08.07.2010

 - Газета

«Васiль Быкаў. Шлях, вызначаны лёсам…»

В музее истории белорусской литературы  проходит литературно-документальная выставка «Васiль Быкаў. Шлях, вызначаны лёсам…»
Ощущается в этом небольшом выставочном пространстве чувство тревоги. Это связано, конечно, с личностью Быкова. С многочисленных фотографий на нас смотрит знакомое лицо, замкнутое, без улыбки, обращенное к себе. Перед нами только писатель и его тема, человек не парадный и честно рассказывающий о необходимости нравственного выбора, о ежедневной трагедии войны.

В музее истории белорусской литературы  проходит литературно-документальная выставка «Васiль Быкаў. Шлях, вызначаны лёсам…»

bykov Ощущается в этом небольшом выставочном пространстве чувство тревоги. Это связано, конечно, с личностью Быкова. С многочисленных фотографий на нас смотрит знакомое лицо, замкнутое, без улыбки, обращенное к себе. Перед нами только писатель и его тема, человек не парадный и честно рассказывающий о необходимости нравственного выбора, о ежедневной трагедии войны.

В начале экспозиции – фотография отца, служившего в царской армии. Далее каждый тематический раздел сопровождают рисунки Быкова – скупые черно-белые эскизы к текстам, воспоминания о детстве, односельчанах, родительском доме и озере. Эти рисунки так выразительны, что действительно «рассказывают» – только не в литературном жанре, а в графике. Перед войной Быков успел год поучиться на скульптурном отделении Витебского художественного училища и до конца жизни считал Витебск своим городом, городом художников. В эти же годы Быков много читал, и книги были для него поиском другой жизни – а детство и юность складывались тяжело, он не считал их счастливыми.

Правда о войне была его постоянной темой. Сейчас сказали бы – «навязчивым мотивом», но фотоснимки с автографами 1944–1945 годов, переписка с родными и известная история с ложной «похоронкой» говорят о Быкове-писателе больше, чем тома литературоведов. Тем более что советские литературоведы часто руководствовались не совсем понятными нам, сегодняшним, соображениями. А Быков в 19 лет командовал взводом (с 1943 года), воевал на 2-м и 3-м Украинских фронтах, дважды был ранен, участвовал в боях в Румынии, Венгрии, Югославии.

Его «Журавлиный крик», «Третья ракета», «Альпийская баллада», «Мертвым не больно», «Круглянский мост», «Сотников», «Обелиск» стали неотъемлемой частью «лейтенантской прозы» о войне – феноменального явления в советской литературе, в создании которого участвовали Юрий Бондарев, Григорий Бакланов. Это поколение – рождения 1923–1924 годов – понесло наибольшие потери в войне: доказано, что из каждых 100 человек в живых осталось лишь трое. Поэтому военная тема была самой важной в его жизни, она повлияла на мировоззрение, на творчество более позднего периода, когда писатель все больше становился философом.

Сохранились фотографии и переписка Быкова с Солженициным, письма Айтматова, который предупреждал писателя о том, что правду могут не понять и не одобрить. Кстати, фильмами по собственным сценариям Быков не был доволен, за исключением «Восхождения» (по «Сотникову», режиссер Лариса Шепитько, 1976).

Издания последних лет – «Знак беды», «Пойти и не вернуться», «Карьер» и написанная в Финляндии и Германии «Долгая дорога домой» – завершают литературный раздел. А взгляды людей в выставочном зале в который раз возвращаются к рисункам и фотографиям.

Основой выставки «Васiль Быкаў. Шлях, вызначаны лёсам…» стали собственные материалы музея, отдельные экспонаты предоставлены фондами Библиотеки им. Я. Коласа НАН Беларуси, Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах