16.10.2008

 - Газета

Австралия: TERRA INCOGNITA?

Привыкшие к некоторым устойчивым словосочетаниям, мы порой не задумываемся об их истинном происхождении, а между тем первоначально именно Австралию ученые Средневековья называли terra incognita. В книгах того времени можно найти их предположения о существовании в Южном полушарии неизвестного материка - terra australis incognita... Чудо какое-то, подумал я, когда мне позвонили из посольства Австралии и сообщили, что открыли визу и желают приятного путешествия по континенту.

Сергей МИЛЮХИН, фото автора

Привыкшие к некоторым устойчивым словосочетаниям, мы порой не задумываемся об их истинном происхождении, а между тем первоначально именно Австралию ученые Средневековья называли terra incognita. В книгах того времени можно найти их предположения о существовании в Южном полушарии неизвестного материка - terra australis incognita... Чудо какое-то, подумал я, когда мне позвонили из посольства Австралии и сообщили, что открыли визу и желают приятного путешествия по континенту. Признаться, не привыкший к такому вниманию со стороны работников визовых служб, я поначалу даже подумал, что это не более чем розыгрыш. Но, поскольку это путешествие заранее не планировалось и впервые никто из мелких завистников о нем даже не догадывался, версию о розыгрыше пришлось отбросить и готовиться к покорению новой земли. Тогда я еще не предполагал, что настоящие чудеса только начинаются и впереди меня ждет путешествие, полное удивительных открытий и незабываемых впечатлений.

41-3

Около пятидесяти миллионов лет назад Австралия оторвалась от Великого Южного континента Гондваны и в течение всего этого времени была практически изолирована от всего мира. Поэтому многие уникальные животные и растения здесь даже не подозревают о катаклизмах, происшедших на других материках. Некоторые из них до сих пор пребывают в доисторическом благоденствии или остановились на каких-то переходных этапах развития.

На древних примитивных картах, которые неизвестно кем были составлены задолго до появления на материке первых европейцев, Австралия располагается, как правило, в середине листа. Со всех сторон она окружена морями и океанами, и только где-то далеко по краям находятся остальные материки. Составители этих карт были уверены, что находятся в центре планеты. И это правильно, почему, с их точки зрения, должно быть иначе?

Некоторые называют Австралию страною Даун Андер (Down Under), то есть Вниз и Под, имея в виду в первую очередь ее географическое положение относительно экватора и относительно Британии. Но ее так же успешно можно было бы назвать страною Смотри и Думай, потому что эта земля полностью состоит из тайн и загадок. Она чудесным образом объединяет неизведанные тропики со знойными и сухими пустынями, заснеженные вершины гор с бескрайними равнинами, а горные водопады с солеными озерами. Путешествие по Австралии можно сравнить с разгадыванием гигантского кроссворда, вопросы к которому расположены на ее параллелях и меридианах - по горизонтали и по вертикали.

Первые люди появились на материке около 40 000 лет назад. Так утверждают одни ученые. Другие же предполагают, что срок пребывания людей на континенте исчисляется не менее чем 150 000 лет. Но как бы там ни было, все равно цивилизация аборигенов Австралии является пришлой. Откуда они здесь появились, точно утверждать трудно. Говорят, что они, мол, пешком пришли на континент из Новой Гвинеи (в те времена еще можно было пройти по суше с этого острова на австралийский материк). Или же приплыли на каноэ и плотах с индонезийского архипелага. Тогда спрашивается, почему за ними не пришли и не приплыли остальные туземцы, которым на своих островах было явно тесновато? А если пришедших устраивала прежняя жизнь, то зачем они перебирались на материк?

Странно, почему перенаселенная Юго-Восточная Азия с многочисленными островными архипелагами соседствует с практически пустующим материком. Даже если учесть, что 70% его территории непригодны для жизни человека, то на тридцати процентах оставшейся было бы достаточно свободно еще не одному миллиону жителей. Некоторые называют Австралию самым малым континентом, а некоторые - самым большим островом. Так или иначе, но на всей ее территории сейчас проживает чуть больше 20 млн человек, что, конечно, очень мало для таких просторов и для такого прекрасного климата. В истории Австралии очень много белых пятен, и нигде, ни в каких источниках нет упоминания о каком-то большом переселении народов, а тайны, хранимые временем, до сих пор остаются нераскрытыми. Ни в одном диалекте аборигенов нет слова, которое можно было бы отождествить с понятием "время". Может быть, раньше "времени" как такового там и не существовало?

До 60-х годов ХХ века в австралийских школах просто не изучали историю своей страны. Почему? Да потому что истории словно и не было. Этот материк находился как будто вне времени, вне эволюции, вне цивилизации. Он многие века блаженствовал в одиночестве, покачиваясь на волнах двух океанов вдали от остального мира.

41-4

Лавры первооткрывателя Австралии принадлежат голландскому мореплавателю Виллему Янцу, который на корабле Duyfken в 1606 году впервые подошел к берегам далекого континента. Известно, что и ранее, в конце XVI века, португальские и голландские мореходы появлялись в этих водах, но они считали новые земли непригодными для жизни, потому что не смогли найти там пресную воду. В конце апреля 1770 года сорокалетний лейтенант английского Королевского флота Джеймс Кук впервые увидел берега Австралии и ее жителей. Такого большого корабля как Endervour, на котором прибыл Кук, аборигены никогда до этого не видели, но, несмотря на это и словно не замечая его, продолжали заниматься своим любимым делом - ничегонеделанием. Но когда матросы пересели в маленькие шлюпки, это уже было воспринято как угроза, и аборигены вышли к берегу, воинственно размахивая копьями и вооружившись камнями. Ни о каких стрелах и луках, ни о каком другом оружии и речи быть не могло: аборигены находились на самой низшей ступени развития. За всю свою многовековую историю они не научились обрабатывать металлы, они не смогли создать своей письменности и, по сути, остались теми же дикарями каменного века.

Капитан Кук смог подкупить старейшин племен то ли подарками, то ли уговорами и в течение длительного времени был у аборигенов желанным гостем, которого встречали словно посланника небес. Кук провозгласил эту землю частью Британской империи, назвав ее Новым Южным Уэльсом. Начинается колонизация Австралии европейцами. Некоторые исторические события способствовали этому. Так, вследствие неудачного для Англии окончания гражданской войны в Америке американские территории, раньше служившие местом ссылки английских каторжников, отказались от приема убийц, грабителей и насильников. Монархическая Англия принимает решение: отправлять отбросы своего общества как можно дальше, в Новый Южный Уэльс. В 1788 году первая партия заключенных прибыла в Австралию, тем самым положив начало ее европейской истории. И, как это ни печально, но прародителями современных австралийцев являются те, кого в благочестивой Англии считали неблагонадежными и, более того, опасными. Ссылка в Австралию расценивалась порой страшнее, чем смертный приговор.

Капитана Кука аборигены убили во время небольшой потасовки, когда женщины одного из племен возмутились варварским обращением с ними английских матросов и аборигенымужчины перестали видеть в англичанах посланников небес. Так что "еще одно предположенье, что Кука съели из большого уваженья", вряд ли соответствует действительности.

В это время на южном побережье материка благодаря стараниям еще одного английского мореплавателя, капитана Мэтью Флиндерса, появились и первые вольные поселения. Новый Южный Уэльс, или, как его некоторые называли, Новую Голландию, вскоре переименуют в Австралию. Дальше в истории континента будут поочередно происходить взлеты и падения, случится и инфицирование "золотой лихорадкой", которая на некоторое время породит приток эмигрантов из Европы и Азии. Среди горячих голов, приехавших на материк в поисках золота, были, конечно, и горняки, которые без труда отыскали в недрах Австралии немало полезных ископаемых и посчитали их промышленную добычу бизнесом не менее прибыльным, чем поиск желтого металла.

Когда зашла речь о государственности, австралийцы решили стать англичанами - частью великой империи, что, собственно, и произошло. Но Англия всегда относилась к этим землям, как злая мачеха. В 1-15 году во время Первой мировой войны Англия мобилизовала немалое количество австралийских мужчин и бросила их в мясорубку под турецким Геллиполи. Много жизней австралийцев унесли также бурская и Вторая мировая войны. Австралийцы воевали на втором фронте в английских легионах. Но, когда японцы начали бомбить Дарвин и австралийцы обратились за помощью к англичанам, помогите, мол, Англия просто отмолчалась. Тогда на помощь пришли американцы, и, естественно, их в Австралии принято считать победителями во Второй мировой войне. Как, впрочем, и в Первой. А на вопрос: "А в Первой-то почему?", возмущенно парируют: "А кто же еще?" Какая уж тут история? В 1-31 году Австралия как содружество нескольких штатов приняла Вестминстерский статус, согласно которому она является абсолютно самостоятельным государством. Однако главой страны остается британский монарх. Есть предпосылки предполагать, что данный статус Австралия не сменит до тех пор, пока во главе британского престола стоит королева Елизавета II. Но гимн страны уже сменили. И теперь это не "Боже, храни королеву", а "Вперед, прекрасная Австралия".

Все неторопливо меняется на этом континенте, остается прежним только образ жизни аборигенов. Работать они не могут. Жить в современном обществе по его законам тоже не могут. Может быть, на них так действует долгое проживание в поле действия энергии Южного полюса? Предполагают, что оно подавляет механизм логического мышления и аналитического разума. Вместо них на первый план выходит жажда статической стабильности и природный инстинкт размножения. Нет также сомнения и в том, что когдато некоторые племена аборигенов были людоедами, и в этом нет ничего удивительного - они жили в другом мире, в котором были свои законы и свои нравы.

Странно другое: народы, населяющие доевропейскую Австралию, не схожи ни с одной из рас, живущих на планете. Исследования установили, что возраст этих народов - около 400 000 лет и, более того, за последние 100 000 лет не только численность аборигенов осталась практически прежней, прежними остались и обычаи, и их образ жизни. Дикие племена до сих пор занимаются охотой и собирательством, ни на какое скотоводство или земледелие как на прогрессивную стадию развития общества нет даже намека. Те же аборигены, которые "прибились" к городам, безудержно бродяжничают и пьянствуют. Один мой знакомый очень возмутился, когда из моих рассказов узнал, что аборигены, оказывается, пьют спиртного больше любого среднестатистического европейского алкоголика. Он был искренне, до обиды возмущен этим фактом и, не желая уступать лидерство, с надеждой в голосе спросил: "Ну, одеколон же они не пьют?" На самом деле городские аборигены Австралии очень похожи на наших европейских обитателей сырых подвалов и грязных чердаков, проще говоря, на бомжей. У наших бездомных алкоголиков лица точно такие же, как у урбанизированных австралийских аборигенов. Может быть, их гены проявляются даже через расстояния? Или они просто начинают доминировать тогда, когда в человеческом организме спиртное поражает разум? Или это визуальное предупреждение человечеству?

Европейцы, переселившиеся в Австралию, к сожалению, принесли с собой не только цивилизацию, но и болезни, к которым у аборигенов не было иммунитета. Но самая страшная болезнь, привезенная сюда, - алкоголизм, который привел их к повальному пьянству и деградации. Какими-то социальными методами проблему пьянства решить не удается, потому что, кроме их земли, им больше ничего не надо. В самом прямом смысле этого слова - НИЧЕГО. Им предлагают жилье в городах - они живут в пустынях, в норах. Им выделяют пособия в 450 австралийских долларов в неделю (больше, чем любой другой социальной группе) - они ходят в обносках и безбожно пьют. Похоже, что апокалипсис для аборигенов Австралии начался с приходом на их землю европейцев.

Странно также и то, что при смешанных браках у мулатов уже в третьем поколении от генов аборигенов не остается и следа. Но потом, через пять-шесть поколений, они вновь проявляются самым неожиданным образом.

Сегодня аборигены проживают в резервациях северной территории материка, на своей исконной Земле Арнхема. Посещать эти места можно только с особого разрешения совета старейшин. Добиться этого достаточно сложно, потому что добраться до старейшин нелегко и они никогда не объясняют причины отказа. Это чем-то напоминает практику общения с гражданами в некоторых посольствах. Может быть, тоже гены аборигенов виноваты?

Не имея письменности, аборигены передают какую-то информацию из наследия своего народа от поколения к поколению через наскальные рисунки и очень оригинальную живопись. Что рисуют аборигены, сразу понять трудно, но дело, собственно говоря, не в этом: работы некоторых современных художников бывают понятны еще меньше. Аборигены утверждают, что их живописцы изображают землю, причем так, как ее можно увидеть лишь с высоты птичьего полета. Но доподлинно известно, что никто из местных художников никогда не летал на самолетах или вертолетах. Что-то неведомое внутри их сознания руководит ими, и на полотнах появляются разноцветные точки, круги или просто полосы, складывающиеся в оригинальные узоры, в самом деле напоминающие определенными деталями аэрофотосъемку. Этими узорами, как правило, разрисовывают бумеранги и диджеригу. Что такое бумеранг, знают, пожалуй, все, а диджеригу - это музыкальный инструмент коренных жителей Австралии, изготовленный из ствола тонкого дерева, внутренность которого выедена термитами. Назвать музыкой те булькающие звуки, которые аборигены извлекают из этого музыкального инструмента, трудно, но научиться играть на нем сможет далеко не каждый. Смысл всей игры заключается в том, что звук из этой, с позволения сказать, трубы должен быть непрерывным, то есть играющий должен научиться вдыхать и выдыхать воздух одновременно. Сначала это кажется невыполнимым, но при некотором усердии и логическом разрешении задачи становится ясно, что в Австралии возможно и это.

Кернс

Как бы тщательно ни планировалось путешествие по Австралии, оно будет неполным, если в маршруте не будет посещения штата Квинсленд и его административного центра - Кернса. Он расположен на северовостоке материка на побережье полуострова Кейп Йорк в заливе Святой Троицы, названном так еще капитаном Куком. Стимулом для его развития в конце Х_Х века послужило обнаружение здесь золотоносной жилы. Этой находкой природа явно пошутила над людьми: золота здесь оказалось очень мало. Правда, те люди, которые искали золото, нашли здесь крупнейшее месторождение олова, а чуть позднее благодаря очень теплому и влажному климату стали выращивать сахарный тростник.

Но основной причиной того, почему около миллиона туристов ежегодно посещают Кернс, конечно же, является то, что именно отсюда проще всего попасть на Большой Барьерный риф, который находится в Коралловом море, в западной части Тихого океана.

Кернс сам по себе городок небольшой, в нем проживает около 50 тысяч жителей. Несколько центральных улиц, на зданиях плотно развешаны всевозможные рекламные щиты многочисленных туристических агентств, множество кафе открытого и закрытого типа, отели разного уровня от дорогих апартаментов до дешевых ночлежек. Днем в городе безлюдно. Это объясняется тем, что в это дневное время все его гости либо находятся в океане, осматривая уникальные подводные рифы, либо бродят в не менее уникальных австралийских джунглях, которые окружают город с суши. Пожалуй, всем, кому посчастливится побывать в Кернсе, надо познакомиться с обеими этими достопримечательностями.

Большой Барьерный риф, или, как его здесь называют, Великий Коралловый, образовался, по мнению ученых, не так давно - около 8 тысяч лет назад. Территория, которую он занимает, сопоставима с территорией всей Великобритании. Он состоит из нескольких сотен разновидностей твердых и мягких кораллов, которые, разрастаясь, подходят к самой поверхности глубокого Тихого океана, а в некоторых местах даже образуют острова. Богатый животный мир коралловых рифов - неисчерпаемый материал для океанологов и просто для любителей природы.

К островам Большого Барьерного рифа быстрее всего долететь на вертолете. Но это неоправданно дорогое удовольствие. Гораздо проще и интереснее добраться до них на скоростном катамаране в компании примерно двухсот представителей самых разных народов. Некоторые крупные туристические фирмы имеют на рифах свои платформы, надежно укрепленные сваями на окаменелых кораллах. До рифов чуть больше 60 км. Около двух часов мчится катамаран по темно-синим водам океана, иногда на большой скорости врезаясь в волны и окатывая пассажиров с головы до ног солеными брызгами. Параллельно его курсу, как правило, долго летят чайки и бакланы, словно провожая людей в путешествие. И когда исчезают из виду белоснежные яхты, когда уже не видно и самого берега, катамаран пришвартовывается к платформе, и в течение нескольких часов гости коралловых рифов остаются наедине с этим природным великолепием.

Сказать о Большом Барьерном рифе только то, что он великолепен, равносильно тому, что не сказать о нем ничего или, хуже того, отвесить дежурный комплимент, используя первое попавшееся прилагательное. Большой Барьерный риф изумительно красив, он неподражаемо уникален, он таинственен в своих глубинах и очень опасен. Аквалангисты, погружаясь в океанические воды, рискуют быть атакованными тигровыми акулами, которые в немалом количестве рыскают в этой акватории в поисках завтрака. Поэтому перед тем, как разрешить людям плавание у рифов с аквалангом или просто с маской и трубкой, над платформой долго кружит вертолет, пилот которого внимательно осматривает окружающие воды. У тех, кто плавал в Красном море, первоначальное погружение в Тихий океан может вызвать разочарование: у берегов Египта и рыб вроде побольше, и цвета их кажутся ярче. Но только тогда, когда осознаешь масштаб увиденного, величие этого чуда света становится очевидным. От платформы можно путешествовать по океану в трюме лодки, имеющей прозрачное стеклянное дно. Оттуда очень интересно наблюдать за жизнью подводных обитателей. И, конечно же, как не полетать на вертолете над океаническими рифами? Любопытно, что площадка для взлета и посадки вертолета находится на отдельной, особым образом заякоренной платформе крошечного размера, чуть больше, чем сам вертолет.

С высоты птичьего полета океан кажется иным: в нем отражается солнце, порой кажется, что в каждой его капле живет отдельный солнечный лучик. Водная поверхность блестит, словно серебряная фольга, зеленые и светло-бурые островки рифов создают иллюзию их неземного происхождения, а на мелководье, словно на океанический берег, накатываются бирюзовые волны, превращаясь в белую кружевную пену. Примечательно, что во время океанических забав и развлечений за туристами зорко следят сотрудники фирмы, организующие путешествие, и прежде чем отправиться в обратный путь, всех пассажиров несколько раз пересчитают, чтобы, не дай бог, не оставить никого в океане. Происходит это так: сотрудники компании рассредоточиваются по обеим палубам катамарана и прекращают всякое движение пассажиров, словно в детской игре "замри". В это время с разных сторон в определенном порядке, но отличном друг от друга, два человека пересчитывают людей.

Подобную процедуру повторяют дважды, и, если результаты подсчетов сходятся, судно берет курс на материк. Разомлевшие после сытного обеда пассажиры устраиваются поудобнее, не обращая внимания на то, что персонал катамарана к этому времени размещается в проходах палуб, облачившись в гигиенические перчатки и вооружившись пакетами и салфетками. Они-то знают, что сейчас у многих пассажиров начнутся приступы морской болезни, и им нужна будет помощь. Что, собственно, вскоре и произошло. Я мысленно им аплодировал: все предусмотрели.

Параллельно Большому Барьерному рифу в окрестностях Кернса по суше проходит Большой Разделяющий хребет с горными системами, защищающий эти тропические территории от сухого воздуха пустыни. Влажные леса в области Квинсленда - это очень древняя и очень сложная экологическая система с примитивными растениями, многие из которых помнят времена, когда появились динозавры. Все они находятся под охраной в Национальном парке Куранда. Сейчас на тропические джунгли можно посмотреть с высоты, воспользовавшись услугами самого длинного в мире фуникулера, протяженностью семь километров, который построен, кстати говоря, с помощью российских вертолетчиков. Сверху хорошо видна структура самого леса: он растет в три яруса, и верхний, самый плотный, забирает практически весь солнечный свет.

Нижние ярусы ведут отчаянную борьбу за то, чтобы быть хоть немного ближе к солнцу. Оттого некоторые растения достигают немыслимых размеров - более ста метров в высоту. Многие растения этих лесов уникальны, и их можно увидеть только в Австралии. Например, веерная пальма, которая своими гофрированными листьями напоминает восточные опахала, или папоротниковое дерево, возраст которого - 150 миллионов лет. В таком лесу категорически запрещено курить, может быть, поэтому он так хорошо и сохранился.

Гуляя по влажным австралийским лесам, вы непременно зацепитесь за свисающие то здесь, то там тонкие зубчатые лианы пальмы, которая называется "подожди немножко". Так она называется потому, что понадобится какое-то время, чтобы отцепиться от них. Из ротанговых веток этих пальм в Индонезии делают мебель. Растет здесь и так называемая костыльная пальма, из которой аборигены делают удочки.

Повсюду на деревьях - древовидные папоротники, похожие на оленьи или лосиные рога. Они хоть и являются растениями-паразитами, но не губят деревья, на которых живут. Иначе поступает дерево с названием, которое говорит само за себя, - удушающий фиг. Оно обвивает со всех сторон какой-нибудь живой сильный ствол и, питаясь его соками, устремляется вверх, к свету. И пока дерево медленно гибнет, этот растительный вампир подыскивает себе следующую жертву. Некоторые деревья нашли способ спасения от растений-паразитов. Черный вотл, например (дерево, из которого аборигены делают бумеранги), научился периодически сбрасывать свою кору вместе с поселившимися в ней паразитами. А есть деревья, которые, наоборот, предоставляют свой кров другим живым существам. Так, в листья пробкового дерева закручиваются личинки бабочки Юлиссис, и оно защищает их от птиц.

Самостоятельно путешествовать по тропическому лесу чрезвычайно опасно: простое прикосновение к жалящему дереву может очень сильно обжечь кожу, а если случайно съесть плоды пандануса, то джунгли станут для вас, пожалуй, последним приютом. Вас может укусить птицакошка, и уж если не съест, то сильно испугает либо крокодил, либо игуана, либо разъяренный казуар или хищная водяная черепаха. Поэтому безопасней всего продвигаться по джунглям на американских амфибиях Dunk образца 1-42 года, участницах Второй мировой войны, которые здесь предоставлены в распоряжение путешественников.

Особое место в программе посещения Национального парка Куранда занимает фотографирование с коалой. За 15 долларов маленького чистенького зверька нежно усадят вам на руки и сфотографируют. На свою камеру запечатлеть счастливый момент не разрешают. Веселые и оптимистичные корейцы, японцы, немцы, англичане и все, кто в этот день пришли в парк, с удовольствием берут на руки пушистого зверька и через 23 минуты, получив фотографию, улыбаясь, отходят. Все спокойно до тех пор, пока не доходит очередь до русских туристов. Почти все они требуют перефотографировать их, потому что "плохо получились". После третьего "перефотографирования" остановившаяся очередь начинает роптать, а операторы-фотографы - возмущаться. На шум выходит старший менеджер и, откровенно раздражаясь, пытается объяснить, что на всех фотографиях коала получается хорошо, а то, что должны хорошо получаться и люди, для него стало откровением. Хорошо, что зверек не участвует в этом выяснении отношений. Это милое и трепетное создание почти всегда то ли спит, то ли находится в каком-то полукоматозном состоянии и прижимается к любому человеку, независимо от того, как тот выглядит. И, словно маленький ребенок, замирает, пока сидит на руках. Просто чудо какое-то!

Здесь же, в парке дикой природы, можно погладить или даже покормить небольших кенгуру - валлаби. Они почти ручные и не боятся людей. За надежным ограждением под арестом содержатся огромные крокодилы. Эти рептилии когда-то провинились перед человеком тем, что вторгались в его владения и угрожали ему. Там они были выловлены и затем переселены в парк на постоянное место жительства. В небольшом пруду плавают баррамундии - большие, почти двухметровые хищные рыбины, родственники наших окуней. Полторы тысячи бабочек самых разных размеров и расцветок встречают посетителей в специальном вольере. В общем-то все, что находится в Национальном парке Куранда, дает представление о той части Австралии, которая находится в зоне влажных тропических лесов. И напоследок, перед возвращением в город, все желающие могут попытаться метнуть бумеранг и посмотреть незамысловатые танцы местной танцевальной группы аборигенов. Совсем не утомительное и даже забавное зрелище.

Из Куранды обратно в Кернс лучше всего доехать на старинном поезде XIX века. Он проедет по горным дорогам. Из его окон можно с удовольствием рассматривать развалины древних гор с многочисленными водопадами и прекрасные панорамы бескрайних австралийских просторов.

Продолжение в следующем номере



Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах