16.05.2013

 - Газета

Как превратить поход в музей в настоящее путешествие?

Новые технологии приходят в музейную практику и делают привычные посещения выставок более осознанными и значимыми. И даже послевкусие остается – оказывается, на это и рассчитаны новые подходы. Как это делается, рассказала зав. сектором музейной педагогики Национального художественного музея Надежда Красуцкая.

Новые технологии приходят в музейную практику и делают привычные посещения выставок более осознанными и значимыми. И даже послевкусие остается – оказывается, на это и рассчитаны новые подходы. Как это делается, рассказала зав. сектором музейной педагогики Национального художественного музея Надежда Красуцкая.

– Меня заинтересовали новые экскурсии вашего музея и сразу скажу, порадовал проект «10 х 10». Вы называете его субботним разговором и адресуете индивидуальным посетителям: раз в неделю, всегда в 14.00 в течение 10 минут проходит беседа только об одном произведении искусства. Первый этап – 10 встреч, посвященных разным по жанру, времени создания и стилю произведениям искусства.

В связи с этим у меня вопрос: Национальный художественный музей знают все, и проблем с посещениями, как и с качественными выставками, нет. Что же побуждает вас искать новые форматы? Вам-то уж точно можно не беспокоиться, что вас не увидят или не запомнят!

4_1

– Мы не можем об этом не думать и не беспокоиться! Ведь время изменилось и меняется каждый день. Современный темп жизни, высокая насыщенность окружающей среды техникой приводят человека к кризисным явлениям, делают жизненное пространство семьи неблагоприятным, духовно дезориентированным. И все эти перемены нас очень даже касаются.

Кроме того, страна наша открылась – к нам приезжает много гостей со всего мира, и наши соотечественники стали много ездить, многое могут сравнивать.

Опубликовано исследование о туризме, где выделено несколько десятков причин, по которым люди любят путешествовать. Так вот, большая часть этих причин лежит в плоскости, в которой мы работаем, то есть наши сферы деятельности пересекаются. Я имею в виду спектр, подразумевающий, что путешествие – это сильное переживание, и во внутренней жизни человека оно должно стать событием. Это мы и делаем, выполняя, как музей, свою задачу, – предлагаем человеку переживание пролонгированного действия, не аттракцион, а переживание, которое останется с ним на месяцы и даже годы.

4_2

Более того, мы живем во время, когда человек готов платить за эти эмоции, за то событие, к которому он прикоснется душой. Для нас это событийный туризм.

Так мы и позиционируем свои коммуникативные программы: человек посмотрел город или приехал на рыбалку и получил еще одно событие – необыкновенную встречу в музее.

– «Коммуникативные» значит интерактивные?

– Не совсем. Это более емкое понятие, интерактивность сейчас внедряется везде, а мы предлагаем глубокий диалог, когда происходит погружение. И каждый раз разговор складывается по-разному, все зависит от реальной ситуации.

Как показал наш опыт, целевую аудиторию для такой встречи можно не обозначать. Но проще быть открытыми, если приходят друзья или семья, потому что в большой группе говорить о душе невозможно. К тому же небольшая группа единомышленников, объединенная постижением искусства, – это реальный противовес агрессивной массовой культуре.

Если обычная экскурсия предусматривает вопросы – для активизации внимания посетителей, то коммуникативная программа построена таким образом, что связи устанавливаются внутри группы, плюс во времени – мы становимся проводниками между художником и зрителем. Это разноплановая и разноуровневая коммуникация.

Мы часто слышим слова «музейная педагогика», но сам памятник культуры никого ничему не учит! Многие музеи сейчас проводят обучающие программы, они себя в этом направлении видят. А нам важно другое – не оказаться позади изменений, которые происходят в жизни человека.

Такой пример. Люди запланировали поездку, нашли время, летят на самолете, смотрят какой-то объект и фотографируют его. Нет времени на то, чтобы остановиться и замереть, восхитившись увиденным. И только вернувшись из путешествия, они начинают рассматривать сами и показывать друзьям, где они все-таки были. Сотни фотографий! Но утрачивается ощущение подлинности, реальное присутствие в интересном месте превращается в виртуальное.

В ходе коммуникативных программ мы хотим вернуть человека в область реального, вернуть ему чувство настоящего и помочь получить удовольствие. Уместно вспомнить слова Райнер Марии Рильке, австрийского поэта-символиста (1875): «Искусство – то, чего смутно жаждут все вещи. Все они хотят быть образами наших тайн. Они протискиваются в наши трепещущие чувства, страстно стремясь стать предметом наших переживаний. Они точно дети, упрашивающие взять их с собой в поездку: пусть они многого не поймут, но тысячи рассеянных и случайных впечатлений отразятся на их лицах просто и прекрасно. Прячутся и в то же время открываются. Остаются во мраке, но со всех сторон пронизаны его духом, как множество поющих ликов его души». Удивительная мысль, не правда ли? Но дело в том, что во времена Рильке ожидать подобного резонанса от встречи с искусством было в порядке вещей. Наши же современники часто смотрят на художественное произведение совершенно сухими глазами.

Меняется эмоциональная сфера, люди часто не могут выразить свои чувства, например, аплодируют, но что именно они вкладывают в аплодисменты, не знают сами. Очень обед­нены эмоции, речь, а мы бы хотели сделать наших посетителей в этом плане богаче. Это первое. А второе – восприятие наследия.

Еще раз вернусь к исследованиям. Одно из них было проведено в Беларуси Маргаритой Фабрикант в 2009 году, и затрагивало важный вопрос – отношение молодежи к историко-культурному наследию. Один из ответов респондентов звучал примерно так: раз у всех стран есть наследие, значит, есть оно и у белорусов. Иными словами, все знают, что, наверное, что-то такое в Беларуси сохранилось, но эмоциональная связь с историей разорвана. Взаимодействия не происходит, знаний недостаточно или они неглубоки. Не состоялось такой встречи с памятным местом, которая была бы окрашена эмоциями. Это разрыв между историей и культурой и их осмыслением, и он углубляется.

– А ведь столько написано об историко-культурном наследии! Во всех аспектах и форматах, со всех сторон: и музеи, и усадьбы, и национальные традиции, и природные памятники. О руинах и реставрации, о правовых и научных проблемах, региональных особенностях… Как это, нет осмысления?!

– Да, написано много, и найти любую информацию в интернете не составляет труда. Тем не менее мы наблюдаем утрату глубины переживаний, тонких движений души. Налицо разница между живым общением, живым звуком и их ретрансляцией, воспроизведением. Скорость нахождения информации, эта мгновенность переносится на сферу ощущений. Но, как известно, знание, не пережитое, не окрашенное ощущениями, не становится частью внутреннего мира человека. Что-то прочитано, но у этих знаний нет резонанса с жизнью. В массовом порядке этого не происходит, а в узком кругу участников коммуникативной программы появиться может.

– И сколько у вас таких замечательных программ?

– Мы даже хотели бы уйти от слова «программа». Если это Дом Ваньковичей, который наполнен подлинными произведениями первой половины ХІХ столетия, то мы предложим гостям светский визит («Сюда пожалуйте, за мною. Вот это барский кабинет!», «В гостиной истинно дворянской...»). Но этим наши предложения музейному зрителю не ограничиваются. Репертуар разнообразен: тематические встречи «Архангел Михаил, сил грозных воевода», «Адзігітрыя. Шлях ад грэкаў да славян», «Верный друг в битвах, «собеседник» на привале…», праздничное путешествие «…В благословенный день, В блаженный мир любви!» и другие.

В аристократической культуре, которую мы храним, по обыкновению в усадебный дом приглашались гости, и огранялась личность молодого человека – умение быть в обществе, вести разговор, любоваться произведениями искусства, говорить о поэзии, живописи. Выслушать чужое мнение, не быть категоричным, поддерживать друг друга в разговоре – это кажется мелочами, но это непросто. Мы хотели бы помочь молодым людям осо­з­нать, насколько богаче может быть их жизнь, если что-то из этой сокровищницы даров они сделают ее частью.

Сейчас коммуникативных программ в музее 19.

– Насколько востребованы такие встречи и визиты?

– Востребованы. Особенно студенческой молодежью и взрослыми. В качестве примера могу привести группу взрослых с завода колесных тягачей, которая узнала о такой возможности на экскурсии по выставке из фондов музея Альберта и Виктории. Они действительно заинтересовались, заказали светский визит, но уже сразу испытали небольшой шок. Как они потом отметили, они привыкли в музее слушать, что им рассказывают, а здесь совершенно неожиданно было предложено пообщаться. Но напряжение первых 10 – 30 минут ушло, и далее они легко вступали в разговор. Что интересно, взрослым помогла раскрепоститься молодая девушка Алеся Болотько, ученица 10-го филологического класса лицея БГУ, которая пришла вместе с мамой. Она стала образцом того, как нужно вести себя в свете. А когда-то, в аристократической культуре, этим светом для молодежи были взрослые люди.

Что же касается проекта «10 х 10: субботний разговор», то мы надеемся, что он привлечет внимание не только постоянных посетителей Художественного музея, но и тех, кто бывает у нас редко. К тому же продолжительность рассказа – 10 минут! Время дорого, и для многих это существенный момент. Кроме того, эти 10 минут предоставляются бесплатно, человек платит только за входной билет и таким образом получает определенный бонус.

Вообще одни посетители часто обращаются за пояснениями, другие бродят по музею в одиночестве. Третьи стоят у картины часами, размышляя о чем-то, нам неведомом. Когда проходишь по музейным залам, особенно в выходные дни, этого нельзя не заметить. Эти наблюдения побуждают нас не стоять на месте, развиваться. Надеемся, что душа белорусов и наших гостей с радостью откроется новым проектам, адресованным индивидуальным посетителям! Календарь «10 х 10» размещен на сайте музея. Он ориентирует зрителей, что именно и с каким искусствоведом можно увидеть в обозначенное время.

– У проекта очень широкие жанровые, временн|ые рамки. Как они формируются?

– На предложение принять участие в «10 х 10» с воодушевлением откликнулись научные сотрудники научно-просветительского отдела музея. Каждый выбрал то, к чему лежит душа, то, что находится в области их научных интересов. Но проект пилотный, он предполагает обновление. Каким он будет в будущем, сейчас трудно сказать, но мы постараемся, чтобы каждый такой разговор оставил след в душе посетителей музея.

Несколько слов хочется сказать и о ряде других предложений музея, которые теперь объединены названием «Музейный уик-энд». Уже четыре года, как они стали для нас своевременным и активным включением в экономику переживаний, обеспечили музею конкурентное преимущество, расширение целевой аудитории и повышение имиджа в обществе. А для гостей это несколько иное музейное качество – культурно-досуговые программы. Их пока четыре: «…В благословенный день, В блаженный мир любви!», «День рождения в музее», «Рождество в усадебном доме Ваньковичей», «Праздник в честь вашего дня рождения». Как видно из этих названий, в музее происходят события, важные для семьи и близких людей, причем эстетические впечатления, которые получают наши гости, вряд ли можно найти в других местах.

– Во многих странах мира музеи делают ставку на внутренний туризм. Ваши индивидуальные программы тоже ведь из этой категории?

– Для большинства белорусов путешествие – это поездка за границу. А вот в Южной Корее, например, все делается, чтобы разрабатывать интересные предложения для граждан своей страны. Они развивают внутренний туризм, заботясь о духовном и физическом здоровье нации. Прекрасный опыт, как мне кажется. Ведь зарубежные гости приезжают, как правило, ненадолго и по этой причине смотрят только жемчужины культуры страны, и то мельком. Но если для самих белорусов путешествие по Республике Беларусь и ее музеям станет долгожданным событием, мы сможем уверенно смотреть в будущее.

– Отличаются ли белорусы от посетителей из других стран? От нас вы глубоких знаний не ждете, но ведь иностранцы знают еще меньше!

– Например, праздничное музейное путешествие «…В благословенный день, В блаженный мир любви!» уже проводилось на французском, английском и испанском языках. Подобный опыт имеет большую ценность для всех. Для иностранцев это было переживанием, которое сохраняется в памяти долго, и они связывают его именно с Художественным музеем Беларуси. Участники-белорусы открывают для себя, что можно быть улыбающимися, что приятно смотреть на мир радостно, интересоваться чем-то искренне и быть благодарными.

Беседовала Любовь ГАВРИЛЮК


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах