21.10.2010

 - Газета

Суздаль – российская глубинка

Глубинка этой огром­ной страны, пожалуй, начинается уже в ста километрах от Москвы и Петербурга. Мираж пропа­дает, и перед глазами встает облик совершенно другой России, увидев который, на­чинаешь глубже понимать творчество Толстого и До­стоевского. Москвы перво­го и Питера второго больше нет, зато есть глубинка, где описанные ими характеры живут и поныне. Город Суз­даль, как и расположенный в 25 километрах от него Владимир, входит в Золотое кольцо России. Однако со временем драгоценный ме­талл этого кольца заметно потемнел.

Яна ШИДЛОВСКАЯ, фото Сергея СКРЫННИКОВА

Глубинка этой огром­ной страны, пожалуй, начинается уже в ста километрах от Москвы и Петербурга. Мираж пропа­дает, и перед глазами встает облик совершенно другой России, увидев который, на­чинаешь глубже понимать творчество Толстого и До­стоевского. Москвы перво­го и Питера второго больше нет, зато есть глубинка, где описанные ими характеры живут и поныне. Город Суз­даль, как и расположенный в 25 километрах от него Владимир, входит в Золотое кольцо России. Однако со временем драгоценный ме­талл этого кольца заметно потемнел.

suzdal1

И дело вовсе не в том, что уни­кальные памятники истории и куль­туры приходят в упадок и погибают в запустении. Совсем наоборот - храмы и святыни в этой глубоко ре­лигиозной стране в великом почете. Впечатление портит, скорее, фон, на котором они возвышаются: здесь ца­рит атмосфера беспорядка, в кото­рой замерло время. К слову, время начинает замирать, когда в выход­ной день вы стоите в потоке машин в противоположном от Москвы на­правлении. Вначале в глухой проб­ке замирает кольцевая дорога, за­тем региональные трассы. Впрочем, москвичам не привыкать, ведь, как правило, их день начинается и за­канчивается пробкой. Исключения нет даже в уикенд, когда на доро­гу из Москвы в Суздаль длиной 211 километров уходит почти шесть ча­сов! Впрочем, утомительных про­бок можно избежать, отправившись в путешествие по железной дороге. Так, московские туристические ком­пании предлагают экскурсионные туры по городам Золотого кольца на ретро-поезде: например, 2-дневную поездку с посещением Владимира, Суздаля, Костромы и Ярославля.

Прямо на въезде в город в низ­ком, выкрашенном в белый цвет здании расположилось Суздаль­ское бюро путешествий и экскурсий, где вам в первую очередь посовету­ют посетить белокаменный кремль и Музей деревянного зодчества. У здания бюро плотным кольцом вы­строились торговцы сувенирами. На деревянных настилах небрежно раз­ложена продукция суздальского су­венирного цеха. Здесь выбор мень­ше и цены ниже, нежели в центре, но после полу­дня дельцы, как правило, отправляются более хлебное место - на центральную Торговую площадь.

Выходных в Суздале ждут с осо­бым нетерпением. Поскольку город в основном живет за счет туризма, то уикенд, как правило, приносит наи­большую прибыль. К 12 часам при­парковать машину в центре прак­тически невозможно. В нескольких десятках метров от площади есть парковка, где за 50 рублей в час оде­тый в фуфайку охранник станет при­глядывать за вашей машиной. Од­нако водители дружно игнорируют заманчивое предложение, беспоря­дочно паркуя автомобили на обочи­не главной дороги или же во дворах. В городе становится многолюдно. Кажется, будто все десять тысяч жи­телей городка от мала до велика вы­сыпали на улицу, чтобы предложить туристам свои услуги. Упитанные старушки, плотно замотанные в цветные шерстяные платки, по тра­диции, издавна сложившейся в этих краях, выставляют на продажу соле­ные бочковые огурцы по 10 рублей за штуку. Только подают их теперь не в деревянной ^ посуде, а прямо из рас­/ сола кладут в крохотные полиэтиленовые паке­тики. Рядом товарка по бизнесу предлагает сахарные леденцы на палочке. Деревян­ный лоток торгов­ки полон разноц­ветных петушков, в сахарную основу которых изо­бретательная хозяйка до­бавляет теперь ягоды вишни, черники или клюквы. На низких деревянных сто­ликах, покрытых клеенкой или тон­ким покрывалом, плотными рядами стоят пластиковые бутылки с высо­ким горлышком, наполненные слад­кой медовухой производства мест­ного завода с ценниками от 140 до 180 рублей. Попробовать суздаль­ский напиток можно в торговых ря­дах на центральной площади, од­нако многие туристы от покупки больших партий воздерживаются: в крупных гипермаркетах Москвы и близлежащих к ней городов медову­ха на несколько десятков рублей де­шевле.

Чтобы обойти торговые ряды, вам понадобится от силы полчаса. Ассор­тимент товаров в разных палатках различается мало: всюду вы найде­те деревянных матрешек, покрытую лаком булаву, расписные шкатул­ки, валенки, вязаные платки и носки, магниты. Большее разнообразие на­блюдается, пожалуй, лишь в ценах -  разница может доходить до 15-20 рублей.

suzdal2

Суздаль вошел в Золотое кольцо России неспроста - здесь сохрани­лось множество культовых сооруже­ний. Представьте: в городе меньше нашего Браслава - пять монасты­рей и около двух десятков церквей! В один лишь ансамбль Торговой площади входит шесть действую­щих святынь. От центральной пло­щади до главной достопримечатель­ности города - Суздальского кремля - можно пройти пешком, а можно нанять извозчика. Правда, четырех­местный экипаж следует по булыж­ной мостовой длиной всего 300­400 метров. Через 2-3 минуты, едва успев привыкнуть к езде под шапкой суконного балдахина, вы вынужде­ны его покинуть, заплатив вознице по 100 рублей с человека.

В стенах Суздальского кремля шумно: экскурсоводы пафосным го­лосом произносят мастерски заучен­ный текст, стараясь перекричать сто­ящих неподалеку коллег. Мгновенно бросается в глаза большое коли­чество организованных групп, осо­бенно - состоящих из школьников. В стране неплохо развит внутрен­ний туризм - россияне активно посе­щают памятные места, интересуются историей, а к соблюдению тради­ций относятся ревностно: стоит зай­ти в храм с непокрытой головой или под руку со спутником, как местные прихожанки преклонного возрас­та начинают энергично шикать. К со­жалению, духовной пищей голодно­му желудку не поможешь. Поэтому, обойдя несколько храмов, относя­щихся к кремлю, мы отправляемся на поиски съестного. Вывеска «Тра­пезная» приходится весьма кстати, а фраза «нашему меню триста лет» сулит много аппетитного. Но стоило нам очутиться внутри - и наши на­дежды отведать превосходной мо­настырской кухни разбились вдре­безги. «Трапезная» оказалась весьма гламурным рестораном с меню, в ос­новном состоящим из мясных блюд и европейских салатов. «Вы должны следовать желаниям своей души», - загадочно посоветовала официант­ка, разглядывая наши хмурые лица, и после наших тщетных попыток вы­яснить, почему в ресторане так мало любимой монахами рыбы, решила оставить нас с меню наедине. Вос­пользовавшись советом, мы не ста­ли насиловать душу, искренне на­деясь найти что-нибудь по вкусу за пределами «Трапезной». Как оказа­лось, в воскресенье в переполнен­ном туристами Суздале с местами в точках общепита туговато. «Калач», где туристы довольствовались са­латом оливье и блинами, а сдобы не было и в помине, был перепол­нен. Та же картина ждала нас в «Хар­чевне», в «Трапезной Сурикова» и в «Привратницкой». Впрочем, если позволяет время, можно обойти все кафе и рестораны, которых в Суздале больше тридцати (с грустью вспоми­наю Браслав, где на весь город - два кафе и два ресторана). Любопытно просто читать вывески, среди кото­рых встречаются весьма колоритные названия: «Лосось и кофе», «На Яру», «Граф Суворовъ», «Бальзаминов дворик». Кстати, весьма заманчивой нам показалась идея отобедать пря­мо на улице, благо погода была пре­красная. На небольшом холме у до­роги, прямо напротив деревянной церквушки, приторговывали снедью слегка подвыпившие мужики. На пень срубленного дерева был водру­жен пузатый самовар. Правда, вме­сто сапога из него торчала высокая труба, из которой многообещающе валил пар. На красном пластмассо­вом столике, который в композиции с зелеными и весьма ненадежны­ми на вид стульями нам смутно что- то напоминал, стояли придавленные бруском одноразовые тарелки и не­сколько старых кастрюль. Завидев туристов, хмельные продавцы не­хотя вставали с лежащего на земле бревна и, выдавливая из себя улыб­ку, радушно произносили: «Не жела­ете чаю? Горячих пирожков?» Стулья уныло пустовали.

Российская глубинка мне пред­ставлялась именно такой - беспоря­дочной, неряшливой, неожиданной.

Только здесь можно услышать исполненный на аккордеоне марш «Прощание славянки», звучащий в унисон со звоном колоколов окрест­ных церквей. Добродушный аккор­деонист в потертых джинсах и ков­бойской шляпе, похоже, заработком доволен. Собрав выручку, он на­правляется к элегантному черному «Фольксвагену», видимо, решив пе­ребраться в другую часть города.

Только здесь можно с замирани­ем сердца взобраться на крепост­ные валы вокруг кремля в надежде насладиться живописными видами - и увидеть грязную реку Камен­ку, местами напоминающую ручей, а местами болото. С любопытством наблюдаем, как туристы, желающие попасть на противоположный берег, осторожно пробираются по шатко­му мостику, а через пару минут от­правляемся туда сами. По дороге нас окликает старушка. «Купите пирожок с яблочками! Пожертвуйте рубль на котенка!» - пронзительно взвизгива­ет она. «Ну что за люди! Рубля жал­ко!» - кричит старушка уже в спину.

Преодолев деревянный мосток, вы оказываетесь у Музея деревянно­го зодчества на окраине Суздаля. По задумке этот комплекс сродни на­шим Дудуткам и Строчицам. Из раз­ных сел Суздальского района сюда привезли деревянные строения: церкви, жилые избы, хозяйствен­ные постройки. На улицах деревуш­ки стоят избы крестьян-середня­ков и дома зажиточных крестьян. В каждый дом можно войти, предва­рительно согнувшись, - потолки в домах были низкие, а оконца кро­хотные, едва пропускавшие свет. Обстановка в домах оригинальная, со старинной мебелью и посудой. В каждой избе сидит смотрительница, укутанная в теплый осенний кафтан и обмотанная цветастым шерстяным платком. Некоторые из них владеют старинными ремеслами и показы­вают, как, скажем, ткали половики на небольших деревянных станках. Вокруг жилых изб расположились хозяйственные постройки: сараи, овины, амбары, колодцы, бани, а неподалеку возвышаются мельни­цы. В одной избе расположилась су­венирная лавка с богатым выбором керамической посуды. Ее делают в Суздале монахи Покровского мона­стыря, и на всех работах красуется авторское клеймо. Впрочем, это слу­жит вторым аргументом их высокой стоимости. Первый - это бесспор­ное качество. Посуда сделана акку­ратно и может служить на современ­ной кухне. Среди кружек и блюдец, кувшинов, горшочков для запека­ния мяса и картошки оригинально выглядела чесночница - привыч­ной формы глиняный горшок с руч­ками и крышкой, только с дырявыми стенками. Улицы деревни украшают Преображенская и Воскресенская церкви. Одна из них, как утвержда­ют музейные сотрудники, построе­на без единого гвоздя, вторая - дей­ствующая.

На выходе из музея сталкиваемся еще с одной неожиданностью: прямо у деревянного забора стоит старень­кий «Москвич». Его открытый багаж­ник уставлен банками, полными ма­ринованных помидоров, огурцов, перца и овощного лечо, собранных в окрестных лесах грибов. Кстати, неплохой сувенир: открыв баночку соленых огурчиков, можно под их хруст вспоминать колорит русской глубинки.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах