06.06.2013

 - Газета

«Галопом» по Северной Пальмире!

Путешествие из Минска в Питер… Путешественники – те, которые вольные птахи, – сознательно выберут максимальную свободу передвижения, не стесненную никакими там экскурсионными рамками да «надзором» сопровождающих. Я же решила, для начала, осуществить давнюю мечту – узреть град Петров и его окрестности путем вполне традиционным, то есть попытавшись оказаться в шкуре среднестатистического, вполне себе упорядоченного и организованного, туриста. И даже небольшой тур выходного дня «потащил за собой» неистребимое, чисто журналистское желание: поделиться информацией, эмоциональным и прочим послевкусием. Итак, что же можно «вывезти» из первого, ознакомительного, «галопа» в Северную Пальмиру и ее окрестности?

Инна ГАРМЕЛЬ

Путешествие из Минска в Питер… Путешественники – те, которые вольные птахи, – сознательно выберут максимальную свободу передвижения, не стесненную никакими там экскурсионными рамками да «надзором» сопровождающих. Я же решила, для начала, осуществить давнюю мечту – узреть град Петров и его окрестности путем вполне традиционным, то есть попытавшись оказаться в шкуре среднестатистического, вполне себе упорядоченного и организованного, туриста. И даже небольшой тур выходного дня «потащил за собой» неистребимое, чисто журналистское желание: поделиться информацией, эмоциональным и прочим послевкусием. Итак, что же можно «вывезти» из первого, ознакомительного, «галопа» в Северную Пальмиру и ее окрестности?

Замусоренные окрестности Гатчины и китайское проникновение путем жилищных инвестиций

…В 8 утра пробуждаюсь уже на территории России – очередная санитарная остановка километров за восемьдесят от Питера. Главное санитарное заведение – бесплатное (потом придется в туалетах раскошеливаться, и на весьма приличные, по белорусским меркам, деньги). Визит же спросонья в придорожное заведение оставил малоприятные впечатления. Справедливости ради, впрочем, замечу: подобные «удобства» и у нас в Беларуси еще далеко не изжиты. Встретить оное реально: где-нибудь на автостанции, в некрупном райцентре. Находится по запаху… И в данном  случае подступы к Санкт-Петербургу сервисом не побаловали, несмотря на то, что туалет находился на весьма оживленной автотрассе.

…Подбираясь потихоньку к городу нашей цели, никак не могли обминуть Гатчину и ее окрестности. И тут мои  мысли об исторических персонажах, вроде «вечного» наследника престола Павла I, были перебиты не совсем приглядными видами. Вдоль трассы – вовсе не блестящая чистота, и это еще мягко сказано! Такое ощущение, что коммунальные службы в Гатчинском районе и ухом не ведут: подумаешь, туристические автобусы текут почти непрерывным потоком! Неча туристам-пассажирам в окна глядеть спозаранку – все красоты впереди, в славном Питере.

Piter

…Откровенно говоря, была опаска, что и сам Санкт-Петербург не слишком рьяно очищается соответствующими службами. На самом же деле все оказалось более-менее пристойно в плане уборки. Хотя на вкус жителя безупречного в плане санитарного состояния Минска – есть над чем работать!

…Формат «экскурсионки» выходного дня не давал ни минутки на раскачку: заселившись в гостиницу, передохнув малость от ночного переезда, сразу в путь, к великолепию Петергофа! Но и по дороге туда можно «подцепить» кое-какие любопытные виды. Взять хотя бы вполне себе современное сооружение – элитный жилой комплекс «Балтийская жемчужина». Тянется сия «китайская стена» на многие метры, и определение «китайская» тут вовсе не ради красного словца. Супернавороченное жилье, само собой, доступно отнюдь не рядовым петербуржцам, а строилось с активным участием китайского капитала. Инвестиция у вездесущих денежных мешков из Поднебесной получилась выгодная, если учесть, что 30 процентов построенных «жемчужных» квартир сразу же и без­оговорочно отошли… китайцам же. Налицо – тенденция к проникновению на все мало-мальски лакомые территории. Похоже, недалек тот день, когда без китайских денег не смогут обойтись ни в одной точке земного шара...

Почему земля в Стрельне взлетела в цене

От созерцания «Балтийской жемчужины» – к видам Стрельны… Тоже место по-своему примечательное! Во-первых, своим великолепным дворцово-парковым комплексом, включающим два ансамбля: деревянный дворец Петра I и парадный Константиновский дворец с регулярным парком. В XVIII веке Стрельна принадлежала императорской фамилии, а веком позже перешла во владение князей Константиновичей. Вообще-то у монархов и прочих сиятельных особ – свои причуды: на самом деле стрельненские постройки некогда служили «всего лишь» местом для кратковременных остановок и путевого «передыха» русских монархов по дороге из Санкт-Петербурга в Кронштадт, Петергоф и Ораниенбаум!

…В наше время Стрельна тихо-мирно «подремывала», пока в 2003 году Владимир Путин, тогдашний и нынешний президент России, не обратил свой взор на Константиновский дворец. Его отреставрировали, водрузили на «макушку» триколор – и теперь историческое здание называется Дворцом конгрессов. Со статусом правительственной резиденции и музейного комплекса одновременно. Наш питерский гид Елена просветила: уже после «конгрессизации» в Стрельне стали крутиться неслабые деньги. Во-первых, теперь это часть Питера, и земля сразу вздорожала так, что селиться здесь и строить уже современные дворцы могут разве что обеспеченные особы вроде главы «Сбербанка» России Германа Грефа. (Его «пенаты» скромно этак соседствуют с Константиновским дворцом). Во-вторых, сам обновленный Дворец конгрессов нынче должен, видимо, символизировать то, что Россия в XXI веке – страна, которая может себе позволить тратить деньги!

На что? Да вот хотя бы на ежегодное (!) внутреннее переубранство придворцовых коттеджей в Стрельне. Есть такие миленькие, хорошенькие домики, «обрамляющие» Дворец конгрессов. Так вот, каждый год из российской казны на смену декора в этих жилищах (а в них обычно селят глав иностранных государств) выделяется 9 миллиардов российских рублей. Не дай Бог, чтобы «приедались» интерьеры высоким гостям – сего никак нельзя допускать! Для сравнения: на расселение питерцев из пережитка советского прошлого – коммуналок – ежегодно выделяется не более миллиарда рублей. Как говорится, прочувствуйте разницу: заботы нынешних российских вельмож и простых смертных практически не пересекаются.

Нельзя сказать, впрочем, что российское государство, власти Питера совсем уж не заботятся о богатейшем наследии, доставшемся им от сиятельных предков. Но если мыслить здраво, то, возможно, стоило бы не только эксплуатировать те объекты, которые находятся в более-менее приличном состоянии, не «вылизывать» бесконечно представительские коттеджи, а, например, позаботиться о некоторых бывших царских дворцах, которые можно было бы включить в менее «затертые» туристические маршруты.

– А в каком сейчас состоянии дворец в Ропше, где был убит император Петр III? – Елена на мое любопытство только грустно качает головой. – А вы как думаете? Увы, в плохом… Но в данном контексте, реставрационном, многое зависит от того, попадет ли объект в поле зрения, а значит, и заботы, внимания непосредственно президента.

Кто вы, Петр Алексеевич?

Да, текут-бегут века, а мало что меняется: нет высочайшей воли, нет фактически и мощного созидательного процесса вроде возведения шедевров на эпохи вперед. Вот и гуляя по дивным аллеям Петергофа, любуясь дворцом «Монплезир» и живописными фонтанами, поймала себя на одной парадоксальной мысли… А ведь не­уемная энергия царя-реформатора Петра I — настоящая «гремучая смесь» из разрушительной и созидательной стихий! И дело даже не в том, что человеку оказалось под силу «сваять» несокрушимым порывом воли, целеустремленности целый град. Не стоит забывать, что в распоряжении не­утомимого строителя был ресурс целой богатейшей страны, а это кое-что да значит!

Не дает покоя другое: кем же был на самом деле Петр Алексеевич Романов? Самсоном, покорившим Шведского льва в лице талантливейшего полководца своего времени Карла XII? Собирателем богатейшего наследия? Или все-таки мятущимся, неуравновешенным, гиперэмоциональным политиком-разрушителем, вовлекшим Россию в авантюру ускоренного продвижения в Европу? А если призадуматься, то, возможно, ей, «вверенной» Петру Алексеевичу стране, нужно было на тот момент… нечто иное? Более поступательное, спокойное, эволюционное развитие, а не скачка на вздыбленном скакуне? Скульптор Этьен Морис Фальконе вовсе не случайно использовал этот образ, создавая свое знаменитое творение, украшающее нынче Сенатскую площадь в Санкт-Петербурге. К слову, Медный всадник на самом деле – вовсе не медный, а все в этом монументе, на мой взгляд, «делает» постамент. Глыба, будто бы ожившая, устремленная вперед… В ней – соль!

…И в Петергофе, и на Сенатской площади Питера меня не оставляло чувство… Нет, не восхищения безмерного творением Петровым, нет… Почему-то все время крутилось в голове то, что великий Созидатель Северной Пальмиры твердой, недрогнувшей рукой «сокрушил» древний Софийский собор в славном граде Полоцке. Подумаешь, одна жертва во время победоносной Северной вой­ны?! Но Беларусь, к сожалению, по «милости» российского императора лишилась одного из своих духовных оберегов, символов. И если оригинал креста святой Евфросинии Полоцкой еще, быть может, вернется на нашу землю, то вот София изначальная стерта навсегда. И никакой военной целесообразностью такое деяние нельзя оправдать! Вот так: у себя – бурное созидание, а за пределами собственной «вотчины» – хоть трава не расти…

Мне показалось, и сами питерцы сегодня не склонны идеализировать Петра I. Хотя он в городе на Неве – везде и повсюду, стал уже своеобразным туристическим брендом, ярким и беспроигрышным. Но одно дело – зарабатывать деньги на чьей-то особе, а другое – по максимуму объективно подходить к делам и подвигам оной.

Что скрывается за строительно-реставрационными лесами

Как же в современном Санкт-Петербурге относятся к историческому наследию? По-разному, и далеко не во всех случаях обходится без бурных общественных дебатов и даже громких скандалов. И прогремевший на всю Россию Охта-центр – далеко не единственный «дурной пример». Елена показала нам современные дома, построенные на месте известного в XIX веке городского кладбища, располагавшегося в черте монастырского комплекса. По словам собеседницы, «скандал был страшный, но это не помогло – на костях появились новостройки».

После такого сообщения мы стали с легким подозрением посматривать на любые строительные леса, за которыми, надо полагать, скрываются очередные реставрационные проекты. Какими будут их плоды? Позитивными или не очень? Видимо, предсказывать становится все сложнее. Во всяком случае газета «Аргументы недели» в своем питерском выпуске недавно высказалась красноречиво, резко: «Каждый день город рискует потерять какой-либо историко-архитектурный памятник». Издание приводит мнение Ивана Уралова, в недавнем прошлом – главного художника Санкт-Петербурга, который считает, что «все поставлено с ног на голову: сначала проводится конкурс (по тому же Охта-центру или Апраксину двору, скажем), потом вдруг инвестор вспоминает, что получил памятник, и сносить там нечего». Многие специалисты сходятся в том, что Санкт-Петербург – по-прежнему имперский город: не терпит он суеты, особенно, когда разговор идет о крупных, значимых объектах.

Крейсеру «Аврора» снится…

Другая беда, которая, похоже, извечно подстерегает в России при проведении реставрационных работ, переселениях музеев: куда-то «исчезают» деньги. Не так давно кто-то «сделал ножки» аж 400 миллионам рублей – из-за такой незадачи никак не переселят с Васильевского острова Военно-морской музей. Туристы не могут, следовательно, полюбоваться, например, оригиналом знаменитого Петрова ботика. В Петропавловской крепости на обозрении – пока только копия легендарного судна.

А другой, не менее известный корабль, размером поболее, – крейсер «Аврора» – стоит, никуда не делся! Хотя, казалось бы, его эпоха ушла: кого может заинтересовать объект, который не в тренде явно? Ан нет – интересует и пользуется, надо полагать, неплохим спросом. Коварный «золотой телец» быстренько захватил плавучий музейный экспонат в свои цепкие «объятья»: теперь попасть на борт «Авроры» непросто, нужно записываться заранее. И покупать билет за сто российских рублей, что составляет примерно три доллара США в эквиваленте.

На данный момент на легендарном крейсере не осталось профессионалов-моряков, а музейные сотрудники не сильны в том, как справляться с сохранностью, как ни крути, а серьезного военного корабля. Какое будущее ждет его? Не совсем ясно, пока серая громадина визуально как бы «зажата» между двумя «крышевыми» надписями. Одна – название небезызвестного газового «достояния» России, а вторая – крупной мировой корпорации по выпуску бытовой техники, электроники и т. д.

Еще о переносах… Знаменитую тюрьму «Кресты» тоже задумали переселять с Выборгской стороны. А в комплексе освободившихся зданий скорее всего поселят нечто, привлекающее туристов. Либо гостиничный комплекс, либо художественно-развлекательный центр.

Напоследок

…Я стою у новой кронштадтской достопримечательности – металлического дерева, в ту или иную часть кроны которого туристы забрасывают мелкие монетки. Кто-то метит в любовь, кого-то манит успех…

«Дерево желаний» – так нарекли уже в нашем стремительном веке, в году 2004-м, эту «фишку» для привлечения туристского интереса.

Что ж, новый век – новые памятники, достопримечательности, фетиши, бренды, символы. И так далее, и тому подобное. Время не остановить…

Куда попала моя звонкая монетка? Метила-то в любовь, а вот куда угодила? Кто его знает! А впрочем, все равно – надобно обязательно снова сюда приехать. Есть, есть на земле места, куда нужно возвращаться. И не раз! Несмотря на «галоп» стандартной «экскурсионки», думаю, успела ухватить главное: Питер – место, стуящее того, чтобы углубиться, погрузиться в него более основательно…


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах