18.04.2013

 - Газета

Анатолий Варавва: «Звание мастодонта экскурсионного дела тоже нужно заслужить»!

Сегодня имя Анатолия Вараввы известно всем, кто имеет хоть какое-то отношение к экскурсионной деятельности. Более того, его с благодарностью вспоминают тысячи экскурсантов, причем не только гости Беларуси, но и ее жители, заново открывшие с его помощью очарование и уникальность знакомых мест. Благодаря его интеллектуальным усилиям многие люди совершенно изменили свое мнение о нашей стране. На днях Анатолию Варавве, который является постоянным экскурсоводом туристической компании «Виаполь», исполняется 65 лет. В связи с этой знаменательной датой мы задали ему несколько вопросов.

Сегодня имя Анатолия Вараввы известно всем, кто имеет хоть какое-то отношение к экскурсионной деятельности. Более того, его с благодарностью вспоминают тысячи экскурсантов, причем не только гости Беларуси, но и ее жители, заново открывшие с его помощью очарование и уникальность знакомых мест. Благодаря его интеллектуальным усилиям многие люди совершенно изменили свое мнение о нашей стране. На днях Анатолию Варавве, который является постоянным экскурсоводом туристической компании «Виаполь», исполняется 65 лет. В связи с этой знаменательной датой мы задали ему несколько вопросов.

Анатолий-Варрава – Анатолий Георгиевич, экскурсоводов с таким солидным стажем, как у вас, зачастую называют мастодонтами. Это приятно или, на­оборот, обидно?

– Думаю, что каждый человек, если он, конечно, не кокетничает, время от времени оглядывается на пройденное. И если дело, которым ты занимаешься 40 лет, тебе до сих пор интересно, ты ему не изменил, и тебе до сих пор хочется открывать для себя что-то новое, значит, ты выбрал правильный путь. Сменились режимы, властители, реалии жизни, а ты все находишься в прежнем качестве, и это свидетельствует о вечности в профессии. И это не может не радовать. Тем более что опыт дает тебе возможность учить других, иметь последователей, на которых ты уже смотришь как на наследников в cвоем ремесле. Но с другой стороны, чем больше нанизывается пятилеток и десятилеток, как писал Радищев: «Вышел, оглянулся окрест, и душа моя уязвлена стала»… А насчет мастодонтов – ну, это высокое звание нужно еще заслужить! (Смеется)

– Молодежь во все времена принято ругать. Как, на ваш взгляд, заменят ли новые экскурсоводы, приходящие на смену, патриархов экскурсионного дела?

– Думаю, что да. Сегодня у них больше возможностей: больше информации, они подвижнее, не зашорены определенными концепциями… По крайней мере когда я наблюдаю за молодыми экскурсоводами, работающими в «Виаполе», то вижу, что они дорожат профессией и своим именем, работают над собой, им нравится, когда их хвалят, когда туристы их благодарят.

– Не завидно, что их хвалят и они нравятся туристам?

– Нисколько. Во-первых, у нас разные весовые категории. Во-вторых, у нас всех разная манера ведения экскурсий и пр. Здесь нужно рассуждать философски: то, что достанется им, достанется им, то, что достанется мне, то мое. Нет нужды доказывать что-то и отнимать друг у друга лавры.

– На ваш взгляд, классическая экскурсионка сегодня отмирает?

– Смотря что считать классикой. Безусловно, краеугольные камни этого направления останутся на своих местах. Они неизменны: общение с аудиторией, построение рассказа, методические приемы. Молодые экскурсоводы все это тоже знают. Возможно, у них нет сегодня той тренировки, что была у нас, потому что существовала система прослушиваний, но в любом случае они знают, скажем, что нельзя становиться спиной к туристам и бесконечно им что-то рассказывать. А мастерство они уже будут оттачивать в процессе работы.

– В свое время мастерство экскурсоводов оттачивать было легко – туристы шли потоком. А что делать начинающим экскурсоводам сего­дня, когда эти потоки сократились в сотни раз? Есть ли необходимость расти в профессиональном смысле?

– Для начала вспомним, что и в те давние времена существовали штатные экскурсоводы, всегда заваленные работой, и внештатники, которые осваивали зачастую одну экскурсию и больше работать над новыми темами не хотели. К примеру, «город – Хатынь» или «Хатынь – Курган Славы», и они в этом кругу «вращались» бесконечно, и не было желания двигаться вперед. Сегодня мы не можем спрогнозировать, как будет вести себя тот или иной человек. Если захочет совершенствоваться, то будет осваивать новые направления, если захочет просто «зашибать копейку» – останется на одном уровне. Но это в каждом случае решает сама жизнь. У меня есть пример. Есть такая экскурсовод – Нелли Нагарова. Она у нас ас, ездит по разным медвежьим углам на всякие нестандартные экскурсии. У нее есть поразительная способность за день собрать большое количество интересного материала для рассказа. Более того, если экскурсия проходит не в Минске, она может выехать за материалом в любой город Беларуси. Предположить, что какая-то молодая девочка бросит все дела и полетит в Борисов, чтобы собирать материал и новую информацию о переправе на Березине, потому что завтра ей везти туда группу, сегодня очень сложно.

Что касается потоков туристов – ничего подобного в стране нет и не будет. Раньше вся страна поднималась, и, к примеру, весь Дальний Восток ехал к нам, а белорусы летели на Дальний Восток. Но и при существующем количестве туристов, в основном россиян, работы на всех экскурсоводов, которые сейчас в стране есть, хватит.

– Получается, что вся наша экскурсионка в настоящее время сориентирована только на российских туристов?

– Не будем забывать о том, что туризм конъюнктурен. К примеру, огромное количество туристов ехало в Египет. Но стоило там случиться революции, это количество сразу уменьшилось. То же самое сейчас с Кипром. У нас тоже много проблем, тормозящих потоки туристов, нет государственной заинтересованности в развитии въездного туризма. Во всем мире так: решил – и поехал. Но если зарубежный турист решит поехать в Беларусь, ему предстоит преодолеть такое количество «сцилл и харибд», что желание сразу отпадает. Поэтому мы сегодня во всех сферах тесно завязаны с Россией. Но мы не можем быть уверены в том, что российские туристы будут стабильно ездить в Беларусь. Недавно Владимир Путин во всеуслышание говорил о проблемах в экономике, прогнозируемых на осень нынешнего года. А их проблемы – это и наши проблемы.

– Экскурсоводов всегда называли интеллектуальной элитой туризма. Сегодня престиж профессии сохранился?

– Однозначно нет. Даже взять цифры: сколько готовили раньше на курсах – и сколько готовят теперь. Это несопоставимые данные. Нет контроля за качеством экскурсий. И получается – окончил человек курсы, пришел, провел пару экскурсий, увидел, что это сложно – и до свидания. Не нужно смотреть и на количество полученных бэджей, нужно смотреть, сколько экскурсоводов, так сказать, в деле! Энтузиазм присутствует у тех, кто сознательно пришел в профессию. У тех, кто просто услышал, что можно везде поездить и за это еще и денег получить, его, разумеется, нет и быть не может.

– Помнится, в одном из интервью еще в 2005 году мы говорили о том, что старое поколение экскурсоводов уйдет, а на смену ему прийти будет некому. Эти опасения не оправдались?

– К счастью, я был неправ, и теперь вижу, что приходит новое поколение экскурсоводов, происходят положительные процессы, и у турфирм уже нет тревоги, что будет некому закрыть маршруты. Для нынешнего рынка положение с экскурсоводами не критично.

– В свое время вы были достаточно критично настроены по отношению к анимации. Сегодня анимация завоевывает все новые позиции, разрабатываются новые программы и туры. Существует ли опасность, что экскурсии в их классическом понимании вообще исчезнут?

– Нет, не думаю. Во-первых, анимационные программы, как правило, дороже обычных экскурсий, если, конечно, это делать профессионально. Во-вторых, точно так же, как мы не знаем, что с нами будет из-за потребления генетически модифицированных продуктов, так и с анимацией. Театрализация – это неминуемо некие повторы. Съездил один раз, посмотрел – и во второй раз уже не поедешь. Лично мне хочется послушать умного человека, а не заниматься разглядыванием костюмов. Если нужно развлечение, люди идут в театр, оперу, оперетту и пр. Но я ни в коем случае не хочу сказать, что этим не нужно заниматься. Время покажет, как долго это направление будет модным и востребованным.

Анатолий Георгиевич, на протяжении многих лет вы сохранили приверженность к определенной тематике, связанной с историей и архитектурой. Никогда не возникало желания сменить это направление, к примеру, на военно-историческое, что снова входит в моду?

– Ни в коем случае! Я до сих пор не езжу в Хатынь, не говоря уж про «Линию Сталина». Мне это совершенно не интересно! Это не мое! Я в оппозиции к этой тематике, потому что считаю: или правду, или ничего, а правды нет и по сей день. А в архитектуре, в истории совсем другое. Ведь и в нашей, и в других странах, соприкасаясь с памятниками, ты общаешься с ушедшими временами напрямую.

– Сегодня многие факты в истории оцениваются по-другому. Приходится менять свою точку зрения?

– Несомненно, происходит эволюция взглядов. Это происходит с любым разумным человеком. Ты воспринимаешь мир в 7 лет так, а в 60 – совсем иначе. Но и мир меняется. Отношение к историческим событиям меняется тоже. Вот в следующем году Европа будет отмечать столетие Первой мировой войны. Разве сегодня о ней будут говорить так же, как говорилось сразу после окончания? Надеюсь, что иначе. Хотя, честно говоря, у нас все происходит с задержкой, как в родильном доме. Никак не можем родить. Когда десять лет назад отмечали 90-летие Первой мировой, было написано много писем из Сморгони и других городов в различные инстанции, что нужно делать экскурсионные маршруты и пр. И что было сделано? Да ничего! Местные власти настолько консервативны, что любое событие для них – это просто беда, ведь лучше, когда ничего не происходит. Вот и получается, что зачастую нет желания предоставить людям возможность взглянуть на их альтернативное прошлое. Конфликты по поводу прошлого возникают, например, после высказываний некоторых кандидатов наук, которые на потребу сегодняшней политической ситуации начинают выкладывать обществу просто отвратительные вещи относительно того же восстания 1863 года и при этом называть тех, кто здесь устраивал кровавое месиво, замечательными руководителями!

– Возможно, на экскурсиях нужно устраивать некий исторический ликбез?

– Мне импонирует система, созданная в Польше: там детей с самого раннего возраста знакомят с прошлым страны и воспитывают национальное самосознание, гордость за страну. Затем эти программы расширяются и углубляются, и молодежь знает свою историю. Экскурсии на исторические темы должны давать глубокие знания о родном крае, а не набор каких-то фактов. А сейчас стараются, наоборот, уничтожить все авторитеты, потому что они не подходят под официальную идеологию. И пока сдвигов в этой идеологии не будет, у нас главным останутся чарка и шкварка, за которые некоторые готовы продать душу. Исторические акценты диктует конъюнктура – даст нам Россия нефть и газ, значит, Калиновский будет просто националистом, да еще поляком, да еще католиком! Не даст – пересмотрим концепцию!

– Какая аудитория выражает большее удивление по поводу разночтений в нашей истории?

– Россияне удивляются больше. Они приезжают сюда, воспитанные общей идеологией и в принципе не ожидая увидеть или услышать ничего нового. А ты им про магдебургское право, кальвинизм, ВКЛ, Ягайло… И они в шоке: какие Ягайлы? Где наш Иван Грозный?

Да, у нас были разные истории, так сложились обстоятельства. Граница между государствами – это была граница между разными цивилизациями. У нас была культура европейская, а у них – «азиопская», и никто в этом не виноват.

– После подобной информации туристы вступают в споры?

– Сейчас уже практически нет. Я попытался выстроить текст таким образом, что даю информацию к размышлению, констатирую факты, а они могут сами их интерпретировать. Мне не нужно на экскурсии устраивать дискуссионный клуб.

 – Сегодня все чаще в музеях, на различных исторических комплексах применяются аудиогиды. Как скоро, по вашему мнению, профессия экскурсовода вообще отомрет, станет ненужной?

– Да, технологизация общества идет невиданными темпами, одно изобретение сменяет другое. Происходит не только социальное, но и технологическое расслоение общества. Кроме того, большую роль в самом факте существования той или иной профессии будет играть экономический фактор. К примеру, взять напрокат аудио­гид гораздо дешевле, чем заказать гида. В этой плоскости лежит и существование турфирм, ведь многие уже оценили выгоды самостоятельного бронирования. Ну, а если говорить о профессии экскурсовода, то я считаю, она еще продержится лет двадцать, пока будут путешествовать и ездить на экскурсии те люди, которым сегодня около 40 лет. А потом – видно будет!

– Спасибо и с днем рождения!

Беседовала Надежда СУСЛОВА

Редакция «ТиО» от всей души поздравляет Анатолия Варавву со знаменательной датой и желает новых маршрутов, широких горизонтов и отличного весеннего настроения!

Министерство спорта и туризма Республики Беларусь выражает самые сердечные и искренние поздравления Анатолию Георгиевичу Варавве в связи с юбилеем! С его многолетней плодотворной деятельностью неразрывно связано становление и развитие отечественного экскурсионного туризма.

От всей души желаем Анатолию Георгиевичу крепкого здоровья, неугасаемой энергии и оптимизма, материального благополучия, творческих успехов!


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах