26.09.2013

 - Газета

Там, где заходит солнце. Португалия

Португалия – страна не просто на краю Европы, иногда кажется, что время здесь просто остановилось. Оно застыло: в камне, в традициях, в характерах и даже в названиях. Португальцы по своей сути весьма консервативны, и это выражается в сохранении старых названий и бережном отношении к традициям. Долгое время здесь все считали, что Португалия лежит на берегу Португальского, или Большого западного, моря, поэтому вы не услышите от португальца слово «океан», для них он так и остался морем… Океанскую набережную они ласково называют «маржинал», от слова «mar» – море. У них нет океанских пляжей, есть только praia de mar – «морской пляж», нет океанских отелей, и загорать они едут на «море» и никак не на «океан».

Марина МАКСИМОВА,
культуролог, гид, автор проекта www.portucale.ru

Португалия – страна не просто на краю Европы, иногда кажется, что время здесь просто остановилось. Оно застыло: в камне, в традициях, в характерах и даже в названиях. Португальцы по своей сути весьма консервативны, и это выражается в сохранении старых названий и бережном отношении к традициям. Долгое время здесь все считали, что Португалия лежит на берегу Португальского, или Большого западного, моря, поэтому вы не услышите от португальца слово «океан», для них он так и остался морем… Океанскую набережную они ласково называют «маржинал», от слова «mar» – море. У них нет океанских пляжей, есть только praia de mar – «морской пляж», нет океанских отелей, и загорать они едут на «море» и никак не на «океан». 

Также и с традициями. Даже инквизиция, пришедшая в страну и оставившая кровавый след, впрочем, как и везде, не смогла выкосить древние, идущие еще от лузитан и кельтов, верования. Чего стоит знаменитый Карнавал в феврале или Праздник плодородия в июне.

– Погодите-погодите, – спросит уважаемый читатель. – Ведь карнавал проходит в Бразилии?

Все так, но… на секундочку задумайтесь и вспомните-ка, откуда в Бразилии взялся этот праздник? То-то же, привезли португальцы в 1500 году вместе с Алваром Кабралом, который, к слову, Бразилию и открыл. Португалия, отделенная горами от остальной части Иберийского полуострова, всегда имела свое мнение по разным вопросам и по поводу религии в том числе. Вопреки тотальной христианизации в средние века, несмотря на инквизицию, несмотря на одну из святынь католической церкви, которая находится в Фатиме, Португалия смогла сохранить в своих праздниках те древние ритуалы, которые явно указывают на языческие корни. Ведь Карнавал, carnaval, по сути своей, является праздником прихода весны, языческим Имболком. Позже, с распространением карнавальной культуры в средневековой Европе, праздник приобрел социальный аспект (вспомним «королей» и «королев» карнавалов, гротески и безжалостные пародии на представителей духовенства и правящей элиты во время карнавальных шествий и проч.). В целом же явление карнавала по-прежнему отсылает нас к восхвалению культа тела и всего телесного, телесности как таковой (вспомним Гаргантюа и Пантагрюэля Франсуа Рабле и глубокую философскую трактовку романа Михаилом Бахтиным). В славянских землях карнавальная культура, безусловно, тоже присутствовала, вспомнить хотя бы нашу Масленицу.

И если вы не доехали до Рио-де-Жанейро (что, к слову, переводится как «январская река»), можете при­ехать в Португалию, и в городках Овар или Лулэ вы сможете окунуться в великолепную атмосферу карнавала.

Надо сказать, что открытие Бразилии стало своеобразным апогеем для эпохи Великих географических открытий XV столетия. Их вдохновителем был Генрих Мореплаватель, но мало кто знает, что мореплавателем он был, по большей части, в библиотеке и по картам. Как сейчас бы сказали, armchair navigator. Да-да-да… Представьте себе: он фактически вовсе не плавал, лишь несколько раз пересек Гибралтарский пролив, и то в возрасте 21 года. Оказывается, у него была ужасная морская болезнь!

– Ах, какая грустная ирония судьбы, – воскликните вы. И окажетесь правы.

Генрих бредил морем, даже, несмотря на морскую болезнь, собирался возглавить одну из экспедиций в Африку. Но тут опять вмешалась судьба – и ему пришлось остаться в королевстве, чтобы помочь брату, который был еще и король, так сказать, по-совместительству.

Проезжая мимо маленькой деревушки Баталья, нужно вспомнить еще одного короля – отца Генриха, Жуана Первого. В Португальских династиях было все невероятно запутано. Так вот, Жуан вначале совсем не собирался быть королем, как раз на­оборот – родился внебрачным сыном короля Педро Первого и был отослан подальше от двора в монастырь Ависского ордена. Там он дослужился до звания приора. Но так уж случилось, что те, кто его отсылали, чуть позже приехали просить его об одолжении – возглавить Португальское государство (вследствие отсутствия других наследников мужского пола у его сводного брата Фердинанда Первого). Думаете, он согласился? А вот и нет! Он отказал им, и только после долгого разговора со своим другом Нуно Алварешем Перейрой, который был главнокомандующим, согласился. Кто знает, какие слова подобрал его друг, но в возрасте 27 лет на Португальский престол взошел король новой династии – Жуан Первый Ависский.

– Так, а причем тут деревня Баталья? – пора начинать недоумевать. 

Терпение, друзья мои. Сейчас поймете.

Вся эта ситуация совсем не устраивала испанского короля Жуана Первого Кастильского, который был женат на единственной дочери короля Фердинанда Первого Беатрис и также метил на португальский престол. Разразился конфликт, перешедший в военное столкновение, закончившееся славной победой португальского войска при Алжубаррота. Это была фантастическая победа. 6500 португальцев против 31 000 испанцев. Если задуматься – затоптали бы количеством! Но благодаря стратегическому гению констебля Перейры и героизму простых воинов, испанцы дрогнули и побежали. Король Жуан Ависский не верил в победу, но когда ему принесли весть о ней, выскочил из шатра, взвел свой арбалет и выстрелил в никуда…

–Что вы делаете? – удивился его друг.

– Я обещал построить монастырь в честь победы. Я ищу место, – ответил король и отправил искать стрелу.

Там, где упала стрела, уже в 1386 году началось строительство монастыря Санта Мария да Виктория, а вокруг него уже впоследствии возник поселок. Строительство велось с разными темпами и затянулось до середины XVI столетия; впрочем, и тогда оно тоже не было окончено – часть монастыря так и носит название Капеллаш Инперфейташ (Capelas Imperfeitas), или Неоконченные капеллы. Так и плывут они над деревушкой, как молчаливый укор тем, кто их бросил вот так, на произвол судьбы. При всем этом храм в деревушке Баталья, которая и название-то получила из-за сражения, а насчитывает чуть больше восьми тысяч жителей, считается жемчужиной португальской готики. К слову, Генрих Мореплаватель похоронен именно здесь, так же как и его отец с матерью – Жуан Ависский и Филиппа Ланкастерская. Невообразимой красоты резьба по камню напомнила мне вологодские кружева, а центральный неф – некоторые кадры из фильма «Властелин колец»… Коридоры Мории или нечто в этом роде приходят в голову, когда видишь это творение.

Здесь самое время вспомнить о португальских сувенирах, которые являются неотъемлемой частью поездки любого туриста. Разглядывая прилавки, взгляд ваш будет все время натыкаться на расписного петушка в разных вариациях. Это символ свободы и справедливости. И у него есть своя легенда. Она гласит, что в незапамятные времена, когда все считали своим долгом хоть раз в жизни совершить паломничество, через небольшой поселок Барселуш как раз и проходил такой путь – путь Сантьяго. И вот как-то раз остановились в небольшой таверне на окраине два паломника: отец и его сын, молодой юноша. У хозяйки таверны, молодой вдовы, внезапно вспыхнули чувства к молодому человеку. Начала она ему делать намеки и так и эдак, как говорится, «со словами и без слов», но молодой человек ответил отказом. Все мы знаем, что такое разъяренная женщина! Со злости она подложила ему в котомку какую-то свою вещь, а утром подняла шум, что ее ограбили. Стража обыскала всех и, естественно, в поклаже у юноши нашла заявленную пропажу. Судья поселка, недолго думая, приговорил его к смерти через повешение! И как ни молил его отец, судья стоял на своем. Единственное, в чем он уступил, – это отложить казнь до того момента, как отец вернется из паломничества. Отец продолжил путь и добрел до Сантьяго-де-Компостела, где, согласно католической церкви, покоятся мощи апостола Иакова; помолившись у святыни, он вернулся в Барселуш и опять упал в ноги судье. А тот как раз кушать сел. На тарелке у него лежал зажаренный петушок. Догадываетесь, что будет дальше? Правильно, когда судья в очередной раз отказал в помиловании, отец призвал в свидетели Иакова и сказал: «Пусть этот жареный петух закричит о несправедливости, тобою творимой!» Каково же было удивление всех, когда петух действительно улетел с тарелки и начал кукарекать. Казнь отменили, юношу освободили. С тех пор петух стал португальским символом свободы и справедливости. Но есть и другая версия, более прозаическая, о которой расскажу позже.

Рядом с Батальей находится паломнический центр Фатима, который Португалия обрела благодаря видениям трех пастушков в 1917 году. Его также посещают туристы. В среднем около 2 млн в год. Это огромный комплекс, выстроенный в начале двадцатого века и дополненный в 2007 году новым зданием – базиликой Святой Троицы. Надо сказать, что размахнулись они достойно: площадь может соперничать по размерам с Красной площадью. Особенно она впечатляет тысячью паломников, ползущих на коленях по мраморной дорожке, идущей через площадь к капелле Явления. Атмосферу этого места сложно описать – ее нужно прочувствовать. Впрочем, как и любого паломнического центра.

Как видите, мы с вами продолжаем знакомство с Португалией и продвигаемся дальше на север – в город Коимбру. Кому из нас, а в особенности старшему поколению, не известны строки:

Коимбра, чудесный наш город,
Ближе нет тебя и краше.
Мы позабудем не скоро
Свет из окон старых башен.

Узнали? Как нет?! Это же классика! Ну что ж, придется пересмотреть фильм «Возраст любви» с Лолитой Торрес в главной роли. И, как говорится, гугл вам в помощь. Но можете поверить – фильм действительно снимали в этом городе, среди его узких улочек и неповторимой атмосферы студенческого города. Но город не всегда был таким. Изначально это был римский город Аеминиум и Конибрига, потом Коимбра. Еще арабы построили на высоком холме огромную крепость, решив, что такая монументальная постройка устрашит «неверных». Но, как известно, большой шкаф громко падает. Так и случилось с Коимброй, которую по приказу Фердинанда Великого, короля Леона, взял штурмом его генерал Сезандо в 1064 году. Первый король Португалии, Алфонсо, переносит сюда свою столицу в 1139 году во время формирования королевства Портукале, будущей Португалии.

Столицей Коимбра пробыла недолго – всего до 1255 года. Потом, после отвоевания южной части – Алгарви, король Алфонсо Второй переносит столицу еще южнее, в Лиссабон. И город, который привык к праздникам, посольствам и ярмаркам, внезапно становится маленьким, заштатным и незначительным. 

Так прошли столетия, пока другой король, Жуан III, не перенес сюда в 1537 году из Лиссабона университет. Король Жуан V подарил в XVIII веке университету великолепную библиотеку, названную в честь короля «Библиотека Жоанина». И зажил город совсем другой жизнью – студенческой. Всем нам известно, что «от сессии до сессии живут студенты весело!» В Португалии это выражается в прохождении «курса молодого бойца» первокурсниками под строгим надзором старшекурсников, так называемый «пранш». Проходит он и сейчас с октября по декабрь во всех городах, где есть университеты. Переодетых в ярко-желтые, зеленые, голубые майки первокурсников выводят на площадь и заставляют, например, прыгать на одной ножке, приседать или отжиматься. На шее у них висят пустышки, а на голове – ослиные уши, при этом они скандируют уничижительные речевки. Звучит что-то вроде такого: «Я – осел, я – дурак, я ничего не знаю. Я буду делать то, что мне говорят, и, возможно, я поумнею…».

Все заканчивается массовым праздником (читать: попойкой), когда под вечный гимн студентов Gaudeamus igitur, Juvenes dum sumus! на первокурсников надевают плащи. И кстати – вы прекрасно знакомы с португальскими студентами!

«Как?! Совсем незнакомы», – воскликните вы. Но это не так. Все вы читали или смотрели что-либо о Гарри Поттере. Правда, мало кто знает, что Джоан Роулинг провела несколько лет в Синтре, в Португалии, где преподавала в колледже английский язык. И именно по образу и подобию португальских студентов она писала многие свои персонажи, а также костюмы, традиции и обычаи. Так что в отличие от общепринятого мнения так полюбившийся всем знаменитый волшебник, одержавший победу над Темным магом, отнюдь не англичанин, а скорее португалец. Ну, если судить по внешнему антуражу романа.

В Коимбре мы не найдем платформы 9ѕ, с которой ходит Хогвартс-Экспресс, это нам надо в Лондон. Но вот чего нет в Лондоне, зато в достатке и наилучшем виде есть в Коимбре, – это замечательный молочный поросенок, которого здесь готовят исключительно хорошо, с соусом из черного перца и хрустящим картофелем.

Рядом с Коимброй простирается загадочный лес друидов, где до сих пор сохранились гигантские кипарисы и король Фердинанд Второй построил свой охотничий домик.

Север Португалии таит в себе еще больше загадок, чем юг. Кельты, друиды, каелетики, портвейн и зеленое вино – именно об этом я расскажу вам в следующий раз.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах