21.08.2008

 - Газета

Пятница в Исфахане

И вот я лечу в Исфахан. В город, про который лет десять назад я знал только то, что он на в Иране. А лет двадцать тому назад, пожалуй, впервые в жизни прочел это написанное латинскими буквами название - на черном флаконе духов производства Yves Rocher, которые завезли в Минск накануне развала Советского Союза.

Александр КУРГАНОВИЧ

Без базара нет Востока

И вот я лечу в Исфахан. В город, про который лет десять назад я знал только то, что он на в Иране. А лет двадцать тому назад, пожалуй, впервые в жизни прочел это написанное латинскими буквами название - на черном флаконе духов производства Yves Rocher, которые завезли в Минск накануне развала Советского Союза. Выстояв за подарком жене немалую очередь, я провел время не без пользы: вдоволь наслушался споров милых дам, как правильно произносить начертанное золотом на черном стекле слово - Испахан или Исфаган. Самые просвещенные покупательницы тогда убеждали менее просвещенных, что версия с Испаханом абсолютно неверная, ибо: неблагозвучная. Ну, и правда: какой пахан может быть посреди зноя юго-западной Азии? Там не паханы живут, а шейхи.

33-3a

Неправы, как стало ясно на месте, были и те, и другие любительницы духов, названных в честь древней персидской столицы. Но, чтобы понять это, следовало оказаться в этом славном городе, про который еще в XVI веке появилась местная поговорка: "Исфахан нест фе джайан", что переводится, как "Исфахан - половина мира". И не просто оказаться, а вначале приземлиться в Тегеране, а затем выехать на вполне приличные иранские автострады, на дорожных указателях которых встречается среди прочих вариантов и правописание через букву "э" в начале слова - то есть Эсфахан. Местные жители на наш вопрос, какое написание является верным, только посмеялись в ответ. Человеку, не владеющему арабским или фарси, пытаться воспроизвести восточную фонетику практически бесполезно.

Восточная сказка

Вообще-то, вылетал я в Тегеран с конечной целью попасть в Исфахан вполне подкованным товарищем. Благо, интернет нынче выдает любую справку-информацию о любом городе земного шара. Я знал, что в самом центре Исфахана расположена вторая по величине в мире площадь Нахш-Джахан (площадь Имама) с дворцом шаха, базаром и мечетями, которых здесь ни много ни мало - почти 200. Что над рекой Заянде, протекающей через центр города, построены многочисленные красивые мосты, в том числе и знаменитый Аллахверди-Хан или СиоСе Поль ("Мост 33 арок"), возведенный в 1602 году. Что находятся здесь знаменитые качающиеся минареты Менар-е-Джунбан, сооруженные в XIV веке. Что имеются в городе и церкви - Святой Марии и Вифлеемская, а также собор армянской церкви Ван, возведенный в 1606-1636 годах и являющийся одним из первых соборов в исламском мире. И даже мавзолеи есть в Исфахане - с названиями, словно взятыми из сказок "Тысячи и одной ночи".

Я также заранее предвкушал прохладу многочисленных парков, скверов и фонтанов, потому что успел прочесть, что жители города любят проводить свободное время среди зеленых насаждений.

Кстати, добраться до Исфахана не так уж сложно. Визу можно получить в посольстве Ирана в Минске. Но даже если таковой у вас на руках не оказалось, не стоит расстраиваться, а можно садиться в самолет. Семидневную визу без особых сложностей оформляют прямо в аэропорту Тегерана.

Долететь в сказочную Персию можно либо самолетами "Аэрофлота" через Москву, либо "Турецкими авиалиниями" через Стамбул. Все лайнеры приземляются в новом, открывшемся прошлой осенью аэропорту Хомейни в Тегеране, названном в честь отца исламской революции - аятоллы Хомейни.

33-3b

Приземлившись в Тегеране, мы оказались перед выбором: лететь в Исфахан самолетами местных авиалиний - билеты на них, к слову, продаются по весьма низким ценам, или ехать автомобилем. Мы выбрали автомобиль, когда узнали, что терминалы международного аэропорта и местных авиалиний разнесены по разным сторонам города. Перспектива таскаться с багажом в руках из одного в другой нас не прельстила. Мы дружно решили, что путь в 400 километров до древней персидской столицы никому не будет в тягость. И не ошиблись: полученные впечатления того стоили.

Из Тегерана в Исфахан ведут две практически равнозначные дороги. Больших отличий в них друг от друга я так и не обнаружил. Обе можно сравнить с белорусским участком трассы Брест-Москва. Одна из автострад, правда, является платной.

Зато очень заметно другое: обе дороги прекрасно освещены ночью почти на 70% протяженности. Сразу вспомнилась наша белорусская программа "Минус 100" и наши выполняющие план по энергосбережению населенные пункты: например, расположенный почти под Минском Острошицкий городок, в котором в ночное время светятся редкие уличные фонари.

Иран в этом плане можно назвать городом иллюминаций: на дорожном освещении здесь не экономят. Довольно часто встречаются на пути заправки, пункты отдыха - при их виде мне лично сразу вспомнились караван-сараи из восточных сказок.

Движение, несмотря на ночь, было достаточно оживленным. И имело ярко выраженную местную особенность: водители грузовиков явно тяготели ко второй полосе, хотя многочисленные плакаты на обочинах с надписью "Кип райт" требовали переместиться вправо. Облюбованную полосу они уступали легковым автомобилям только после моргания дальним светом - да и то с явной неохотой.

На полпути к Исфахану в городе с красивым дорожно-транспортным названием Дилижан мы сделали короткую остановку, чтобы в уютной чайхане попить чаю с лепешками, которые пеклись в печи прямо на наших глазах.

Лепешки были теплыми, чай крепким, сыр свежим. Так что остаток дороги после чая прошел в приятном созерцании иранских окрестностей. Но опять огорчила мысль, невольно пришедшая в голову: почему на наших дорогах нет подобных заведений? Тут же вспомнилось - с дрожью, несмотря на здешнюю жару - практически не отапливаемое зимой кафе под Оршей - на перекрестке витебской трассы, который все водители называют "оршанским": типичная советская "стекляшка" из числа тех, что возводились на исходе прошлого века на потребу невзыскательному дорожному люду СССР.

В Иране же вдоль дорог чайханы - колоритный и частый атрибут.

Встречались они постоянно на всем пути. Видны были издалека своим ярким, как у новогодних елок, освещением. Ассоциации с рождественской елкой родились неслучайно: каждую чайхану дополняли обильно украшенные разноцветными огоньками деревья. Если учесть, что в дальнейшем мы и другие свои поездки совершали в ночное время, можно с уверенностью сказать, что работали экзотические иранские пункты общепита круглосуточно. И встречали гостей угощениями не вчерашними, а с пылу с жару.

Гарем в парке отдыха

В Исфахан мы прибыли рано утром и быстро заселились в отель "Зафир", что на фарси означает "посол". Наступила, надо вам сказать, пятница, которая, как известно, в мусульманских странах является выходным днем - и мы решили провести его, как и положено на Востоке, на здешних базарах.

А потому, поспав три часа (больше не смогли - очень хотелось посмотреть город), вышли из отеля на улицу. Первое впечатление - нас поселили в глуши где-то на далекой окраине. Улицы были пустынны, редкие автомобили прошмыгивали мимо. А где же люди? Неужели еще спят?

Сделав круг по ближайшим улицам, вернулись в отель и попросили карту города. К нашему удивлению, оказалось, что живем мы в центре и площадь Имама буквально рядом. А людской толчеи на тротуарах, пояснили нам, нет именно из-за пятницы - все отдыхают дома или в парках. Естественно, первое обстоятельство нам проверить было сложно, а вот ближайший парк, расположенный вдоль реки, мы с удовольствием посетили. И что вы думаете? Под каждым деревом и даже кустом довелось с изумлением лицезреть многочисленные компании, которые, расстелив ковры на травке, пили чай из термосов, что-то с аппетитом жевали и много и громко общались. В этих компаниях, а, возможно, и в больших семьях, выбравшихся на свежий воздух, заметно преобладал женский пол. Но во главе группы сидел обязательно хотя бы один мужчина. И чем более представительниц слабого пола было вокруг единственного мужчины, тем более важным был его вид. Ну, просто идиллия из сказок Шахерезады!

Попробовал представить себе такую картину где-нибудь в парках наших городов и опять позавидовал. Вздумавших расположиться под сенью парковых деревьев отдыхающих администрация либо согнала бы с травы, либо родственнички просто перессорились в разгар пикника, выпив лишнего не из термоса, а из бутылки с характерной этикеткой. На мосту Си-о-Се Поль люди тоже бродили не спеша, некоторые молча сидели с задумчивым видом, глядя на водную гладь. Многие иранцы спускались к воде и по мелководью возле опор моста переходили на другой берег. Попробовали форсировать реку и мы, но быстро повернули назад. Честно говоря, испугались, что заиленное бетонное дно слишком коварно, а количество взятых с собой из Беларуси чистых брюк ограничено. Глядя на построенный из кирпича мост, предназначенный для быстрого перемещения конницы шаха на другой берег, мы не поверили, что у этого фортификационного и одновременно абсолютно цивильного сооружения почтенный возраст. Путеводители, однако, настаивали на его полувековом "с хвостиком" возрасте.

Восьмикратное эхо мечети Лутфоллы


Пока мы бродили по похожему на восточную сказку городу, время стало приближаться к вечеру, воздух посвежел, и количество людей на улицах начало прямо на глазах увеличиваться. До нас вдруг дошло, что ранее пустынная улица является главной торговой артерией города. С витрин поднялись закрывающие их решетки и жалюзи - магазины гостеприимно раскрыли двери. Судя по количеству торговых точек, разнообразию товаров, обилию покупателей, торговля, равно, как и шоппинг, для местных жителей - занятие если и не самое главное, то, наверное, самое любимое. И если в центре города магазины торговали едой, одеждой и лишь слегка сувенирами, то многочисленные лавки, опоясавшие в три ряда площадь Имама, были по своему экзотическому ассортименту целиком ориентированы на туристов.

Купить там можно любую диковинку. Причем из любой страны мира, как и положено на восточном базаре. Кривые ятаганы янычар. "Настоящие" венецианские вазы из Китая.

Шелковые ковры и скатерти. Медные кувшины, чайники, кофейники, лампы чуть ли не самого Алладина, кальяны и что-то еще, названия чему мы просто-напросто не знали. И, разумеется, в изобилии были представлены местные сладости. Конфеты "гяз" - типа ореховой нуги, медово-коричневого цвета, а также фруктовый сахар, разнообразные орехи.

К сожалению, знаменитый дворец шаха Али Капу находился на ремонте. И потому внутрь мы не смогли попасть - осмотрели только снаружи. А вот мечеть Шейх-Лотф-Алла (мечеть шейха Лутфоллы) посетили и потренировались в получении восьмикратного эха, обещанного в путеводителе. Насмотревшись и наторговавшись, каждый из нас не удержался и купил по восточному сувениру - попрощались с базарной площадью. Выбирались соседними улочками. На них нашим взорам предстали многочисленные мастерские, где местные умельцы прямо на глазах изготавливали "древнюю" посуду, которую мы только что видели в магазинах. И вдруг каждый из нас заметил еще один восточный феномен. С наступлением темноты неожиданно и чудесно преобразился вид самих улиц. Умело расставленная подсветка подчеркивала красоту не только старинных дворцов, мостов, мечетей, но и современных зданий, магазинов, фонтанов.

День заканчивался, утром предстояли дела и ближе к двенадцати мы отправились в отель. А на бульваре под уличными фонарями местные жители еще играли в нарды.

Справка

Исфахан - настоящий город-музей. Расположен на плато высотой около 1575 метров у восточных склонов хребта Загрос. Согласно преданиям, город существовал на этом месте еще в III тысячелетии до нашей эры. В VII-IX веках, а также с 1598 по 1722 год был столицей всей страны. В XI веке носил статус столицы империи Сельджуков. В 1237 году на Исфахан напали монгольские войска. А в 1387 году сюда вторглись воины Тамерлана.

Но горожане выдержали все испытания и продолжали украшать родной город.

Мечети, минареты и многочисленные школы (медресе), мавзолеи, мосты, построенные пятьсот, а то и почти тысячу лет назад, придают Исфахану особое очарование. Например, длина моста Хаджу, построенного в 1650 году, составляет 132 метра. Практически под каждым из мостов расположились уютные, покрытые коврами чайханы.

В восьми километрах западнее Исфахана находятся руины одного из самых известных зороастрийских храмов эпохи Сасанидов - Аташга. Своеобразной здешней достопримечательностью также можно назвать болота Гавхуни в 167 километрах от древнего города.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах