17.06.2010

 - Газета

Человек с гитарой

Концерт Атморави впервые состоялся в концертном зале «Минск». За плечами этого музыканта -- шесть альбомов, клубные выступления и «квартирники», самопродюссирование, ведение собственных сайта и блога. Понятно, что такая самодостаточность -- осознанный выбор, в котором есть свои плюсы и минусы. Об этом выборе мы и решили поговорить с Атморави.

atmoravi Концерт Атморави впервые состоялся в концертном зале «Минск». За плечами этого музыканта -- шесть альбомов, клубные выступления и «квартирники», самопродюссирование, ведение собственных сайта и блога. Понятно, что такая самодостаточность -- осознанный выбор, в котором есть свои плюсы и минусы. Об этом выборе мы и решили поговорить с Атморави.

-- Я пишу песни больше 20 лет. Но в нашей ситуации мало быть просто автором. Чтобы представлять собой независимую творческую единицу, нужно соединить большое число функций.

Так сформировано культурное пространство в постсоветских странах, что зарабатывать можно не на культурном продукте, не музыкой, а брендом, т.е. известностью. Заработок музыканта определяется тем, насколько он присутствует в медийном пространстве, и благодаря этому, не зависимо от качества того, что он производит, он востребован. Люди покупают известные имена, и артист вынужден работать на частных мероприятиях, где важно не твое творчество, а наоборот – то, как ты вписываешься в интерьер и умеешь сформировать ощущение праздника. Может, это и не плохо, но сильно ограничивает культурное поле, в котором нам приходится жить. Если как артист я не нахожу для себя возможным жить в таком празднике, я остаюсь один и даже не могу привлечь музыкантов, работа которых должна оплачиваться.

Я не обвиняю «попсу», там тоже есть талантливые люди, но и они заложники этой ситуации тоже.

-- Что я могу? Могу написать и свести свой альбом, могу сам решать все административные вопросы, заниматься своим сайтом и писать в ЖЖ. Я выбираю для себя только музыку, и у меня нет другого выхода, кроме как самому отвечать за себя и свои действия.

А профессия продюсера – очень творческая: он может распознать в гадком утенке бесконечно красивого лебедя, которого нужно кормить-поить и, может быть, через 5 лет он вырастет. Как профессия эта роль у нас отсутствует; приглашают артистов энтузиасты, часто основываясь на личной приязни. К сожалению, это мешает им оценивать артиста критично, человек думает, «ну это так круто, стопудово соберутся люди!» А опыта и понимания, что нужно сделать, чтобы люди пришли, нет. Поэтому приглашают один-два раза, потом энтузиасты прогорают и исчезают. В каждом городе приходится искать таких людей заново. Этот сегмент не становится профессиональным, как не становятся профессиональными, хотя и известными, сами музыканты – потому что играют в плохих условиях. Это же касается всех смежных профессий, связанных с музыкальным миром: у людей не набирается опыта. Многое в этом вопросе связано с дистрибуцией, с продажами дисков, но это уже другая тема.

Нужно иметь бесконечную энергию, чтобы каждый раз искать новых людей. Благодаря Интернету аудитория все же собирается. В прошлом году у меня было около 70 концертов: в Минске, Новополоцке, Витебске, Жлобине Борисове, в Киеве, Харькове и Донецке, в Вильнюсе, Берлине, Хале, Штутгарте, Мюнхене, во многих российских городах.

-- Я не хочу играть в клубах, на тех площадках, где шумят, едят. Это несовместимо с тем, что я делаю на сцене. Мне близко исповедальное творчество: привычка засыпать все сахарным песком, я считаю, порочна. Пусть лучше простые слова, но точно по теме, чем витиеватые строчки Гумилева про Африку… Поэтому мои ориентиры Боб Дилан, Сара Маклахен, Тори Эймос, Принс – люди, которые не ограничиваются определенным жанром, а говорят то, что должно быть сказано здесь и сейчас. На западе это называется singer-songwriter– человек, поющий свои песни. В основе, наверное, то, что у них называется фолк -- в наше время это изощренный звук и самые простые темы, и в этом смысле, слова «народные». Это, конечно, не советская «народная» музыка, которая была сведена к лубку.

Я хочу предложить слушателю качественный продукт, на сцене должны быть хороший свет и звук. Сейчас сложно достучаться до людей, но когда это удается, отклик есть: людям есть, о чем подумать.

Моя музыка -- не официоз, но и не позитив, т.е. желание отключиться от всего. В этом плане уникальна группа «Ленинград» – музыканты говорят на нормальном, человеческом языке о том, что реально происходит. Кирилл Комаров, Юлия Тиунникова, Леша Вдовин – потрясающе талантливые люди.

-- Моя аудитория может быть широкой, но в основном, приходят студенты, в график которых вписывается раз в неделю послушать музыку в клубе или где-то еще. Когда люди переходят границу семейного возраста, это не вписывается в их стереотип понимания свободного времени. Поэтому аудитория за два-три года меняется на 80% -- не только у меня, но и у других артистов, мы это обсуждали. Те, кто слушал со слезами на глазах, исчезают… Но там, где есть взрослая, наработанная публика, и билеты покупают, и альбомы продаются. Это как раз те нормальные условия, без шума и угара, о которых я говорил.

У меня нет стремления к техническому инструментальному совершенству, я предлагаю что-то другое. Не стремлюсь поразить искусствоведа неожиданной тональностью, необычным сочетанием слов – мне важно, чтобы простые слова достигали цели, создавали атмосферу. Исключительные переживания во время концерта должны быть у тех, кто в зале, а не у тех, кто не на сцене.

 

Беседовала Любовь ГАВРИЛЮК


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах