04.09.2008

 - Газета

Поближе к солнцу

Полуденное небо затянуто серыми тучами. Накрапывает мелкий летний дождик. Я с грустью смотрю в иллюминатор на посадочную полосу минского аэропорта и отмечаю про себя, что лето в этом году не заладилось. Однако спустя два с половиной часа полета на белом красавце "Аэробусе" от грустных мыслей уже не осталось и следа. Меня встречал солнечный Баку. Пронзительное голубое небо, яркие краски и нестерпимый жар, идущий от бетонных плит. В городе, расположенном на широте Мадрида, лето никогда не бывает прохладным.

Дмитрий САМОХВАЛОВ, фото автора

Полуденное небо затянуто серыми тучами. Накрапывает мелкий летний дождик. Я с грустью смотрю в иллюминатор на посадочную полосу минского аэропорта и отмечаю про себя, что лето в этом году не заладилось. Однако спустя два с половиной часа полета на белом красавце "Аэробусе" от грустных мыслей уже не осталось и следа. Меня встречал солнечный Баку. Пронзительное голубое небо, яркие краски и нестерпимый жар, идущий от бетонных плит. В городе, расположенном на широте Мадрида, лето никогда не бывает прохладным.

35-4

Около аэропорта я долго и безуспешно пытался найти остановку общественного транспорта. Но ни автобусов, ни даже маршруток вокруг не было видно. Пришлось обратиться к вездесущим таксистам. Цена в шестьдесят долларов, предложенная ими, меня никак не устраивала. Наконец, один согласился подвезти до железнодорожного вокзала всего за тридцать местных манатов. Лишь прибыв на место назначения, я понял, что выгадал не так уж и много. Тридцать манатов - это примерно сорок долларов. Вот такой у них курс!

Собственно в Баку я был лишь транзитом. Мне хотелось попасть на юг Азербайджана, еще ближе к солнцу. Но билеты на поезд продавались лишь на завтрашний день. Это меня нисколько не смутило. Сутки, проведенные в незнакомом городе, - хороший повод, чтобы познакомиться с ним поближе. С поиском ночлега проблем не оказалось.

Он сам появился передо мной прямо на вокзале в образе пожилого мужчины, представившегося Мамедом. "Есть место в хорошем общежитии, - тихо произнес он. - Тут рядом и стоит всего четыре маната". Мамед почти не соврал. Обещанное им "общежитие" действительно находилось всего в пяти минутах ходьбы от вокзала в старом Армянском квартале. Когда-то здесь жили армяне, но из-за этнических чисток эпохи перестройки они были вынуждены навсегда покинуть насиженные места. Опустевшие дома заняли азербайджанцы - беженцы из Армении и Нагорного Карабаха. Мамед тоже был беженцем. Двадцать лет назад он переселился из родного города Агдама в Баку. Но об этих событиях старик распространяться не хотел. Сказал только, что в Агдаме остались дом и могилы родственников. Но хорошим это место можно было назвать лишь с большой натяжкой. Маленькая комнатка в полуподвальном помещении, вместо душа и туалета - закуток с дырой в полу и шлангом. Соседями были четверо парней, приехавших в город из сельской местности на заработки. Поначалу мне здесь не понравилось. Но Мамед пустил в ход все свое красноречие, уговаривая остаться. К тому же парни, увидев гостя из далекой страны, тут же продемонстрировали восточное гостеприимство и прямо на полу разложили угощение - толстые ломти арбуза, сыр и лаваш. С большой неохотой я согласился выпить с ними чашку чая. За "столом" потекла неспешная беседа, за одной чашкой последовала вторая, и вот я уже занял одну из кроватей. Мои собеседники интересовались всем на свете, в том числе, зачем я приехал в Азербайджан. "Неужели на работу?"

"Просто путешествую", - признался я.

Мамед, сидевший рядом, широко улыбнулся: "Я тоже люблю путешествовать! Десять лет ездил в Турцию торговать. Сейчас здоровье не то, что раньше, да и товары подорожали. Но раз в году бываю на Украине. Это хорошая страна. Украинцы очень похожи на азербайджанцев".

Меня подмывало спросить, неужели азербайджанцы тоже любят сало. Но часы на стене пробили одиннадцать. Мамед пожелал всем доброй ночи и ушел, а мы легли спать. На следующее утро меня разбудили ни свет ни заря. Парни собирались на работу и не хотели, чтобы я пропустил завтрак. Выпив с ними чашку чая, я отправился исследовать город. Основанный много веков назад, Баку издавна жил торговлей и добычей полезных ископаемых. Персидские и арабские купцы покупали здесь "земляное масло", которым потом лечили артрит или заправляли светильники. В девятнадцатом веке спрос на это "масло" стал таким огромным, что для организации нефтепромыслов сюда начали приезжать бизнесмены из разных стран мира. Например, семейство Нобелей сколотило свой первоначальный капитал именно в Баку. В наследие от той эпохи городу достались здания, построенные в стиле модерн. Их здесь немало, особенно в центре. Если бы не страсть советских архитекторов втискивать между старыми постройками безликие "панельки", Баку мог бы выглядеть солидней Барселоны. Современные архитекторы также не особенно заботятся об облике города. Все в том же центре возводятся здания из стекла и бетона. Добыча нефти и газа приносит стране огромные прибыли, так что спрос на стиль "хайтек" только растет.

Бакинцы по праву гордятся своим приморским бульваром. Он растянулся на многие километры вдоль берега Каспия. Пешеходные дорожки окаймляют посадки экзотических растений. Кроме пальм и магнолий, встречаются также инжирные, тутовые и даже оливковые деревья. Сюда охотно приходят целыми семьями, чтобы прогуляться вдоль тенистых аллей, посидеть на лавочке или насладиться чашкой кофе в одном из летних бистро. Для детей открыт парк развлечений. Но самое восхитительное на приморском бульваре - это виды, открывающиеся на Каспий. Глядя на бесконечную гладь голубой воды, не хочется даже верить в то, что перед тобой не море, а всего лишь самое большое в мире озеро.

Рядом с бульваром расположен средневековый город Ичери Шехер. От него осталось не так уж и много: несколько мечетей, караван-сараев и скромный ханский дворец. Последний сейчас на реставрации. Ичери Шехер не только туристическая достопримечательность, но и живое напоминание бакинцам о славном прошлом их города. Основанный в конце первого тысячелетия нашей эры, он дважды был столицей государства ширваншахов. Побывавший здесь в семнадцатом веке немец Адам Олеарий был удивлен размахом торговых операций, которые вели бакинские купцы. Торговали не только нефтью и тканями, но также рабами. В основном, детьми и женщинами. Олеария поразило то, что крыши местных домов были плоскими. В летнее время они служили местом для сна. С тех пор крыши в Ичери Шехер ни капли не изменились. Вот только отдыхающих на них я не увидел.

Самая знаменитая постройка средневекового города - Девичья башня. Согласно легенде, она была возведена по просьбе одной местной принцессы, утомленной приставаниями со стороны собственного отца. Когда строители закончили работу, девушка поднялась на верхний этаж и бросилась вниз. Очевидно, гордая красавица была не одинока в выборе столь необычной формы суицида, потому что в Хi-Хii веках вокруг Баку было построено множество похожих башен. Они охраняли жителей Апшеронского полуострова от пиратских набегов северных соседей-хазар. Хазарский каганат давно исчез с политических карт, но память о нем до сих пор жива. На азербайджанском языке Хазаром называют Каспий. Впрочем, надо отметить, что в Бакинском заливе разбойничали не только хазары, но и приплывавшие издалека русские. В более позднее время башни служили маяками.

Азербайджанцы, живущие в Беларуси, часто выбирают основным родом деятельности торговлю. Странно, если бы они этим не занимались и дома. Такого изобилия торговых рядов, киосков, больших и маленьких магазинов я не видел даже на курортах Турции. Цены везде разные. Но, в общем-то, Баку не самый дешевый город. Например, продукты питания в полтора, а то и в два раза дороже, чем у нас. Белорусских товаров в магазинах я не нашел. Но торговец овощами на рынке посоветовал приехать сюда осенью, когда на прилавках появится белорусский картофель.

Я вернулся с прогулки ближе к вечеру. У дверей меня ждал Мамед. "Ты где пропадал? - недовольно спросил он. - Ушел один в незнакомый город. Я за тебя очень волновался. Даже кушать не мог". Он помог мне собраться и проводил на вокзал. По дороге старик вдруг сказал: "Может, у тебя денег нет? Я могу дать".

Я удивленно посмотрел на него. Кто же собирается в дорогу без денег? На прощание Мамед вручил мне сверток с едой, крепко обнял и посоветовал быть как можно более осторожным. Когда поезд тронулся, увозя меня на юг, он долго стоял на перроне и махал вслед рукой. Удивительное дело, мы встретились только вчера, я был самым обычным постояльцем в его "общежитии", но провожал он меня как родного...

Я ехал в Астару. Да-да, вы не ошиблись. Именно в Астару. "Астара - звезда Востока", - гласит рекламный слоган минского ресторана. Однако Астара - это не только ресторан. Это еще и город. Даже два города. Один расположен на севере Ирана. Другой - на юге Азербайджана. Они отделены друг от друга всего лишь рекой и еще целой пропастью под названием государственная граница. Коренными жителями обоих городов являются талыши - маленький ираноязычный народ. Некоторые ученые считают их прямыми потомками древних мидян. На талышском языке "астар" - это и есть звезда.

Ранним июльским утром мой поезд остановился около небольшой и ни чуть не примечательной железнодорожной станции. На фасаде значилось название "Астара", но самого города поблизости не было. Пока я зевал и озирался по сторонам, остальные пассажиры в спешном порядке грузили свои многочисленные пожитки на подъехавшие легковые машины. Спустя каких-то пять минут я остался на перроне один-одинешенек. Билетная касса оказалась закрыта. Но во дворе я встретил мужчину, занимавшегося починкой подержанных "Жигулей".

"Где же здесь город?" - спросил я у него.

"Километров шесть от станции. Могу подвезти за умеренную плату". Солнце только выглянуло из-за горизонта, но уже начало припекать. Идти пешком по горячему асфальту совсем не хотелось. Вот только чтото подсказывало, что плата будет не такой уж умеренной. И это что-то не соврало! За свои услуги мужчина запросил аж двенадцать манатов. Снижать цену он никак не хотел. Пришлось согласиться. До города мы ехали молча. Угрюмый водитель думал о том, как потратит заработанные деньги, а я любовался открывающимися пейзажами. Серая лента шоссе вилась между покрытыми лесом склонами гор и морем. По обочинам росли незнакомые мне деревья. Мимо проносились дома с традиционными плоскими крышами и выжженные солнцем луга, на которых паслись худющие коровки, величиной с нашу собаку.

Астара оказалась маленьким сонным поселком, утопающим в зелени садов. Выглядела она симпатично, но на звезду никак не тянула. Я прогулялся вдоль главной улицы. Заодно пополнил запас наличных денег из единственного здесь банкомата. Потом отправился искать место, где можно было позавтракать. Буквально через каждые пять метров встречались заведения с вывеской "Чайхана", но выбор в них был не велик. Чай, кусковой сахар, минеральная вода и пиво. Один из чайханщиков направил меня в кафе со странным названием "555". Оно находилось рядом с автостанцией. Маленький дворик, усыпанный ракушечником, и несколько пустующих столиков - от всего этого веяло деревенским уютом. Увидев меня, хозяин заведения без лишних слов принес ведро колодезной воды для умывания, а затем пышущую жаром сковородку с рыбой и овощами.

"Настоящий астаринский осетр!" - провозгласил он.

Я удивленно захлопал глазами. "Для тебя все бесплатно, - продолжил хозяин, ловко сервируя стол. - Сейчас подойдут мои друзья. Расскажешь, откуда и куда идешь, что видел".

Это было так необычно даже для восточной страны, что я невольно насторожился. Через минут десять в кафе действительно зашло трое мужчин. Один из них был уже знакомым мне чайханщиком. Другие представились как учителя местной школы. Узнав, что я из Беларуси, чайханщик улыбнулся.

"А мы ведь почти земляки, - сказал он. - Я служил во флоте на крейсере "Минск". Значит, три года был минчанином".

"А я служил в пехоте под Осиповичами, - кивнул хозяин кафе, и, уже обращаясь к друзьям, добавил: - У них там такие огромные комары! Не комары, а просто звери".

Все рассмеялись. Я почувствовал себя более непринужденно и принялся за осетра. Политый сладким гранатовым соусом, он показался мне самым вкусным блюдом из тех, что доводилось пробовать когда-либо ранее.

После завтрака и короткой беседы о прелестях жизни в Беларуси и Азербайджане гостеприимные астаринцы помогли мне найти недорогое жилье. Дело в том, что единственная городская гостиница недавно была перестроена, получила четыре "звезды" и стала по цене совершенно недоступной для рядового путешественника. Зато я снял комнату с кондиционером и душем в доме местного жителя. Из окна открывался чудесный вид на яблоневый сад, а за садом шумел прибой. Стоило это удовольствие всего десять долларов. Вечером я отправился на пляж.

Впрочем, пляж - это сильно сказано. Оборудованных мест отдыха на море в Астаре нет. Есть просто берег, усыпанный крупным черным песком. Говорят, что такой же песок встречается лишь на Гавайях. Вода в Каспии прозрачная и не такая соленая, как в настоящем море. Выйдя после купания обратно на берег, я обнаружил около своей одежды двух пограничников с автоматами - мужчину и женщину. Мелькнула тревожная мысль о том, что паспорт я забыл в квартире. Но пограничники документов не спрашивали. Мужчина козырнул, а женщина поприветствовала меня и спросила:

"С какой целью вы прибыли в Астару?"

"Поближе к солнцу", - ответил я. Она вдруг улыбнулась и, показав на горы, над которыми по небу разливались розовые лучи дневного светила, сказала:

"Добро пожаловать! Солнца у нас много".

Пограничники попрощались и пошли вдоль берега дальше. Я смотрел им вслед и с сожалением думал, что завтра должен буду покинуть Азербайджан. Меня ждало путешествие в соседний Иран.

"Впрочем, - пронеслась в голове мысль, - в Иране солнца тоже предостаточно!"


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах