15.08.2013

 - Газета

Крит. Праздник, который всегда со мной

Так уж повелось, что из каждого путешествия к морю я привожу дневник. Самый настоящий. С бумажными страничками, исписанный шариковой ручкой, пересыпанный мелким морским песком и моими впечатлениями – самыми свежими, самыми яркими и вкусными. Этот дневник сопровождает меня повсюду – на пляже, в кафе, в поездках. А потом он вырастает в статью. Так было и с Критом.

Екатерина ГУСЕВА, фото автора

Так уж повелось, что из каждого путешествия к морю я привожу дневник. Самый настоящий. С бумажными страничками, исписанный шариковой ручкой, пересыпанный мелким морским песком и моими впечатлениями – самыми свежими, самыми яркими и вкусными. Этот дневник сопровождает меня повсюду – на пляже, в кафе, в поездках. А потом он вырастает в статью. Так было и с Критом.

В этот легендарный и цветущий остров я влюбилась сразу, едва увидев его. И теперь, когда уже несколько дней я не слышу биения моря о скалистые берега, не чувствую прикосновения к ступням чудесного белого песка, не вижу приветливых улыбок греков, – я, конечно, тоскую. Да что там! Уже думаю о следующем отпуске, который хочу провести здесь. На Крите.

Итак, критский дневник.

Крит

День первый. Самолет. Отель. Таверна.

Аэропорт. Двадцать минут. Всего двадцать – до того момента, как самолет начнет разбег, покатится все быстрее и вдруг в нарастающем гуле оторвется от земли, чтобы потом, прочертив невидимую стрелу в воздухе, уйти за облака. Натянулись до предела ниточки обязанностей, связей, знакомств. Всего несколько часов – и другая жизнь…

Уходит! Уходит! Рвет могучим телом белые облака, оставляет далеко внизу домики и машинки – крохотные, кукольные. Большой, неповоротливый «Боинг», неуклюжий, как пингвин, – но это на земле, и легкий, виртуозный – в небе.

Я льну к иллюминатору. Специально каждый раз прошу билет «у окошка» – люблю смотреть в небо из самолета. Сказочные пейзажи из облаков, искрящийся, холодный рай.

Облака редеют. Сначала они застили небо сплошным ковром, потом – тянулись белыми, кудрявыми полосами и, наконец, стали похожи на стадо снежных овечек, которые разбрелись до самого горизонта. А прямо под «овечками» – угловатые лоскуты полей и мохнатые темно-зеленые пятна лесов, изломанные стрелки дорог… Мы летим низко.

Украина, Румыния, Болгария… Полет проходит на высоте десять тысяч метров. Температура за бортом сейчас минус сорок пять градусов по Цельсию, а на Крите – плюс двадцать шесть. Еще полтора часа до счастья…

А теперь под нами море – огромная, темная гладь в дымке. Черное? Средиземное? Эгейское?.. И острова, испещренные рыжими горами в дымке. Морская вода всех оттенков: бирюза, аквамарин, чистый синий, свинец. Спускаемся ниже. Теперь видны волны. Тяжелые, монументальные. Они словно не движутся совсем. Лежат себе и зеркалят жаркое южное солнце.

2

Полоска берега. Будем садиться.

Вот это посадка! Сначала мы прижались к морю вплотную. Казалось, еще немного – и вода хлестнет «Боинг» по брюху. Мелькнула мысль о героине киносценария, которую я убила накануне (сценарий я редактировала как раз перед отпуском). И вдруг берег скользнул под крыло. Несколько секунд – параллельно земле, упругий толчок – и самолет уже едет. Несется торпедой по взлетной полосе. Справа и слева от меня аплодируют пассажиры. Выдыхаю и тоже начинаю хлопать. Приземлились.

Легкий шок. Отель действительно на берегу моря, как и обещали в тур­агентстве. Он маленький и весь перевит цветущими растениями. Но шок в другом – пляжа как такового нет. Узкая полоска песка, камни – и сразу таверны. Много маленьких, и мой отельчик – с ними. Сейчас по­ужинаю и пойду искать пляж. Он должен быть где-то здесь.

Сижу в кафе у самого моря. Греки очаровательны – впервые ужинаю здесь, а меня уже норовят угостить. А море катит белую пену на берег. И луна висит – круглая, желтая, полная. И в этом столько обещания, столько жизни…

5

- It’s ok? – интересуется официант.

- It’s nice! – отвечаю и чувствую, как меня слегка качает на волнах алкоголя.

Вино, конечно, розовое. Прохладное и ароматное. В бокале на тонкой ножке. А к нему – нежные кальмары в хрустящей корочке, греческий салат… Наслаждение…

Крит_3

День второй. Море. Херсониссос. Ночная жизнь.

Море сегодня все в волнах. Они вздымаются высоко вверх, а потом с грозным шипением несутся к берегу. Невозможно бороться. Невозможно устоять на ногах, когда грохочущая, пенная масса накрывает с головой, в мгновение ока прибивает ко дну и волочет за собой. У меня содраны колени и локти, песок в волосах. Но я улыбаюсь. Стихия. Люблю.

Снова сижу в кафе на берегу. Уже в другом. Полдень. Потягиваю белое вино, смотрю на рай у моих ног. Я все-таки нашла большой пляж – до него минут пятнадцать ходьбы, но тратить их стоит. Зеленые пальмы с желтыми хвостами чуть присушенных листьев, огромные алые экзотические цветы и бирюзовое с темно-лазурным переходом море. Все так медленно, легко и понятно.

– Я здесь две недели, – говорит на чистом русском миловидная официантка, – приехала, как и вы, в отпуск, заказала бокальчик вина, разговорилась с менеджером… И вот, вернулась потом работать.

«Жизнь полна шансов, – думаю я. Почему нет? Почему бы не работать официанткой ради жизни в раю?»

Херсониссос. Так называется городок, в котором я остановилась. По вечерам здесь чувствуешь себя словно в кино – очень много красивых людей. Особенно женщин. Мелькают загорелые ноги, высокие каблуки, короткие юбки, белые волосы. Все совершенны и все похожи друг на друга. И возле этой красоты, как пчелы у цветов, вьются мужчины. Не всегда красивые – разные…

Ночная жизнь здесь похожа на салют. Яркая, искрящаяся, пестрая и громкая. Безумная смесь языков и национальностей – голландцы, англичане, австрийцы, немцы, италь­янцы, русские… Вдоль набережной – множество ночных клубов. Все бесплатные. И в каждом тебя норовят угостить. После двух «мохито» я обнаружила себя поющей караоке в скандинавском ночном клубе. «Батьку-атамана». Скандинавы весело приплясывали и пытались подпевать. «Спаса со стены под рубаху снял, хату подпалил, да обрез достал»… Неожиданно. Но весело. И как-то… Лихо, пожалуй.

День третий. Спиналонга. Агиос Николаос. Малиа.

Познакомилась с семейной парой из Москвы. У них оставался последний день, и мы решили… арендовать машину и отправиться в небольшое путешествие по острову. Нам повезло – отельный гид Янис согласился нас сопровождать. И очень кстати – без него обязательно заблудились бы.

Сначала ехали по горам. Извилистый серпантин, головокружительные обрывы, ущелья. И деревушки. Старинные. Маленькие. Все в цветах. Милые, небольшие церквушки. И снова серпантин. В самых красивых местах останавливались для фото.

11

14

Одна из деревушек – Плака – приютилась в красивейшей бухте. Вода у берегов лазурная, а дальше – все темнее, темнее… И тут же, рядом, буквально в полукилометре от берега, лежит небольшой островок – Спиналонга. Он щетинится стенами и крепостными башнями средневековой крепости. Некогда она выдерживала целые десятилетия осады турков, и здесь укрывались православные семьи, в то время как весь остальной остров уже был завоеван Османской империей. А в начале XX века Спиналонга стала лепрозорием. И сотни больных проказой здесь окончили свои дни.

20

К островку сейчас курсируют из Плаки небольшие кораблики. Плавали смотреть. Грустное, а теперь к тому же и нежилое место. Стены с пустыми окнами-глазницами, плющ, обвивающий камни, церковь с большим медным колоколом, немо висящим у входа… И море, синее, радостно поблескивающее в проемах между стен…

Гуляя по самой Плаке (интересно, родственно ли это название русскому «плакать»? – многие русские слова имеют греческие корни), видели осьминогов, которые сушились на веревке, как белье.

Крит_2

Заглянули и на пляж. Здесь он оказался галечным. Большие и круг­лые, выжженные на солнце белые камни. Переступаешь по ним медленно, стараясь удержать равновесие. И вот тут есть хитрость: у самого берега «гальки» белые, а дальше – коричневые. Плыть надо, начиная с них, поскольку коричневые камни скользкие, как пол в ванной после душа.

Да, совсем забыла: деревушка окружена горами. Их монументальные хребты хранят спокойствие этих мест. Смотришь на них из воды – и чувствуешь себя совсем маленькой, но защищенной при этом. Умиротворение. Покой…

Вдоволь накупавшись, двинулись в путь. Замелькали в окнах оливковые рощицы, разрушенные мельницы, современные ветряки, белые домики. А в одном месте дорога вдруг побежала… посреди моря. Узенькая и извилистая. Без ограждений и перилец…

Агиус Николаос. Небольшой портовый городок в заливе Мирабелло. Он встретил нас безудержным солнцем. Цветные домишки, залитые светом, жались друг к другу и к узкой полоске воды. Сначала я подумала, что это река. Ничего подобного! Море! Узенький заливчик, сбегающий к могучей, синей толще, невозмутимо лежащей поодаль.

27

И много лодок. И кошки на мощеной набережной, ожидающие возвращения моряков. И цыганки, разносящие розы между столиками кафе. И музыка. Льющаяся, зовущая…

Закат встречали в деревушке Малиа (русск. «малая»?), где острые камни обнимают берег, и волны разбиваются о них с шипящими брызгами. Усталое солнце медленно катится в море, неторопливо трогает воду, прежде чем пропасть в ней до завтра. И вода, вся оранжево-розовая, благодарно принимает эту ласку. Сейчас солнце скроется совсем. Вода еще немного подержит свет и почернеет.

А позднее взойдет луна. И протянет к берегу широкую серебристую дорогу, похожую на цыганскую шаль, всю в блестящих монетках.

День четвертый. Лошади. Рыбки. Ужин с критянами.

Волны улеглись, и море посветлело. Я легко плыву в густой бирюзовой воде, взмахивая руками в такт дыханию. Наконец, видно дно. Оно белое, песчаное и дробится в золотой, солнечной сетке. И песок на берегу тоже белый. Собственно, это и не песок, а измельченные и сглаженные водой ракушки. Ходить по нему одно удовольствие – ноги утопают по самые щиколотки, и приятное тепло обнимает ступни.

Каталась на лошади. Случайно нашла конюшню и не выдержала. Мне достался гнедой меренок со смешным именем – Али-Баба. Ленивый, но шустрый под опытным всадником. Сорвалась вперед группы, чем снискала бурные восторги инструктора. Такую скорость мой Али-Баба, оказывается, давно не показывал.

32

Солнце дробилось мириадами брызг в вечереющем море, кованые копыта выбивали об камни крепкое «тара-пам», и мы с Али-Бабой летели по извилистой горной дорожке вдоль пляжа…

Вечером решила прогуляться по сувенирным лавочкам. Купила вина, оливкового масла, магнитиков – одним словом, всего того, что принято привозить в подарок из Греции. Забрела в салон Fish-spa (рыбный пилинг). Их здесь в Херсонисоссе – пруд пруди. В больших аквариумах плавают маленькие рыбки. Посетители опускают в воду ступни, и рыбешки объедают всю ороговевшую кожу с пяток. Рекламные проспекты обещают обновление и омоложение. Одним словом, решила попробовать.

34

Ощущения более чем сильные. Мало того, что работник салона (мужчина!) вымыл мои ноги перед процедурой (таковы правила – дабы рыбки ничем не отравились), так еще и сами обитатели аквариума так набросились, что от неожиданности я аж подпрыгнула. Впрочем, к рыбкам привыкаешь быстро, они пощипывают и щекочут, цепляются и скользят по коже – экзотический живой коктейль у твоих ног... Чувствуешь себя странно, но, пожалуй, все-таки приятно.

35

Вообще же, в Херсонисоссе найти приключения легко, хотя попасть в настоящую беду, думаю, трудно. Планы здесь не осуществляются, зато сбываются желания. Вечный карнавал, вечный праздник непослушания. И как бы ни обернулась ситуация – все сложится только к лучшему.

Скажем, после рыбок я решила заказать экскурсию по морю. Этакий мини-круиз. Капитан Харрис, весельчак и балагур, узнав, что я журналист, решил не просто продать мне тур, но и непременно подвезти меня до отеля на мотоцикле. Простая доставка до «места дислокации» вылилась в поездку в горы, откуда «виден весь Херсониссос». В горах действительно красиво – звезды висят низко-низко. Созвездия незнакомые. А внизу – город, весь сотканный из огней.

– Смотри, – сказал капитан Харрис по-английски, – вон там порт, а в нем – моя лодка. Хочешь посмотреть на лодку?

– Может, в другой раз? – неуверенно протянула я.

И мы поехали смотреть на лодку. Она сонно покачивалась у причала между помпезным туристическим кораблем и каким-то утлым суденышком.

– Красивая лодка, – сказала я. – Ну, я пойду в отель.

От порта до отеля было минут десять ходьбы.

– Я отвезу тебя, садись, – возра­зил Харрис.

Мы поехали и через три минуты оказались в портовой таверне, где ужинали друзья капитана. Они шумно приветствовали нас. Выяснилось, что едят они рыбу, которая «час назад еще плавала в море», и поймал ее кто-то из присутствующих. Мы сели к столу.

Рыба была вкусной, а белое вино – прохладным. Греки то и дело поднимали бокалы с возгласами: «Ямос!» (что-то вроде нашего «на здоровье!»). «Ямос!» – отзывалась и я, и уходить уже не хотелось. Душевно…

Окончание в следующем номере...


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах