионализм и радушие, мало что зависит.

Но это еще не все. Нет уверенности, что нынешним летом на свое обычное место вернется наш любимый старый речной вокзал. Нет пассажирских рейсов – нет и вокзала. И краску не надо тратить на его весеннее обновление, и обслуживающий персонал можно сократить, и пусть себе гниет красавец-вокзал в каком-нибудь затоне! Самое худшее развитие событий, если вокзал вообще разберут или увезут его из Пинска по Припяти куда-нибудь на продажу, а желающие приобрести такой раритет найдутся и в Украине, и в России, не сомневайтесь! Хотя спасти эту жемчужинку, неотъемлемую от туристического облика Пинска и Полесья, можно, сделав ее, к примеру, плавучим рестораном. Непростительно загубить такой объект туристского интереса! Точно так же как нельзя водным туризмом заниматься «понарошку», без всесторонней оценки имеющегося ресурса и четкой программы по его эффективному использованию.

Надеюсь, этот призыв или, если хотите, крик души, будет услышан и родным Министерством спорта и туризма, и нашими смежниками из Министерства транспорта и коммуникаций, и РТУП «Белорусское речное пароходство». Почему бы в самое ближайшее время не собраться в том же Пинске, уважая столетнюю традицию водного туризма на Пинщине, и не поговорить по существу вопроса?! Почему бы не прояснить, кому и зачем нужно, чтобы там, где сливаются Пина и Припять, водный туризм навсегда остался в прошлом, а образ Пинска все меньше напоминал южный курортный город с белым теплоходом, скользящим по волнам?!

Это – главное, но еще не все. Согласитесь, что для пользы дела хорошо бы перед каждым активным туристическим сезоном проводить своеобразную ревизию: что обрели и что потеряли наши туристические дестинации, т. е. территории, способные привлекать и удовлетворять потребности туристов. Нередко на местах думают, что нужно сохранять только то, что имеет охранный статус и включено в государственный реестр. Сохраняют с большим рвением: старые стены покроют новеньким сайдингом, крышу – металлочерепицей, в окна вставят современные стеклопакеты и, возможно, для пущей сохранности, обнесут памятник бетонным забором из декоративных блоков немыслимой расцветки, а также приколотят на видном месте охранный знак Министерства культуры. Куда ни глянь, обнаружишь не только десятки, но и сотни примеров подобной «заботы» об исторических зданиях. Иностранные туристы обычно очень удивляются тому, что в нашей стране на памятниках архитектуры допустима замена исторически достоверных материалов на современные: пластик, бетон и т. п.

Тревожные сведения изо дня в день поступают о пинском костеле Успения Пресвятой Девы Марии – самой яркой жемчужине в архитектурном ансамбле Старого города и настоящей визитной карточке Пинска. В облике малой базилики соединились средневековая мощь и причудливые формы барокко, а интерьер поражает своей изысканностью и великолепием. Одно из главных достоинств костела – изящная деревянная резьба работы виленского мастера Яна Шмитта, покрытая позолотой. Особый эффект возникает благодаря цветным стеклам, установленным в свое время стараниями кардинала Казимира Свёнтка. Солнечные лучи, пройдя сквозь них, выхватывают из костельного полумрака и расцвечивают багрянцем и сочной зеленью фигурки святых и ангелов, пышные резные листья и цветы, раковины и мудреные завитки, рожденные талантом и фантазией творивших здесь мастеров. Солнце движется по небосводу, а его лучи, меняя чудесным образом свой цвет, ведут посетителей по костелу от одного шедевра к другому, пока в определенный момент не сойдутся в главном алтаре, чтобы просиять на серебряном хитоне Божьей Матери. Впечатление – неизгладимое, как от прикосновения к великому таинству!

Пинск

И вот у кого-то родилась идея заменить окна на новые, без цветных стеклышек и металлических переплетов. Да ну ее, эту игру цвета и воображения! Главное, что при новых окнах в костеле станет теплее. Как эта замена скажется на стенах, покрытых росписями, и деревянной резьбе, которой около трехсот лет, никто не знает. Эскизы новых окон уже согласованы в Министерстве культуры, а заказ на их изготовление размещен в столичных мастерских. Нет только официального разрешения, но, как говорится, процесс пошел… Пинский горисполком и Министерство культуры надеются, что самовольной замены окон не будет (разрешения не давали!), но в это все меньше верится, если учесть, что заказ на новые окна уже выполняется. Останется только выбить старые, да так быстро, чтобы ни охрана памятников, ни прокуратура вместе с милицией не успели схватить за руку, а дальше – будь что будет!

Если с материальным наследием, имеющим охранный статус первой категории, так непросто, что уже говорить о тех составляющих туристического имиджа, ценность которых не пропишешь в реестре памятников культурного наследия. Еще недавно была в Пинске такая достопримечательность – многоярусное, высотой чуть ли не в человеческий рост, гнездо аиста, которое возвышалось над старой придорожной каплицей. Здесь, по преданию, покидая Пинск, молился святой Андрей Боболя. Все удивлялись, что ураганы, проносясь над Полесьем, были не властны над этим гнездом, которому покровительствовал святой заступник. Польские туристы, приезжая на Полесье, всякий раз интересовались, увидят ли они это чудо. Капличка с гнездом как-то сама собой стала одним из «гвоздей программы» туристического Пинска. Но прошлой весной пришли люди в спецодежде, приставили лестницу, «произвели демонтаж гнезда» и вывезли его на мусорную свалку…

Подозреваю, что они были из той же конторы, которая несколько лет назад провела «благоустройство» еще одного объекта – остатков старого моста, построенного еще «за польским часом». Старый мост с красивыми железными арками взрывали неоднократно: в начале и в конце войны, а на рубеже 1960–1970-х годов заменили новым. Но остались быки-опоры, которые напоминали замшелые скалы, стоящие посреди реки, там, где воды Пины отражают могучий облик коллегиума иезуитов. Показывая на них, экскурсоводы рассказывали гостям легенду о короле вьюнов, повествовали о Пинской флотилии и т.д. И вдруг, непонятно зачем, мох содрали, выкрасили все грязно-серой краской, и вся романтика, вся история тотчас же испарились, осталось лишь утилитарное назначение, которое к имиджу города над Пиной ничего позитивного не добавляет.

Точно так же как-то раз исчезли со стен старого дома на улице Ленина довоенные надписи «склад мануфактуры», «магазин дамских сумочек», что лет этак 80 – 90 назад заменяли собой вывески. Каждый турист считал своим долгом запечатлеть эту колоритную деталь. Однако хозяин здания (откуда только взялись у нас эти частные владельцы многоэтажных старинных зданий?!) распорядился закрыть фасад утеплителем и заштукатурить, после чего на доме появился охранный знак, а «цікавостка», как говорили туристы, исчезла. Если к этому добавить все новенькие «евроокна», «евродвери», странные козыречки и крылечки и разные «антиархитектурные» выверты в пределах исторических кварталов, то наберется внушительный список неприкрытых издевательств над стариной, которая в данном случае – главный козырь Пинска в состязании за популярность с другими туристическими центрами.

Но как и кому доказывать, что историческая среда должна быть представлена «целым куском», а не крошечными осколочками?! Что старые домики, гнезда аистов, голубенький речной вокзал и белый теплоход на волнах Пины – это и есть тот бесценный потенциал, без которого Пинск не сможет сохранить себя как «Город с большой буквы» и свое право рассчитывать на внимание туристов?!


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах